Израиль: Давид или Голиаф?

Ближний Восток
№34 (540)

В течение 58 лет существования Израиля его не раз сравнивали с Давидом, сражающимся с Голиафом. - крохотное еврейское государство, подобно юному пастушку, ставшему впоследствии величайшим из царей Израиля, противостоит агрессивному великану – арабскому миру – и отражает (или предотвращает) все его атаки в ходе молниеносных и победоносных войн.
Нынешний конфликт Израиля с “Хезболлой” перевернул традиционное представление. Роли поменялись. В мировой прессе Израиль стали называть Голиафом, а “Хезболлу” – Давидом (как это кощунственно ни звучит). Ведь, на первый взгляд, легендарная, непобедимая израильская армия не смогла справиться с террористической группировкой и израильские власти вынуждены были согласиться на прекращение огня, так и не добившись целей, ради которых война начиналась. Похищенные “Хезболлой” израильские солдаты так и не были освобождены, а резолюция ООН, с которой правительство Эхуда Ольмерта согласилось, не предусматривает разоружения этой организации.
Но, возможно, эта короткая и вроде бы хаотическая война все-таки имела положительные результаты для Израиля? И ее исход нельзя рассматривать только как полное его поражение? Именно этот вопрос ваша покорная слуга задала вице-премьеру Израиля Шимону Пересу во время пресс-конференции, состоявшейся в минувший четверг в отеле Four Seasons - по инициативе UJA Federation. Перес, приехавший в США с практической целью – собрать средства для разрушенных войной районов Израиля, дал ответ, достойный то ли стойкого оптимиста, то ли закаленного в словесных поединках дипломата.
По словам вице-премьера, он не рассматривает исход войны как победу («Победа для меня – это установление мира на Ближнем Востоке»), но и не воспринимает его как поражение - было убито более 600 и ранено более 1000 боевиков “Хезболлы”, общее число которых достигает 2,500, уничтожено значительное количество оружия. Впервые за время существования Израиля Совет Безопасности ООН (в том числе входящие в его состав арабы) осудил “Хезболлу”, как агрессора. Россия согласилась наложить эмбарго на торговлю с арабскими террористическими организациями. Наконец, война открыла новые возможности для возобновления мирных переговоров.
Итак, один из вечных «китов» израильской политики Шимон Перес рассматривает недавний конфликт и его итоги если не сквозь розовые, то, во всяком случае, и не сквозь черные очки.
Но что по этому поводу думают журналисты?
Действительно ли конфликт с “Хезболлой” имел хоть какие-то положительные для Израиля результаты? Или он только усложнил ситуацию на Ближнем Востоке?
Надолго ли Израиль утратил имидж Давида, и может ли он вернуть его себе?
С этими вопросами мы обратились к нашим коллегам.

Эллен Фридман,
тележурналист, ведущая
программы Israel Update:
Я не думаю, что конфликт принес хоть что-то позитивное Израилю. Еврейское государство понесло большие потери. Война унесла много жизней, разрушила Север Израиля. И все это – результат действий израильского правительства, которые можно рассматривать как предательство. Война с самого начала была ошибкой – ее начали без определенного плана, без подготовки, без реальной оценки ситуации. А согласие на прекращение огня только укрепило позиции “Хезболлы”. Это плохо не только для Израиля – это плохо для Америки, для всего демократического сообщества, для всех свободомыслящих людей.

Александр Грант, журналист:
Война не принесла никакой пользы Израилю, а лишь в очередной раз настроила общественное мнение против еврейского государства и евреев. Арабами и левыми правозащитниками на Западе был создан образ врага всего мусульманского мира.
В этой войне Израиль не ставил целью истребление “Хезболлы” - это невозможно, как невозможно уничтожить гидру, у которой на месте отрубленной головы вырастают две новые. Задача Израиля состояла в том, чтобы обезопасить буферную зону, выбить оттуда “Хезболлу”, отодвинуть ее ракетные установки, а потом пустить туда миротворцев. Предполагалось, что на это потребуются две недели. Но израильская армия оказалась не готовой к борьбе в новых условиях и по-прежнему делала ставку на авиацию, хотя все (в том числе разведка) знали, что придется вести наземные бои. Ведь невозможно «выбомбить» террористов из домов, где они занимают один этаж, а остальные – мирное население! Беда еще в том, что израильское командование поразила та же болезнь, что и правительство США – детали, которые должны быть известны лишь очень узкому кругу, открыто обсуждаются в прессе, и противник легко о них узнает... В результате всего этого израильская армия не смогла провести традиционный для нее блицкриг, не уложилась в две недели. И к тому моменту, когда война военных переросла в войну дипломатов, задача Израиля не была выполнена.Теперь в буферную зону собираются ввести 150 французов и представителей трех мусульманских стран, с которыми у Израиля нет дипломатических отношений. Ольмерт, естественно, не согласится на это, и процесс начнет буксовать. Израиль обычно начинал переговоры с позиций победителя (а победителей, как известно, не судят). Сейчас у него, увы, нет этого преимущества.

Ари Каган, журналист:
Конечно, война имела положительные результаты для Израиля, но, к сожалению, не все цели кампании были достигнуты.
Положительные результаты, на мой взгляд, следующие.
Впервые на территорию Южного Ливана зашла ливанская армия – 15,000 человек.
Впервые в буферную зону войдут миротворческие войска ООН (хотя, я сомневаюсь в том, что это послужит “Хезболле” серьезным препятствием, и она не будет впредь обстреливать Израиль.)
Израилю дали возможность в течение месяца бомбить позиции “Хезболлы” и уничтожать ее боевиков и оружие.
Есть вероятность, что миротворческие силы будут размещены и на границе Ливана и Сирии, что уменьшит поставки боеприпасов и оружия “Хезболле”.
Наконец, весь мир еще раз увидел, что нападать на Израиль безнаказанно нельзя.
Минусов, к сожалению, тоже немало.
“Хезболла” по-прежнему осталась в Ливане и не была разоружена. Более того, ее популярность в глазах населения арабских стран резко возросла – ведь Насралла и иже с ним утверждают, что они дали отпор самому Израилю – непобедимому и могущественному!
До сих пор не вернули похищенных израильских солдат.
Погибли мирные израильтяне и были разрушены северные районы страны.
Америка и ООН дрогнули и не дали Израилю возможность разгромить “Хезболлу”. Несмотря на резолюцию ООН, в которой говорится о разоружении “Хезболлы”, ни миротворцам, ни ливанской армии, сделать это не удастся. Рано или поздно эту задачу предстоит решить Израилю.

ИльЯ Левков, издательство «Либерти»:
Конечно, позитивные результаты есть. Когда, находясь в трагической геополитической ситуации, государство разбивает противника - пусть и не до конца, исход конфликта вряд ли можно считать негативным.
Но есть и другие, более позитивные результаты. Один – на уровне внешнеполитических отношений Израиля. Другой – на уровне политического мышления внутри самого еврейского государства.
На внешнем фронте мы (и весь мир) стали свидетелями импотенции ООН. Это – урок для всех, кто будет впредь склонять Израиль с доверием относиться к ООН и принятым ею резолюциям.
Внутри же Израиля до сих пор актуален главный политический вопрос: уход из Газы и его возможное повторение на Западном Берегу. Главный аргумент в пользу ухода сводился к тому, что оставленные территории не представляют опасности - даже при наличии у противника ракет. Но, как выяснилось сейчас, наличие ракет и даже «ракеток» очень способствуют тому, чтобы развязать конфликт. В результате, в Израиле начали пересматривать прежние политические и стратегические догмы. И хорошо, что это происходит сейчас, а не после возможного ухода с Западного Берега.
Что же касается Давида и Голиафа, то Израиль сравнивали с последним и в 1967 году. Давид, который побеждает не единожды, а несколько раз, сам становится Голиафом в глазах мировой общественности. Особенно если учесть, что у Израиля в мире так мало друзей и так много врагов.

Леонид Амстиславский,
журналист:
Война не принесла никаких плюсов Израилю, зато дала максимум их “Хезболле”. Израиль понес ущерб в самом главном – утратил былой авторитет. Израильская армия считалась одной из самых боеспособных в мире, а Моссад – чуть ли не самой эффективной разведкой. Такого мнения придерживались даже такие «поклонники» еврейского государства, как российский Генштаб. Все войны Израиля вносились в российские военные учебники, а на операциях Моссада обучали агентов КГБ.
Что же теперь? В течение месяца одна из самых оснащенных в мире армий не смогла взять две деревушки и оказалась бессильной перед лицом кучки террористов, вооруженных старыми «катюшами»! Какой уж тут Давид!
В придачу, война вызвала раскол в израильском обществе. Сейчас военные винят во всем политиков, политики – военных. Если в дни войны наблюдалось удивительное единство, то сейчас разлад вспыхнул с новой силой. Наконец, Ольмерт со своим правительством одобрил резолюцию ООН, в которой не предусмотрены ни возврат похищенных солдат, ни разоружение “Хезболлы”. А ведь ради этих двух задач война и начиналась! Трудно представить себе большее унижение.

Борис Рабинер,
ведущий телевидения RTN:
Я бы определи ситуацию как ничью... в пользу врагов Израиля. Нельзя подыгрывать исламской пропаганде, которая преподносит итоги второй ливанской войны как крупный успех “Хезболлы” и мусульманского мира в целом и как поражение Израиля. “Хезболла” потеряла сотни бандитов, значительное количество оружия. А Насралла бежал, добравшись почти до Дамаска и утеряв ореол героя. Я убежден, что Израиль сможет извлечь для себя хороший урок из второй ливанской войны и подготовиться к будущему, в котором явно просматривается новый военный конфликт. Надеюсь, что Израиль будет работать над сценарием сокрушительного удара по “Хезболле” и искать «противоядие» против новейшего российского оружия, ибо Россия будет по-прежнему пополнять арсеналы “Хезболлы” через Сирию и Иран. Надеюсь также, что Израиль будет добиваться более честного военного союза с США, чтобы пополнить свои арсеналы наисовременнейшего оружия. Наконец, надеюсь, что Израиль будет проводить более эффективную пропаганду, чтобы мир понял истину: еврейское государство воюет не только за себя, но и за Европу, и за Америку – и воюет против исламо-фашизма, который открыто заявляет о желании перекроить на свой лад весь мир. Тогда еврейское государство вновь будут ассоциировать с Давидом, противостоящим Голиафу.

Борис Фишман, корреспондент журнала «Нью-Йоркер»:
Главной целью Израиля в этой войне было истребление “Хезболлы”, и в этом отношении он, к сожалению, успеха не добился.
Израильские войска все чаще жалуются на лидеров – как военных, так и политических. Так что, возможно, с другими лидерами Израиль мог бы победить. Но нельзя отрицать, что Израиль столкнулся с более крутым соперником, чем предполагал. И этот факт отнюдь не настраивает на оптимистический лад. Имидж мощного, непобедимого Израиля, его успехи в противостоянии с палестинцами отпугивали потенциальных агрессоров. Как это ни парадоксально, Израилю сейчас надо рассчитывать на поддержку со стороны... народа Ливана. Эти люди, которые сейчас возвращаются в свои разрушенные дома, могут стать гораздо более нетерпимыми по отношению к террору и, в частности, к присутствию в своей стране “Хезболлы”, чья провокация и привела к военному конфликту. Только в таком случае этот конфликт может иметь какие-то положительные последствия.

Михаил Трипольский,
журналист «РБ»:
Я категорически не согласен с теми своими соплеменниками, утверждающими, что Израиль потерпел поражение в противостоянии с «Хезболлой».
Во-первых, о каком поражении может идти речь, если противнику, безраздельно господствовавшему на юге Ливана, пришлось уступить свое место (вынудили таки убраться!) ливанским вооруженным силам и миротворцам? Если боевики «Хезболлы» продолжат курс на эскалацию конфликта, они подставят под удар уже не только самих себя, но страну в целом. Ведь на официальном Бейруте лежит теперь ответственность за обеспечение безопасности на юге Ливана.
Во-вторых, скоротечные боевые действия в Ливане подтвердили, и, Слава Богу, ошибочность концепции, которой придерживался начальник Генерального штаба, Дан Халуц. Бывший глава израильских ВВС утверждал, что успех в непосредственном столкновении с «Хезболлой» может быть обеспечен ударами с воздуха при поддержке спецназа. Халуц не считал необходимым проведение масштабной операции и временной оккупацией юга Ливана. В ходе конфликта, от этих взглядов ему пришлось отказаться, однако время было упущено. Между тем, когда соответствующее решение было принято, «Армии обороны Израиля» хватило нескольких дней, чтобы достичь реки Литани. Если бы не ооновская резолюция, базы «Хезболлы» на юге страны оказались бы изолированными, и, в конце концов, уничтоженными.
В-третьих, вздорными следует считать утверждения, о якобы ухудшившейся боеспособности израильских войск, принимавших участие в нынешней ливанской кампании. Что можно было ожидать от спецназовцев, которым приказали штурмовать укрепленные позиции противника, без достаточной поддержки с воздуха и соответствующей артподготовки? Отсюда, напрасные жертвы, вызванные исключительно ошибками командования, а не боевой выучкой солдат и офицеров.
Не хочу умалять заслуги Дана Халуца на посту главкома ВВС, однако, по моему мнению, он не самая лучшая фигура на посту начальника Генштаба.


Комментарии (Всего: 2)

Ари Каган прав почти на сто. Я не согласен только, что это Америка и ООН не дали Израилю победить. Просто нам, людям поддерживающим и болеющим за Израиль, не легко признать что Израиль оказался не готовым к войне с Хизболой. Хотя настоящие результаты войны покажет будущее, всё же цель-максимум - уничтожение Хизболы, не была достигнута. <br>Всё же это неправильно устраивать разборки-карательные акции - "кто виноват?"<br>Спокойный и хладнокровный анализ, который дал Арик, намного более уместен.<br>Даёшь Арика в Сенат!<br>

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
iya dymau chto bolshinstvo evreev jivut v americe a ne v izraile poetomy i ne viigrali voynu.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *