Статистический стакан: пуст он или полон?

В мире
№19 (577)

Знаменитая реплика Марка Твена по поводу преувеличенных слухов о его смерти, несмотря на изрядную ее заезженность, как нельзя лучше подходит для ответа на публикации, содержащие прогнозы дальнейшей судьбы Израиля.
То, что арабские СМИ предрекают Государству Израиль близкую кончину, не вызывает удивления – они занимаются этим уже пятьдесят девять лет. На фоне явных заявлений о «незаконности сионистского образования» имеют место также попытки косвенной пропаганды: зачастую из контекста их публикаций следует, что якобы аналогичное мнение высказывают и руководители государств, имеющих с Израилем дипломатические отношения. Так, на сайте «Палестинский информационный центр» (www.palestine-info.ru) в опубликованном в феврале интервью, которое Владимир Путин дал телеканалу «Аль-Джазира», содержащееся в прямой речи президента России название Государства Израиль взято в кавычки - точно так же, как и в задаваемых ему вопросах. Все это – дешевые пропагандистские приемы, на которые не стоит обращать внимания.
Когда же в израильской прессе, особенно русскоязычной, появляются материалы, хотя и не предрекающие явного апокалипсиса, но рисующие будущее еврейского государства уж в очень мрачном свете, очень хочется возразить.
Уныние авторов подобных публикаций вызывают, главным образом, статистические данные, касающиеся демографической ситуации. Но, на мой взгляд, здесь срабатывает эффект стакана, налитого до половины. Известно, что пессимист назовет его почти пустым, а оптимист – почти полным. Давайте посмотрим на этот стакан не предвзято.
В отчете, опубликованном Центральным статистическим бюро по итогам 2006 года, сообщается, что прибывших в страну в прошлом году, было на пять тысяч меньше, чем тех, кто ее покинул. За прошедшие шесть лет доля еврейского населения уменьшилась на 1.8 процента, а доля мусульман увеличилась на 1.1 процента, при том, что не относящих себя ни к одной религии, стало на 0.7 процента больше.
Еврейское население в течение последних трех лет увеличивалось прежними темпами, причем  86,5 процента пришлось на естественный прирост, а 13,5 - на репатриацию.
Рост мусульманского населения существенно замедлился: если в течение последних десяти лет среднестатистическая арабская женщина рожала 4.7 ребенка, то теперь этот показатель составляет 4.
О чем говорят цифры?
Пессимисту видится конец света: массовый отъезд евреев в страны исхода, или просто туда, где лучше, при полном прекращении притока репатриантов; страну заполоняют мусульмане и неевреи. Достаточно любого мало-мальски серьезного конфликта с соседними странами - и Израиль прекратит свое существование.
Оптимист внимательно читает статистический отчет и видит, что цифры ничего подобного не сулят. Давайте посмотрим сами.
Относительное увеличение нееврейского населения объясняется тем, что из стран СНГ к настоящему моменту репатриировались практически все полные еврейские семьи. Те, что едут сейчас, в основном смешанные, в которых евреем по Галахе является лишь один из супругов, а дети считаются таковыми лишь в тех случаях, когда этот супруг – жена. Такое наблюдение подтверждается тем, что увеличивается количество людей, не причисляющих себя ни к одной из религий,
Не может не радовать и тенденция увеличения рождаемости в еврейском секторе при одновременном уменьшении в арабском.
Единственное, в чем позиции и пессимистов, и оптимистов совпадают, это отношение к появлению отрицательной миграции. На этом тревожном факте стоит остановиться особо.
Отъезд из Израиля в основном наблюдается среди репатриантов из стран СНГ. Нам говорят, что они, уехав в девяностые годы из политически неустойчивых и бедных в экономическом отношении стран, ныне возвращаются в стабильные государства, в которых могут реализовать свои амбиции.
Нам также говорят, что, приехав в Израиль, репатриант попадает в чуждую среду, испытывает дискриминацию при поиске работы и жилья. В девяностые годы такие факты наблюдались. Существовал казавшийся непреодолимым языковый барьер, имело место, мягко говоря, настороженное отношение старожилов к новичкам. Сегодня, попадая в страну, репатриант из СНГ может встретить говорящих на русском языке на каждом углу. И сейчас это для многих не плюс, а минус, так как заметно уменьшает мотивацию к изучению иврита.
Много еще что говорится о трудностях вживания. Но, помилуйте, какая еще страна в мире делает хотя бы часть того, что делает Израиль для своих новых граждан? Даже в США социальная помощь является относительно новым явлением, а до этого люди ехали сюда на свой страх и риск.
Вот почему Сохнут должен совершенно четко разъяснять потенциальному репатрианту, что в Эрец Исраэль не текут молочные реки с кисельными берегами, что это нормальная страна, в которой для того, чтобы состояться, необходимо приложить усилия. Иначе завышенные ожидания репатриантов не оправдаются, наступит разочарование, что вызовет желание вернуться в страну исхода
Есть и еще одно соображение.
Еще в начале прошлого века, живя в Одессе, Жаботинский подчеркивал, что устремление еврейской молодежи в подпольное социалистическое движение, а также появившаяся тенденция к ассимиляции являются основными врагами сионизма. Он был убежден, что попытка раствориться в чужой среде, чужой культуре обречена на провал. В пьесе «Чужбина» Жаботинский предсказал, что услуги, оказываемые еврейской молодежью революции, будут в конце концов отвергнуты. Что, к сожалению, подтвердилось на все сто процентов.
Оно актуально и сегодня.
То, что в России мы наблюдаем своеобразный ренессанс еврейской жизни и еврейского образования, а также наличие евреев в политическом и экономическом российском истеблишменте, никого не должно вводить в заблуждение. К сожалению, жизнь множество раз показывала, что как только ситуация в той или иной стране, где живут евреи, дестабилизируется, начинаются поиски виноватого, на роль которых лучше евреев претендентов не найти.
Исходя из этого, необходимо, чтобы Сохнут не довольствовался расплывчатыми приглашениями к репатриации, а доводил до сознания каждого еврея, что единственный его дом – Израиль.
Читатель может спросить, к какой категории - к пессимистам или к оптимистам - относит себя автор.
И автор должен честно ответить, что, в силу своего возраста и жизненного опыта, он не относит себя ни к тем, ни к другим. Глядя же на статистический стакан, автор констатирует, что тот наполнен наполовину, и уверен при этом, что со временем он будет полон.