ЧЕГО ВЫ БОИТЕСЬ?

Экспресс-опрос "РБ"
№41 (547)

В сердце любого отца и любой матери любовь к детям сочетается со страхом за них. Когда они маленькие, мы боимся за их здоровье. Когда растут, число наших страхов множится. Мы волнуемся за успеваемость детей, за их увлечения, за их друзей и за их будущее. Не попадут ли они в дурную компанию? Не будут ли плохо учиться? Не будут ли прогуливать школу, перекрыв себе дорогу к приличному образованию? Не попадут ли в уличную банду? Не станут ли увлекаться наркотиками? Не будут ли встречаться с совершенно им не подходящими девушками (юношами), которые разобьют их сердца? Не попадутся ли в силки сексуальных хищников, которые бродят в киберпространстве в поисках добычи? Смогут ли наши дети стать счастливыми, уверенными в себе людьми? Найдут ли они достойное место в американском обществе?..
К сожалению, в этом обществе детей и подростков подстерегают многочисленные искушения и столь же многочисленные опасности. Скандал, связанный с конгрессменом Марком Фоли, и расстрел безумцем Чарлзом Робертсом школьниц из общины эмишей еще раз показали нам, что опасность может крыться там, где ее меньше всего ждешь. Угроза может исходить от законодателя, который, по идее, должен защищать детей от педофилов. Убийца-маньяк может осуществить свои фантазии в тихом и, казалось бы, оторванном от современного мира с его кошмарами городке. No safe place...
Конечно, родители стараются укрыть и предостеречь детей от всевозможных опасностей. И прибегают при этом к всевозможным воспитательным методам: старомодным и новаторским, консервативным и либеральным, шаблонным и оригинальным. И все же страх за детей никого не отпускает...
Чего именно вы боитесь?
Что, на ваш взгляд, представляет наибольшую опасность для детей?
Что вы делаете для того, чтобы оградить их от этой опасности?
Олег Михайлов,
представитель компании Prime Time Transportation:
Наибольшую опасность для детей, на мой взгляд, представляют... родители, которые слишком много времени посвящают самим себе, в частности, - своей работе. Такие родители уверяют себя и окружающих, что они трудятся ради светлого будущего детей, но на самом деле это не так. Они, часто сами того не осознавая, трудятся ради своей карьеры, ради богатства и славы.
Я никогда не был таким отцом, но среди моих приятелей и знакомых подобных людей много. И я стараюсь оградить от опасности их детей, пытаясь убедить родителей, что они выбрали ложный путь. Дети больше нуждаются в их внимании, чем в их достижениях и деньгах.
Вера, программист,
мать 13-летней дочери:
У моей дочери – сомнительные друзья и подруги, и я боюсь, как бы она ни начала преждевременно приобщаться к сексу. Это все сказки, что в Америке сексуально активных девочек не воспринимают плохо. Очень даже плохо их воспринимают: среди школьников слово slut такое же распространенное и ругательное, как слово loser. Кроме того, ранние неудачные романы могут разочаровать ее в мальчиках, в любви, вызвать у нее разные комплексы...
Что я делаю, чтобы оградить дочку от опасности? Читаю ей лекции, но стараюсь не переступать грань, чтобы не вызвать в ней дух противоречия.
Борис Спектор,
физиотерапевт:
Мой ребенок еще слишком маленький, чтобы думать о серьезных опасностях. Пока что меня волнует только одно: чтобы он меньше болел в садике. Остальное – вопрос будущего.
Дина, секретарь,
мать 10-летнего сына:
Для моего сына главная опасность – его собственный взрывной характер. В нем очень сильно развито чувство справедливости, и он всегда бросается на защиту тех, кого обижают. В школе он часто дерется. Мой муж, который в молодости увлекался боксом, натренировал сына, и он может защитить и себя, и тех, кто слабее. Но я все же за него боюсь. Рано или поздно, не сейчас, так через несколько лет, нрав может его подвести: какой-нибудь хулиган, которого он побил (за дело), нападет на него из-за угла вместе с дружками. И тогда все может случиться....
Мы с мужем решили направить агрессию сына в нужное русло и повели его на карате. Пусть учится новому виду борьбы, а заодно – умению сдерживать свой гнев.
Олег, бухгалтер, отец 15- летнего сына и 12-летней дочери:
Главная опасность? Наркотики, наркотики и еще раз наркотики. Их пробуют все американские школьники, но главное, чтобы от проб дети не перешли к пристрастию. Как я ограждаю моих детей от наркотиков? Без всяких церемоний веду их к врачу, заставляю сдавать анализ мочи. Они знают, что со мной шутки плохи.
Борис, менеджер медицинского офиса:
Мои дети уже достаточно взрослые и самостоятельные, но когда они были маленькие, у нас с женой не было времени за них бояться. Надо было думать об их college fund. Мы с женой работали, работали и работали.
Сюзанна,
мать 14-летнего сына:
Мой сын – очень азартный, и я боюсь, как бы он не стал игроком вроде своего дяди – брата моего мужа. В отличие от Союза здесь за любовь к азартным играм не сажают за решетку, но, согласитесь, что участь игрока почти такая же страшная, как и участь наркомана: все приносится в жертву ради игры.
Я стараюсь, чтобы азарт сына приносил ему пользу: поощряю его стремление быть самым лучшим в школе, соревноваться с друзьями во всем – и в учебе, и в спорте.
МарьЯна Нетис,
директор образовательных и культурных программ Еврейского центра Бенсонхерста:
Мои дети уже выросли, но я не могу сказать, что страхи полностью улеглись. Они просто затаились. Чего я боялась больше? Наверное, плохого влияния со стороны. Поэтому всегда старалась, чтобы дети находились в хорошей среде, чтобы их окружали надежные друзья, чтобы они были заняты и чтобы у них не было времени смотреть по сторонам. Я никогда не волновалась по поводу того, что дети устают, что они перегружены. Я считала, что это хорошо, и своего мнения на сегодняшний день не изменила.
Юрий, отец 16-летнего сына
и 10-летней дочери:
Я боюсь, что мои дети не найдут любимого дела. Америка – страна трудоголиков, люди большую часть жизни проводят на работе. И если человек не любит свою работу, он будет трудиться без энтузиазма, через силу, а значит, уставать, злиться на жизнь, стареть физически и морально. Мой сын уже сейчас хочет выбрать специальность, определиться, но я советую ему не спешить. Выбор профессии столь же важен, как выбор мужа или жены.
Светлана,
мать двух дочерей 11 и 9 лет:
Мои дочки – очень разные и все время ссорятся. Я боюсь, что такие же отношения у них будут, когда они вырастут. И тогда не смогут оказывать друг другу поддержку в жизни. А ведь это так важно!
Наверное, загадывать вперед не стоит, но, как говорится, у страха глаза велики. Я стараюсь, чтобы они почаще делали что-то вместе, например, помогали мне на кухне в выходные. Но это всегда кончается ссорой.
Любовь Лерентрахт,
владелец детского сада
Garden of Youth:
Мои дочки уже взрослые, и главные страхи – позади. Но я все еще боюсь, когда они садятся за руль, боюсь, чтобы к ним кто-то не пристал на улице вечером, чтобы им не повстречались разные безумцы, которые, к сожалению, свободно разгуливают по городу...
Что же касается моих воспитанников, то я не боюсь за них, когда они под моим крылом. Бояться, как это ни смешно, начинаю, когда за ними приезжают родители! Начать с того, что они почти никогда не пристегивают детей ремнем, и малыши бегают по машинам, открывают двери... Сердце замирает, когда я это вижу. Молодые родители, к сожалению, очень беззаботны.
Роман, отец 14-летней дочки:
Самое страшное – это чисто физические опасности. Чтобы моя девочка не болела, чтобы на нее, не дай Бог, не наехал пьяный водитель, чтобы какой-нибудь сумасшедший подросток не принес в школу пистолет и не начал палить в других... Остальные проблемы – разрешимы.