Шабаш

Факты. События. Комментарии
№43 (549)

Получил письмо от американского товарища: «В российской Сети очень много злорадства по поводу гибели Анны Политковской. Хотелось бы знать, организовано это улюлюканье или вырывается спонтанно. Второе было бы наихудшим вариантом».
Увы, не по наущению, а из самого что ни на есть сердца. Но вначале какой-нибудь журналист-писатель пишет что-нибудь под названием, к примеру, «Городская сумасшедшая». Оно выставляется на интернет-форум. И начинается обсуждение. Приготовьтесь.[!]
- Несмотря на то, что читать ее корреспонденции без ядовитой слюны никак не мог, не считаю полезным для государственной политики убийство женщины и матери.., и никакими интересами невозможно оправдать подобное.
- Государство тут ни при чем. Таких, как она, десятки. Всех убивать? Так новые набегут, на стотысячные долларовые гранты желающих хватит. Да и опасны они были раньше, когда им верили и их читали.
- Не будь Политковской и таких, как она, не погибли бы тысячи нечеченских женщин и детей в Чечне. Беслана и Норд-Оста могло не быть.
- Бешеная собака не виновата в своей болезни, но... Пристрелить ее необходимо, даже если это будет на глазах детей... Но опять же, в этом случае все еще прозрачнее. Мертвая Политковская - более сильное оружие, чем живая.
- Полно людей, относящихся к ней с гадливостью или недоверием. Но нет. Опять потек этот “правозащитный” гной - “рука Москвы”, “Кровавая гэбня” и прочая ересь...
- Настоящая Россия воспрянет, поверьте. А пока вы этого не понимаете, вы все и есть вот такие городские сумасшедшие, наполовину прекраснодушные придурки, наполовину ссучившиеся подонки. А в целом - моральные уроды, которых только и хочется что убить.

Кто это пишет? О фашиствующих и говорить не будем. С ними все ясно. Но, увы, круг ненавистников гораздо шире. Большинство анонимно. Но попробую определить, поделюсь догадками-соображениями. Очевидно, что в основном люди молодые, безусловно – не люмпены. Безусловно – грамотные. Не рабочие и не крестьяне. И не сплошь и рядом сотрудники милиции, прокуратуры, ФСБ.
Тогда – кто? Вначале расскажу грустную короткую историю. В Москву из Америки приехал русский писатель – политзаключенный еще сталинских времен, знаменитый настолько, что его имя даже нынешняя молодежь слышала. Выступал перед студентами Московского института управления, в котором готовят экономистов, менеджеров (название института я изменил). Представлял гостя известный публицист и политик из поколения шестидесятников.
Студенты выслушали его. Выслушали гостя. И – все.
НИКТО НЕ ЗАДАЛ НИ ОДНОГО ВОПРОСА.
Они им были неинтересны, у них впереди и в мечтах – совсем другая жизнь и другая стезя, другие планы и мысли.
Вот я и полагаю, что очень многие авторы комментариев в Интернете – из этой генерации. Молодые и благополучные. Только возрастом постарше лет на 10-15. Их жизнь начиналась не с элитных институтов, но и не с нуля. Овладев необходимой специальностью, они устроились в фирмы, сделали карьеру, получают большие деньги. Большие – не по сравнению с капиталистами, хозяевами, а по сравнению с рядовыми россиянами. Иметь возможность свободно ездить за границу, когда душа пожелает, менять машины через три года, покупать квартиры и дачи – что еще могут желать молодые люди 30-40 лет, детство которых пришлось на советские годы, а отрочество и юность на кошмар гайдаровских реформ, той самой шоковой терапии. Они ведь помнят юной памятью растерянность и безысходность в глазах родителей... Зато сейчас они восполняют все!
Их отношение к политической и олигархической власти России точно выражается их же словами: «Это коммуняки никому ничего не позволяли. А эти сами имеют и другим позволяют...»
И потому для самых агрессивных из этой генерации Анна Политковская – враг, она критиковала власть, при которой они стали благополучными. Сознательно, подсознательно, впрямую или опосредованно, но по сути именно так. А идейная оболочка всегда приложится, причем выглядит вполне искренней, как и любая идейная оболочка.
Отдельно надо привести высказывания людей, которые жалеют Политковскую, осуждают ее убийство, но считают, как президент Путин, что она наносила «ущерб».
- Когда убивают блаженных, с момента своей смерти они становятся вне критики. Нельзя их убивать. Даже если они ведут страну к пропасти.
- Грех радоваться смерти человека... Земля ей пухом. И пусть ей справедливо и милосердно воздастся по делам и помыслам ее. Но вот наследие ее - пугает. Как пугает наследие разных прочих сахаровых.
Видите, и Сахарова «заклеймили».
Чтобы читатель не впал в полное отчаяние, приведу и другие комментарии.
- Офигеть, ребята, что делается. Ведь всё, что вы обсуждаете - стоило убивать Политковскую или нет. Вдумайтесь! Интересно, сколько из вас оправдает убийцу, вздумай государство его изловить и объявить всенародный референдум. Глядишь, ещё и Героя России дадут после подсчёта голосов. Вы вообще люди или волки? Стыдно и очень печально...
- Страшно жить в стране, где одни убивают, а другие начинают плясать и дружно плевать на труп.
- Может, у меня склероз старческий, но, по-моему, еще 10 лет назад было просто немыслимо орать вслух такие слова про убитую журналистку, нравилась вам ее работа или не нравилась. Вы что, братцы, совсем уже ох...? Ладно бы один какой-нибудь менингитчик тявкал, но тявкает-то целая огромная свора, сотни, если не тысячи! Нет, ребята, п... что-то у нас в стране.
Обязан сказать, что слова в защиту Политковской тонут, теряются в человеконенавистническом потоке. Но учтем, что злобные и агрессивные - всегда на виду и на слуху, они активны, сами всюду о себе заявляют – это, во-первых. А во-вторых, снова и снова вспоминаю результаты социологического исследования в Саратовской области. На вопрос, кем опасно быть в нашей стране, абсолютное большинство ответило – опаснее всего быть честным журналистом. То есть народ – это далеко и не только те, кто беснуется и радуется убийству Анны Степановны Политковской, матери двоих детей.
Но сам факт и масштабы публичного выражения такой радости и ненависти внушают большую тревогу за нравственное и психическое состояние нации.