СЛОЖНОЕ СОСТОЯНИЕ

В мире
№19 (577)

В Московской патриархии призвали к отставке главного редактора радиостанции “Эхо Москвы” Алексея Венедиктова и главного редактора газеты “Московский комсомолец” Павла Гусева.
Из-за того, что патриарха Алексия Второго не было ни на отпевании Бориса Ельцина, ни на отпевании Мстислава Ростроповича, поползли слухи о его болезни. Посетители сайта “MK.ru” предположили, что церковь скрывает информацию о тяжелом заболевании владыки. Радиостанция “Эхо Москвы” говорила о “сложном состоянии”.
К счастью, слухи оказались ложными, вскоре Патриарх появился на богослужениях, встретился с журналистами. “Я жив и здоров... Никакого аортошунтирования у меня никогда не было и не было никакой клинической смерти, иначе бы я сегодня не служил здесь, как и было намечено до отпуска”, - сказал он.
И на этом можно было бы поставить точку, возблагодарив Господа.
Но глава пресс-службы патриархии отец Виктор (Вигилянский) обвинил “Московский комсомолец” и “Эхо Москвы” в умышленном распространении ложных слухов: “Шумиха вокруг мнимой смерти Патриарха не была случайна... В произошедшем твердо видны злые намерения. Одной из целей клеветы могло быть желание посеять смуту в отношении подписания Акта о воссоединении Русской Православной Церкви за границей с Русской Православной Церковью. С другой стороны, целью клеветнической пиар-кампании могло быть желание проверить, как будет себя вести Церковь и архиереи, лишившись архипастыря... Я считаю, что Алексей Венедиктов и Павел Гусев должны подать в отставку”.
Естественно, журналисты ответили. Павел Гусев сказал, что о “тяжелом состоянии владыки” писали не журналисты “Московского комсомольца”, а посетители форума на сайте “MK.ru”, который имеет своего директора и своего главного редактора. Газета же “не писала ни одной строчки о смерти патриарха - мы давали комментарии, что эта информация не соответствует действительности”.
Алексей Венедиктов заверил, что “Эхо Москвы” сообщало только лишь о том, что патриарх находится на лечении в Швейцарии, а формулировка “сложное состояние - это вопрос интерпретации... Я думаю, если бы состояние его не было сложным, он обязательно приехал бы на отпевание Бориса Ельцина или Мстислава Ростроповича”.
Что же до отставки, то главный редактор “Московского комсомольца” отреагировал жестко: “Мы живем в светском обществе, и не дело церкви давать указания руководителям СМИ... Хватит у нас чиновников, которые затыкают рот...”
И, в свою очередь, обвинил в случившемся отца Виктора: “Я бы на месте руководителя пресс-службы патриархии немедленно подал в отставку. Как только пошли такие слухи, надо было пресс-службе четко и ясно сказать, что патриарх лечится. Пресс-служба молчала и потому только усугубила ситуацию... Если появилась такая информация о патриархе, имеет смысл об этом говорить. Патриарх - человек, который имеет очень большое значение для России”.
Тем не менее Павел Гусев и Алексей Венедиктов принесли извинения святейшему владыке.
И на этом опять же можно было бы поставить точку.
Но масла в огонь подлила бульварная газета “Твой день”. Она написала о заговорщиках, изменниках, агентах ЦРУ и прочих внешних и внутренних врагах, которые пытаются воспрепятствовать воссоединению церквей.
Да мало ли что пишут таблоиды. Стоит ли обращать на них внимание. Но “Твой день” ссылается на “внутреннее расследование РПЦ”, на протоиерея Всеволода (Чаплина), заместителя главы отдела внешних церковных связей, на его интервью газете, приводит его высказывания. Например, такие: “Заговорщики готовы использовать любые методы, чтобы разделить русский православный мир”.
Надеюсь, что это “утка”. Как-то странно, что высокий церковный иерарх даёт интервью “желтой” газете. В то время как ему открыты страницы самых солидных изданий.
Но общая атмосфера, словесное оформление наводят на ассоциации. Когда бульварная газета оперирует советскими контрпропагандистскими штампами, нельзя не задуматься. Да и отец Виктор (Вигилянский), в прошлом журналист, сотрудник “Огонька” перестроечных лет, ныне требующий отставки руководителей популярных изданий – тоже весьма странное явление.
Тут не только вольное или невольное следование ветрам сверху. Но и мощному движению снизу. Опросы социологов свидетельствуют, что большинство россиян за введение цензуры. Правда, под цензурой респонденты часто имеют в виду запрет на телевизионный показ сцен насилия, жестокости, но власть вполне может пренебречь частностями и руководствоваться “гласом народа”. Общее же направление обозначается совершенно определенно – так называемый порядок, так называемая твердая рука.
Однако руководитель Центра развития информационного общества политолог Игорь Юргенс считает иначе: “Число тех, кто НЕ заинтересован в закручивании гаек, расширяется. Это происходит хотя бы потому, что увеличивается слой, который можно назвать средним классом. Этим людям есть что защищать. Можно предположить, что сейчас этот сегмент достиг где-то 20 процентов населения. Остальные категории людей, с моей точки зрения, безусловно, склонны к закручиванию гаек. Почему? В обществе не достигнуто согласие по поводу справедливости приватизации и раздела собственности”.
Надо сказать, странный оптимизм. При том, что 80 процентов населения – за закручивание гаек.
“Десять лет назад мы начинали всего с 5 процентов, причислявших себя к среднему классу, - возражает Игорь Юргенс. - К тому же, по данным ряда социологических опросов, мироощущение в обществе в целом скорее хорошее. На фоне такого мироощущения и экономических тенденций нынешние 20 процентов имеют шанс вырасти”. 
Дай бог, конечно. Но, на мой взгляд, Игорь Юргенс напрасно количественный рост среднего класса (если он есть, рост!) автоматически отождествляет с количеством людей, не желающих закручивания гаек, стремящихся к свободному образу жизни, к открытому обществу.
Может быть, со временем так оно и будет. Пока же – наоборот. Бизнес настолько связан с властью, преуспевание каждого предпринимателя настолько зависит от чиновников, что они превратились в единое целое.
То есть человек, вошедший в систему, уже не желает, чтобы пресса свободно говорила обо всём и обо всех. Разумеется, речь идет  не только о бизнесе.