Читатель удивляется...

Почта недели
№38 (544)

Прочитал я статьи и опросы о собаках в последних номерах «РБ» (их авторы – Михаил Трипольский и Михаил Соболев) и очень удивился. Понятное дело, никому не нравится, когда огромная собака наскакивает, даже если она не собирается человека кусать. Но ведь некоторые из людей, отвечавших Михаилу Соболеву, говорили о собаках с непонятной для меня злобой. Один из них даже сказал, что ему неприятны все собаки – от болонки до питбуля. А я вот всегда любил собак и полагал, что они – друзья человека. В том числе большие собаки – сенбернары, ньюфаундленды, овчарки. [!]
Моя бабушка считала, что животных необходимо держать дома, чтобы дети выросли ответственными и заботливыми. У бабушки всегда были дома собака и несколько кошек и для меня смерть каждого из бабушкиных любимцев была трагедией, а появление в доме нового – праздником. [!]
Мне нравится, что в Америке к животным относятся с такой заботой и вниманием. А людям, которые не любят собак, я бы посоветовал посмотреть фильм «Бетховен». Так зовут сенбернара, который не только становится любимцем дружной семьи, но и помогает своим хозяевам (и большим, и маленьким) во многих сложных ситуациях. Конечно, этот фильм – почти сказка, но он напоминает о том, что собаки – существа добрые, умные и преданные.
Олег Бондарев


Читатель благодарит...

Прочитала материал в последнем номере «РБ» о выборах, о выигрыше, которого выигравший должен бы стыдиться, о проигрыше, которым Ари Kаган может гордиться.
И мы все это знаем, и они знают...
Давайте вместе надеяться на то, что в самой демократической стране рано или поздно победит демократия. Тем и живем.
Спасибо Вам, спасибо газете, спасибо судьбе, что мы по одну сторону баррикады...
С уважением, Лилия


Читатель не соглашается...

Уважаемая редакция!
Появление среди авторов «Русского базара» журналиста Анатолия Гержгорина меня очень обрадовало, хотя мы с ним и занимаем диаметрально противоположные позиции по проблемам Ближнего Востока.
Хочу отметить, что материалы г-на Гержгорина редко оставляют кого-либо равнодушными, что в общем неудивительно: в них просматривается четкое отсутствие полутонов. Пишет он по принципу: кто не с нами, тот против нас. Вот и в своей последней статье «Веревка с мылом» Анатолий верен себе. Досталось всем политикам, не разделяющим точку зрения автора на разрешение ближневосточного конфликта: и британскому премьеру Тони Блэру, и его израильскому коллеге Эхуду Ольмерту, и министру иностранных дел еврейского государства Ципи Ливни, которую, как по мне, журналист просто оскорбляет. «Глядя на Ципи Ливни, - пишет он, - невольно ловишь себя на мысли, что если женщина с головой ныряет в политику, значит, больше она ни на что не способна».
Чисто мужской шовинизм. И камень в огород всех женщин-политиков без исключения. В «ни на что не способные», надо полагать, попали и Голда Меир, и Индира Ганди, и «железная леди» Маргарет Тэтчер. Куда Ливни до них по части «ныряния в политику»!
Из статей в газетах журналист предстает перед нами как яростный противник «мирного процесса». Между тем ни в одном из его материалов я не нашла реалистического плана разрешения арабо-израильского конфликта. Одни утопические проекты.
Лейтмотив многих статей Гержгорина – палестинцам следует перестать даже мечтать о своем государстве, и убираться из Иудеи и Самарии подобру-поздорову в соседние арабские страны. Подталкивать их к этой мысли, применяя силу и только силу, должны израильские лидеры, перестав, как он пишет, предпринимать «титанические попытки установить мир со своими арабскими соседями».
Легко упрекать израильское руководство, что оно постоянно делает что-то не так, труднее предложить действительно нечто дельное, кроме постоянных призывов «изничтожать гадину». Как будто Израиль этим не занимается уже почти 60 лет, а толку-то, г-н Гержгорин?
С уважением Полина Вербак


Читатель делится...

Здравствуйте, уважаемая редакция! После прочтения ваших материалов о жестокости в школьных стенах, на меня снова нахлынули тревожные чувства. Дело в том, что когда мой сын заканчивал последний класс, а это было три года назад, наша семья лицом к лицу столкнулась с этой страшной проблемой.
Соученики каждый день измывались над ним, изобретая все более изощренные, невероятно унизительные способы воздействия. Однажды мой сын не сдержался и сильно избил одного из своих врагов. Но это ничего не изменило. Ситуация лишь ухудшилась. Непростые отношения с ровесниками теперь уже вышли далеко за пределы школы. Моему сыну стали угрожать по телефону, подкидывать оскорбительные записки в рюкзак. Позднее школьные изверги каким-то непонятным образом узнали и наш домашний адрес. Вечерами они приезжали на машине и подолгу стояли у окна. Эта ситуация напоминала мне голливудские триллеры, когда маньяки начинают тотально следить за своей жертвой, пытаясь вызвать у него панику, а лучше – свести с ума.
Закончилось все тем, что я не выдержала и позвонила в полицию. Однако приехавшим стражам порядка было откровенно наплевать на наши проблемы. Как сейчас помню, один офицер сказал, что им некогда заниматься школьниками - правоохранительные органы заняты борьбой с терроризмом.
Слава Богу, что тогда мы все-таки нашли возможности решить этот конфликт. Однако ужасные воспоминания до сих пор не выходят из памяти. Ведь и нашей младшей дочери в следующем году идти в хай-скул. И никто не знает, что ее там может ожидать...
С уважением, Арина


Законы нужно выполнять

В прошлом номере «Русского Базара» под заголовком «Нью-Йорк в законе» были опубликованы результаты опроса, проведенного Михаилом Соболевым на тему о том, какого закона не хватает в Нью-Йорке.
Тема достаточно интересная и всех нас касается. В связи с этим я хотел бы высказать и свою точку зрения по этому вопросу. Сразу замечу, что с большинством высказанных мнений я согласен. Но особенно мне близки меры, предложенные Маргаритой и Борисом.
Начать хочу с правил проезда в метро, о которых говорила Маргарита. Не знаю, найдутся ли в нью-йоркской казне деньги, чтобы обеспечить патрульными полицейскими каждую станцию метро, но вот насчет попрошаек и особенно тех, кто оставляет мусор в вагонах, я с ней целиком согласен. Сколько раз приходилось видеть каждому, кто регулярно пользуется метро, как утром, да и не только, некоторые пассажиры вскакивают в вагон со стаканчиком кофе или начатой бутылкой колы, а выходя - оставляют их под сиденьем. При первом же толчке все это переворачивается, растекается по полу, а потом засыхает в виде безобразных липких подтеков. А между тем на каждой станции подземки для мусора существуют большие урны. За такое неуважение к окружающим надо безжалостно штрафовать, благодаря чему пополнилась бы городская казна. И это было бы гораздо справедливее, чем не всегда оправданное выписывание тикетов водителям автомобилей, особенно при парковке.
Я хорошо помню, как еще относительно недавно в вагонах метро были размещены плакаты, на которых указывалось, что класть ноги на соседнее сиденье запрещено. У меня нет ни малейшего желания обсуждать традиции народов, у которых принято сидеть на полу, свернув ноги калачиком или еще как-нибудь. У себя дома каждый может сидеть, как он хочет, но в общественном транспорте следует придерживаться общепринятых норм. Помимо прочего, я не знаю, где ходил и какой туалет посетил тот человек, который положил ноги на сиденье. У нас на любой улице можно наступить на собачьи экскременты, например. Почему теперь я должен сесть на скамейку, на которой лежали ноги в грязной обуви? Между тем данная кампания закончилась, плакаты исчезли, а воз и ныне там. Поговорили и забыли. Или, может, это правило уже устарело?
Хочу поддержать также Бориса, который предложил принять закон о строгом соблюдении чистоты на улицах нашего города. Мы настолько привыкли к валяющимся повсюду пустым стаканчикам из-под кофе, бумажным салфеткам, выброшенным газетам и пластиковым мешкам, что просто их уже не замечаем. Но я хорошо помню, как это резануло мне глаза сразу после приезда в Нью-Йорк. Я не ожидал такого увидеть в столице мира. Вероятно, такая замусоренность улиц в какой-то степени объясняется недостаточным количеством урн. Они, конечно, есть, но их не всегда легко найти. А ведь давно известна истина, что лучше поставить одну лишнюю урну, чем повесить дюжину табличек с надписью«Не сорить».
Я, возможно, и не стал бы писать обо всем этом, если бы не вспомнил об одной фотографии, которую сделал в середине марта нынешнего года на тупиковой Бэй 44-й улице в бруклинском районе Бенсонхерст. За низенькой загородкой там начинается Dreier-Offerman Park.
Какие-то, без всякого преувеличения, преступники периодически вываливают в этом месте мусор. Однажды они выбросили там рваные простыни из пластиковой пленки, которые используются при строительных и ремонтных работах. Ветер подхватил клочья этой пленки и намотал на ветви растущих рядом молодых деревьев. Одно из них я и сфотографировал тогда, потому что увиденная картина безобразного, варварского отношения к чистоте и порядку, к живой природе меня просто поразила. С большим трудом мне удалось тогда освободить несчастное деревце от опутавших его обрывков пленки.
Я уверен, что существуют законы, по которым выбрасывание мусора в неположенных местах карается суровыми штрафами. Но как же обстоит дело с их выполнением, если такое возможно? Помимо принятия новых законов, надо обеспечить строгое выполнение старых. Одно это улучшит комфортность жизни в нашем городе.
Л.Ерухимович