Большое мурси

В мире
№27 (846)

 

Пока кандидат “Братьев мусульман” Мухаммед Мурси, избранный на днях президентом Египта, и бывший премьер-министр Ахмед Шафик, претендовавший на этот пост, оспаривали друг у друга победу, победителем вышел фельдмаршал Хусейн Тантауи. Военные присвоили власть, а вместе с ней и строительный, туристический и другой высокодоходный бизнес много десятилетий назад. 
 
Поэтому ожидания скорых демократических перемен в Египте со стороны Европы, - а они адресованы новому президенту страны, - рискуют остаться только ожиданиями.
 
БЫВШИХ ИСЛАМИСТОВ  НЕ БЫВАЕТ
Не надо обманывать себя. То, что “Братья мусульмане” заявили о прекращении членства Мурси в этом движении в связи с избранием его президентом, еще не означает, что он забыл о своих взглядах и стал демократом. Как показывает современная история, бывших исламистов, как и чекистов, коммунистов и фашистов, не бывает.
 
Таков общий тон комментариев европейских экспертов. Другой вопрос - степень политической гибкости, которую должен продемонстрировать Мухаммед Мурси, если хочет разговаривать с политиками Старого Света.
 
Пока Евросоюз устами министров иностранных дел стран ЕС призвал продолжить демократические реформы. Слово “продолжить” следует расшифровать, ибо бывший президент Хосни Мубарак как раз и был устранен за наличие отсутствия реформ, а на переходное правительство были возложены задачи по проведению первого шага к демократизации. 
Защита основных прав человека в Египте - пока обычное сотрясение воздуха.
 
Поэтому пожелание верховного представителя Евросоюза по внешней политике и безопасности Кэтрин Эштон, прозвучавшее в Люксембурге 25 июня, было выдержано в осторожных тонах: 
 
“Мы хотели бы видеть такой подход к проблемам страны, который касается всех групп населения”. 
Министр иностранных дел Великобритании Уильям Хейг был конкретнее: хорошо бы было, “чтобы новый глава государства выполнил свое обещание улучшить соблюдение прав женщин и национальных меньшинств”. 
 
Федеральный канцлер Германии Ангела Меркель заявила о двойной задаче - необходимости способствовать социальному и экономическому развитию Египта и обеспечить как мир внутри страны так и мирное сосуществование с другими государствами.
В том числе и с Израилем. По словам Меркель, Германия будет и впредь деятельно поддерживать Каир при осуществлении этих целей.
 
А ТЕМ ВРЕМЕНЕМ В КАИРЕ...
Пока Мурси выслушивает европейские напутствия, в штаб-квартире “Братьев мусульман” расписывают целевую программу действий президента. Прежде всего, дальнейшую исламизацию общества.
 
 “Братья мусульмане” хотят преобразить общество изнутри до тех пор, пока оно не будет соответствовать их политическим представлениям. Более 80 лет они движутся к своей ясно сформулированной цели - подчинить политику и общество принципам ислама.
 
Таким образом, новый лидер, выпестованный “Братьями мусульманами” и являющийся ставленником этого движения, будет проводить в жизнь идеи шариата. Это вызывает панику среди либералов и христиан на берегах Нила, да и на Западе многие высказывают озабоченность. 
 
Если Мухаммед Мурси захочет считаться национальным лидером, то должен будет стать президентом всех египтян, независимо от социальной и религиозной принадлежности.
Но дадут ли ему такую возможность “Братья мусульмане”, выдвинувшие его на этот пост?
 
КАКОЙ ПОЛНОТОЙ ВЛАСТИ ОБЛАДАЕТ ПРЕЗИДЕНТ?
Можно говорить ясно: в будущем Египтом будут править “Братья мусульмане”.
 
Но это - формально. Можно выйти на площадь Тахрир в центре Каира с портретом Мухаммеда Мурси на груди и вместе с другими по сигналу кричать “Аллах акбар”, свято веря, что руками Мурси Аллах прольет благодать на землю египетскую. 
Реальность иная. Еще неизвестно было имя президента, а глава президентской канцелярии и глава будущего комитета по финансовым вопросам при президенте уже был назначен - им стал армейский генерал Абдель Мумин Фода.
Контроль над вооруженными силами страны сохраняет за собой фельдмаршал Мухаммед Тантауи. Без его согласия новоизбранный президент не может объявить войну. 
 
Высший совет вооруженных сил Египта обеспечил себе право вето в Конституционном собрании. Он способен блокировать любой параграф до тех пор, пока он не будет переписан в соответствии с их представлениями. А заупрямятся члены Конституционного собрания - военные оставляют за собой право распустить его.
Какой же полнотой власти обладает президент?
 
- Он будет символической фигурой, - констатирует профессор политологии Каирского университета Абдул-Монем аль-Махсат. Главное сделано: генералы отвлекли внимание людей от постепенного захвата власти, оправдали сыновей бывшего президента Хосни Мубарака и чинов госбезопасности, ответственных за убийства демонстрантов, приняли закон о чрезвычайном положении и поправки к Конституции переходного периода.
 
Египтяне только пошли на выборы президента, а за них уже все решили. “Братьев мусульман” бояться не стоит, утверждают эксперты ФРГ. Бояться надо генералов, которые сохранили свое влияние в стране, удачно проведя политический спектакль.
 
Весьма маловероятно, что новому президенту Мухаммеду Мурси удастся развернуть весь Египет в сторону “Братьев мусульман”, отмечают СМИ ФРГ. Для этого ему недостает власти и времени. 
 
Либо его президентство завершится крахом, и избиратели накажут его при первой же возможности, причем главным палачом станет штаб “Братьев мусульман”. 
Либо он найдет возможность выполнить требования избирателей, но для этого ему придется забыть об обещаниях, данных этому штабу. Этот вариант устроил бы всех. Кроме лидеров “Братьев мусульман”, естественно.
 
МУРСИ НЕ ПОЗАВИДУЕШЬ
Ему предстоит справиться с огромным количеством проблем.
Борьба с безработицей и преступностью. Послереволюционная анархия, породившая преступные нападения, шантаж, грабежи. Это отпугивает инвесторов. Немецких в том числе. До сих пор не возобновлена работа на принадлежащих им фирмах в Каире и других городах страны.
 
Причина возросшей преступности - бедственное положение жителей Египта. Полиция является оплотом прежнего режима, и все попытки реформ терпят крах, столкнувшись с противостоянием старых кадров. Мурси надо думать о сотрудничестве с ними, но не исключено, что офицеры могут отвернуться от него.
 
А без гражданской безопасности нечего мечтать о возрождении экономики страны. Основная ее проблема - кризис туристической отрасли, принадлежащей все тем же генералам. Однако турагенты не хотят рисковать, а Мурси должен убедить их в том, что он не собирается вводить запрет на бикини и пиво на пляже, как того требует штаб “Братьев мусульман”.
 
В конце концов, президент должен будет выбирать - стране или нужны деньги (а казна разграблена, и египетский фунт упал до небывалого уровня) или развитие по законам шариата (тут могут помочь Катар с Турцией).
 
НЕМЕЦКИЙ ПОЛИТОЛОГ: ВЗГЛЯД ИЗНУТРИ
Как видится ситуация Андреасу Якобсу, который возглавлял до конца мая каирский Фонд Конрада Аденауэра?
Коротко ее можно обозначить так: слабый президент, сильный военный совет. Армия обеспечила себе широкие полномочия задолго до объявления результатов выборов. “Братья-мусульмане” удовлетворили свои амбиции - претензии на власть. 
 
Между тем сохраняется закулисная прежде существовавшая система военного правления. Президент превращается в марионетку.
 
Для победы Мурси хватило 51,7 процентов голосов избирателей. Формально - да, победа. 
Но осталась половина тех, кто предпочитает стабильность старого режима неопределенному исламскому правлению. Страх перед “Братьями мусульманами” усиливается среди христиан, старой элиты, городского среднего класса и интеллигенции. Кроме того, “Братья мусульмане” потеряли из-за просчетов в тактике поддержку. Этим объясняется то, что осталось значительное число голосовавших за Шафика.
 
Насколько вероятен исламистский крен Мурси и до каких пределов?
 
- С юридической точки зрения, Египет уже превратился в исламское государство, - указывает Андреас Якобс. - Ислам был конституционно прописан, и вряд ли ситуация изменится. Вероятно, исламизации политической системы будут мощно сопротивляться промубаракские силы, хотя не исключено, что для поддержки своего влияния они согласятся на исламистские меры, какими могут стать устрашение СМИ или запрет на продажу алкоголя. До известной степени исламизация коснется культурной сферы и туризма.
 
Это в будущем. Но, если говорить об актуальной ситуации, то надо констатировать: Египет пребывает в состоянии военной диктатуры. Проблема в том, что у европейцев слишком большие надежды на скорые преобразования такого режима. Египтяне свергли диктатора, получили уверенность в себе, но в данный момент ощущается очень сильное встречное движение. Именно поэтому, вероятно, потребуются десятилетия, чтобы по-настоящему осуществить устойчивый демократический процесс.
Молодежь с площади Тахрир, видимо, полагала, что способна решить главные проблемы, не беря в расчет фактор времени. Первым и единственным было требование: Мубарак должен уйти!
Но вот его на самом деле нет. Ну а дальше? Мало готовить клипы в интернете. Революционеры могут гордиться своим успехом. Но их не видно сейчас, когда надо вести работу по созданию политических партий и разрабатывать концепции развития. Либеральный и светский лагерь оказался весьма слаб и раздроблен.
 
“АРАБСКАЯ ВЕСНА” В ЕГИПЕТСКОМ ФОРМАТЕ ЕЩЕ ВПЕРЕДИ
Мухаммед Мурси вступил в должность в чрезвычайно сложных условиях. Египет, сердце арабского мира, после 16 месяцев революционной политической динамики фактически расколот. 
 
Народ все еще в состоянии между молотом и наковальней, констатируют европейские наблюдатели.
 
Стратегия на правовую неопределенность, которую проводят генералы, означает, что среднестатистический египтянин, в ушах которого звенят былые призывы на площади Тахрир, не понимает, для чего проводилось протестное движение. Чего добились революционеры, если власть осталась в тех же руках военных?!
 
С избранием Мурси предполагался конец существующего 60-летнего господства вооруженных сил. Но президент лишен полномочий. Означает ли это окончательный разрыв с системой Мубарака?
 
В связи с этим можно предположить, что в ближайшем будущем ожидается новая, еще более мощная схватка между представителями разных политических полюсов - между военными и исламистами. А значит, “арабская весна” в египетском формате еще впереди.
 
- Лишь теперь начинается борьба за власть, - подтверждает известный немецкий эксперт по Египту, политолог и директор Бюро по связям в Берлинском университете в Каире Флориан Кошталь. - Для Египта еще не наступила новая эра. Пока это только ее заря. Особенность ее - результаты выборов были признаны. Выборы были в целом справедливыми, насколько я мог видеть. Уже этот факт - важная веха в процессе преобразований в Египте.
 
Флориан Кошталь - автор докторской диссертации по теме “Международное сотрудничество в сфере развития и реформы высшего образования в Египте и Марокко”. Его исследования посвящались процессу реформ и проведения выборов на Ближнем Востоке и Северной Африке. Как воспринимают избрание Мурси в Египте - как первый шаг к реформам или как-то иначе?
 
- Многие с площади Тахрир довольны результатом. Но есть и скептики. Каков на самом деле результат, можно будет сказать позже. Военные ограничили полномочия президента, распустили парламент. Мурси в настоящее время не имеет силы. До сих пор не ясно, будет ли он стал знаковой фигурой, получит ли полномочия, аналогичные тем, которые были у Мубарака.
 
Сейчас страна переживает длительный процесс переговоров и борьбы за власть между политическими силами. Например, в настоящее время усиливается стремление общества запретить “Братьев мусульман”. Мурси должен решить, согласен ли он с либеральными силами и готов ли приступить к реальным изменениям политики.
 
Ясно, что 61-летний инженер Мурси и опытные генералы Египта - разные политические фигуры. Понятно и другое: Мурси мало что может сделать без военного совета.
 
- В этом смысле я думаю, что сильная исламизация маловероятна. Скорее всего, возможны символические меры, такие, как запрет употребления алкоголя в общественных местах.
 
МЕЖДУ ЧУМОЙ И ХОЛЕРОЙ
 
На парламентских выборах в ноябре прошлого года “Братья мусульмане” завоевали более 70 процентов голосов, сейчас Мурси был избран с минимальным перевесом. Насколько сильна его поддержка населением?
 
- Выбор между Мурси и Шафиком для многих египтян означал выбор между чумой и холерой, - подчеркивает Флориан Кошталь. - Он явно не имеет полной поддержки всех тех, кто проголосовал во втором туре выборов. “Братья мусульмане” потеряли былую поддержку, ввиду этого усилились позиции генералов. Для того чтобы сохранить свои позиции, Мурси следует искать опору у либеральных сил в обществе. Но ведь “Братья мусульмане” и поколение Facebook еще совсем недавно были по разные стороны баррикад. Все зависит от того, как повернет переговоры президент. В то же время он должен учитывать силу генералов, существование старорежимной системы.
 
От того, как поведет себя президент Египта, зависят не только внутриполитические процессы, но и отношения Египта с Западом и с Израилем. Каким вы видите последствия прихода Мурси в этом аспекте?
 
- Я думаю, что можно взять за основу обещания Мурси о том, что прежние международные соглашения будут соблюдаться. В этом смысле будет наблюдаться преемственность, которую поддержит египетский генералитет. А именно: отношения с США должны оставаться такими, как есть. Напомню, что Мурси сам учился в США (на самом деле учился в Каирском университете, а в Университете Южной Калифорнии в США получил ученую степень доктора - прим. А.М.). В этом контексте он придерживается того, что мирный договор с Израилем должен быть надежно сохранен. Может быть, он выйдет с новыми инициативами по отношению к Израилю. Если это произойдет, то, безусловно, только за столом переговоров.
 
Александр МЕЛАМЕД,  собственный корреспондент “Секрета” по странам Западной Европы
 
 По материалам Frankfurter Rundschau, Deutsche Welle, tagesschau.de
“Секрет”