вне закона

Факты. События. Комментарии
№35 (541)

В Московском областном суде рассматривалось дело 17-летнего жителя города Серпухова Сергея Болмотова, который совершил в столь юном возрасте уже полтора десятка преступлений: грабежей, угонов, убийств. И вот как об этом сообщила популярнейшая московская газета: “Сознался в 3 автоугонах и 11 разбойных нападениях. Кстати, на совести у Болмотова оказалось и 5 убийств...”
Вы оценили это небрежное, между делом, “кстати”?!
Допустим, что газетчик и сам не понимает, что пишет. А редакторы не поправили, не заметили.
Но ведь и Московский областной суд тоже так думает. Человеку, который зверски, садистски забил до смерти пять старушек, отнимая у них нищенские пенсии, дали 10 лет колонии. По 2 года за каждую жизнь. А там, глядишь, будет хорошо себя вести на зоне, или стукачом станет - и освободится условно-досрочно. Тогда и вовсе одна человеческая жизнь по оценке наших судей и нашего закона – полтора года зоны. Кстати...
Теперь – о другом убийстве. Об убийстве швейцарского авиадиспетчера, которое совершил российский гражданин Виталий Калоев. За что и был осужден швейцарским судом на 9 лет тюремного заключения. Об этом весь мир знает. Но, может, мир не знает, что общественное мнение России и вся пресса России встали на защиту Виталия Калоева. Ни разу не слышал, чтобы хоть кто-нибудь сказал: Калоев – убийца, преступник. Все время говорилось, что он приехал в Швейцарию и пошел домой к авиадиспетчеру, по вине которого потерпел катастрофу самолет над Боденским озером и погибла семья Калоева, чтобы потребовать извинений. Но не акцентировалось, что пришел – с ножом в кармане...
Журналист, президент «Медиасоюза» Александр Любимов высказался так: «Эмоционально – не согласен с приговором, но считаю, что закону надо подчиняться. И бороться с европейским лицемерием можно только по процедурным вопросам».
Каково? Зарезать человека на пороге его дома – это честно и откровенно, от всей широты и наивности российской души! А вот посадить его за это на 9 лет в тюрьму – «европейское лицемерие».
Вот мнение юриста самого высокого уровня - представителя правительства в Конституционном суде РФ адвоката Михаила Барщевского: «Это формально правильный, юридически корректный, но абсолютно бесчеловечный и несправедливый приговор».
Опять же, ни слова про нож и убийство. А 9 лет заключения за это – «бесчеловечно», «несправедливо».
На суд в Швейцарию прилетал президент Северной Осетии. Его как будто бы частный визит широко освещался телевидением. А что это значит для населения? Какой сигнал подан? Это значит, что наша официальная власть втайне одобряет бессудную расправу. Короче говоря, резать можно и надо!
Это называется - готтентотская мораль. Она гласит: если у меня украли жену и корову – это преступление. А если я украл жену и корову – это восстановление попранной когда-то справедливости. Правда, говорят, что готтентоты – племя в дебрях Южной Африки – давно уже другие. А мы?
Отношение у нас к людям другой страны, другого цвета кожи и т. д. – общеизвестно. Но ведь его надо оправдать – вот в чем дело! И потому газета «Трибуна России» прямо пишет: «Сколько можно очередной раз подставлять щеку... Почему убийство или избиение человека иной национальности пресса подает как событие общегосударственной значимости? А так ли все уж просто в «воронежском деле»? (Имеется в виду убийство в Воронеже 18-летнего перуанского студента Уртадо Энрике Анхелеса.) У нас что, любой черный человек – добрый человек, как нас учили во времена пролетарского интернационализма?»
Автору и редакции осталось только добавить: а если недобрый, то можно «мочить». Но читатель сделает выводы и сам. Что уж тут подсказывать.
Однако наша аномалия не исчерпывается разделением на «своих» и «чужих», «наших» и «не наших». К убийству «своих» – зачастую такое же отношение. Причем «своих» не по расовому, религиозному или национальному признаку – а по самому что ни на есть кровному, родственному.
Анна Минаевна Некрасова, жительница Славянского района Краснодарского края, узница немецко-фашистских лагерей, с 2000 года получала компенсацию из Германии. Содержала на эти деньги семьи сына и дочерей. Узнав, что она сняла со сберкнижки большую сумму и принесла домой, к бабушке и дедушке явился 25-летний внук Николай. Вышедшую встречать его бабушку он на крыльце ударил палкой по голове, а затем зарезал кухонным ножом. Точно так же убил вышедшего на шум деда Михаила Ивановича.
Что тут можно сказать? Да ничего. Это – за гранью.
Но краснодарская газета «Вольная Кубань» нашла свои слова. Журналистка рассказывает, что полтора года назад она уже встречалась с Анной Минаевной. Тогда погиб ее сын, ужасный человек, садист и насильник. Не то убили по пьянке, не то упал и ударился головой... Но какое отношение имеет он к убийце Николаю? По мысли журналистки, почти прямое – ведь родной дядя. И заключает она свои рассуждения так: «Дело прошлое, но помню: бабушка не скрывала тогда, что все они «выпивали помаленьку», и от нее самой шел крепкий дух перегара. Яблоко от яблони, да еще червивое...»
Я понимаю, журналисты – люди разные. Мало ли кто и что напишет. Но ведь этот материал читал редактор, дежурные по номеру, наконец – корректоры. И никто не возмутился, не сказал: «Значит, бабушку-трезвенницу убивать нельзя, а если бабушка помаленьку выпивает – то можно?!»
Так ведь и судьи, и журналисты возникли из глубин нашего народа. С его представлениями о ценности человеческой личности, самой человеческой жизни. Верней, полной ее без ценности. Вспомним, как киргизские парни из пригородов и аулов в 2005 году шли с кольями на оцепление милиции, разбивая головы своих ближних... Хорошо, что президент Акаев запретил открывать огонь. Хорошо, что милиции и службе безопасности не выдали огнестрельное оружие. Потому что когда на тебя идут с дубинкой, можно начать стрельбу без всякого приказа, просто от страха за свою жизнь. Но все равно - без жертв не обошлось. Правда, о них никто не говорил. Шестнадцать человеческих жизней – это пустяки по сравнению с революцией, так ведь мы считаем?
А вспомним чудовищный расстрел в парламенте Армении несколько лет назад. Вошли какие-то люди и из автоматов открыли огонь по депутатам. Но еще более чудовищна была для меня реакция родственников главного убийцы, зачинщика. По их словам, он принес себя в жертву, он - “как Христос...”
А восемь убитых им человек, чьих-то отцов и дедов - это не в счет. Как всегда у советских людей. Вот почему я считаю реакцию армянских родственников не просто личной, но и глубоко характерной для всех нас: какие-то посторонние людишки и их жизни вообще не вспоминаются, потому как главное - идея, за страдающий народ...
Пока только по счастливому случаю демонстрации в Беларуси не заканчивались смертями. Когда омоновец распален злобой, когда студент берется за булыжник, когда толпа мечется в створе улицы... может быть Ходынка! Но очевидно и существенно то, что обе стороны - и демонстранты, и милиция - готовы к насилию.
Как было бы интересно посмотреть сейчас телевизионные репортажи из Южно-Африканской Республики! Года примерно 1988-го. Те самые, когда десятки тысяч негров выходят на демонстрации протеста против расистского режима апартеида. Мы были тогда увлечены своей перестройкой и практически не заметили, что на тех демонстрациях не было ни одного камня и ни одной дубинки. Более того, режим апартеида был упразднен совершенно мирно. Без единого выстрела! А ведь подавляющее черное большинство могло бы утопить в крови горстку белых правителей. И никто бы в мире их строго не осудил. Хотя бы потому, что во всем мире правление белых в Южной Африке было объявлено вне человеческого и божеского закона. Всем странам было запрещено поддерживать какие бы то ни было контакты с этим государством.
Наверно, негры учились у индусов. (Кстати, Махатма Ганди долгое время жил в Южной Африке.) Ведь до этого Индия бескровно добилась освобождения от колониальной английской зависимости. Четыреста миллионов неграмотных людей следовали учению Махатмы Ганди о ненасильственных методах достижения своей цели. Наверно, далеко не все из них знали, что на самом деле они следуют заветам Льва Толстого, и их Учитель Махатма считает себя последователем неведомого им русского человека...
Но и нас можно понять. Ведь со школы начиная, из поколения в поколение вдалбливали нам в головы, что учение Толстого о непротивлении злу насилием - это “юродивая проповедь”, блажь “помещика, юродствующего во Христе”, “истасканного, истеричного хлюпика, называемого русским интеллигентом”, “Толстой смешон, как пророк, открывший новые рецепты спасения человечества...” (В.И.Ленин) Представьте, что индийцы так говорят о Махатме Ганди?!
И все логично. Если коммунистическое государство провозгласило насилие повивальной бабкой истории, то любая проповедь не-насилия должна быть уничтожена на корню.
Тем более, если это Лев Толстой. И очень даже хорошо, что это Лев Толстой!
Потому что осмеяние, ниспровержение гиганта приятно и запоминается народной массе на всю жизнь.
Потому и не стоит удивляться, что насилие правит кровавый бал именно в странах бывшей коммунистической идеологии. Наоборот, достойны изумления
Москва