ДамскаЯ миля

Нью-Йорк
№27 (533)

Я не сомневаюсь, что все ньюйоркцы прекрасно знают, где находится знаменитая Музейная Миля. Этот бесподобный отрезок великолепной Пятой авеню, где сосредоточено множество замечательных музеев мирового уровня, стремятся посетить любители искусства со всего света. Но задолго до этого в нашем городе существовала еще одна знаменитая миля, которая называлась Дамской. Функционирует она и поныне, но только в виде исторического района Нью-Йорка. А вот в конце позапрошлого - начале прошлого веков Дамская Миля была одним из самых фешенебельных мест в нашем городе (да и в мире тоже).
Краеугольный камень в основу этого бурлящего места покупок и развлечений «Золотой эры» заложил на углу 9-й улицы и Бродвея ирландский иммигрант Александр Стюарт в 1862 году, когда открыл там новый магазин. До этого он уже успешно торговал в своем фешенебельном «Мраморном Дворце» на Чамберс-стрит, который считался первым универсальным магазином в Америке в современном понимании этого слова. Раньше даже большие магазины в принципе являлись увеличенными в размерах лавками, в которых продавали только один вид товара, например, ткани. Стюрт же смог создать нечто принципиально новое: под одной крышей он объединил сразу несколько «департаментов», отделов, где торговали разными товарами. Вот так и возникли Department stores – универсальные магазины.
Вскоре за Стюартом в новый развивающийся район города с сотнями браунстоунов – великолепных частных домов, сложенных из каменных блоков коричневого цвета, - последовали и другие крупные владельцы магазинов розничной торговли. Р. Мэйси построил свой универмаг на углу 14-й улицы и Шестой авеню и первым додумался устраивать рождественские распродажи, увеличив продолжительность работы своего магазина в предпраздничные дни. Арнольд Констебль, Б.Альтман, Лорд и Тейлор, братья Брукс и многие другие возвели свои торговые центры вдоль и вокруг 23-й улицы между Бродвеем и Шестой авеню. В результате возник один из крупнейших в мире торговых центров, привлекавший десятки тысяч людей ежедневно.
Каждый из застройщиков стремился перещеголять соседа и конкурента новыми архитектурными изысками своих дворцов-магазинов, роскошью и удобствами для покупателей. Например, пятиэтажный магазин Лорда и Тейлора был оборудован паровыми лифтами, полы там были покрыты плюшем, а торговые залы обставлены удобными диванами, на которых уставшие покупательницы могли бы отдохнуть.
Рассказ обо всех магазинах, выросших как грибы после дождя в районе между 9-й и 23-й улицами Манхэттена и их бывших владельцах, занял бы очень много времени и места. Упомяну лишь о двух торговых заведениях, которые и сейчас привлекают внимание своей архитектурой, размерами и своеобразной красотой.
Универсальный магазин Хью О’Нила был построен по проекту архитектора Мортимера Мерритта на восточной стороне Шестой авеню между 20-й и 21-й улицами в 1887 году. Фасад нового здания целиком сделан из фигурных металлических конструкций и покрашен в белый цвет, что придало ему необыкновенную красоту и привлекательность дорогого каменного сооружения. Его треугольный фронтон украсило выложенное крупными буквами имя владельца этого торгового центра, которое мы можем прочесть и сегодня.
Тогда в Нью-Йорке было очень мало подобного рода домов, но магазин О’Нила имел еще одну уникальную архитектурную изюминку: пару круглых башен по краям здания, увенчанных куполами, отливавшими золотым блеском. И хотя линия надземки, проходившей тогда вдоль Шестой авеню, закрывала нижние этажи зданий, магазин О’Нила невозможно было не заметить.
Поначалу здание имело четыре этажа, но в 1895 году О’Нил вновь пригласил Мерритта, чтобы тот достроил пятый этаж, что и было весьма искусно сделано.
О’Нил родился в Белфасте в 1844 году, прибыл в Нью-Йорк ребенком и начал работать с 16 лет. Сразу после Гражданской войны он основал галантерейный магазин на Бродвее около Юнион сквера, в районе, который начал привлекать торговую элиту, перемещавшуюся туда от первоначального городского торгового центра, расположенного южнее. В 1870 году Хью О’Нил решил перевести свой бизнес в центр зародившейся новой торговой зоны на угол Шестой авеню и 20-й улицы. Это было удачное решение, так как новая надземная дорога, начавшая функционировать на Шестой авеню с 1878 года, сделала эту улицу главной торговой артерией города.
О’Нил умер в 1902 году, не дожив до увядания 23-ей улицы. После многих перипетий к 1940 году купола на башнях его магазина были снесены, а в самом здании расположилась крупная часовая компания, биржа механического оборудования и другие подобного рода предприятия. Крупнейший шопинг-центр к тому времени стал фактом истории.
В наши дни Шестая авеню вновь начинает оживать. Туда вернулись крупные компании розничной торговли, вроде «Bed, Bath and Beyond» или «Barnes and Noble», а бывший магазин О’Нила, многие помещения которого долго пустовали, сейчас перестраивают под шикарный кондоминиум. Причем принято решение восстановить купола над старыми башнями. На снимке частично одетого в леса билдинга хорошо видна арматура на месте восстанавливаемых куполов. Надо полагать, что достаточно скоро привычный для наших дней облик старого здания вновь изменится, дабы вернуться к своему первозданному виду.
Другой огромный универсальный магазин, владельцами которого являлись Зигель и Купер, был построен на углу Шестой авеню и Вест 18-й улицы в 1896 году в стиле Beaux-Art. Для украшения этого громадного здания использовались мрамор, терракота, бронза и медь. Своим великолепием оно напоминает дворцы Древнего Рима.
В вестибюле магазина находился большой круглый фонтан с мраморной скульптурой, копией работы знаменитого Даниэла Честера Френча, символизирующей Республику. Вскоре этот фонтан стал местом встреч и свиданий ньюйоркцев. Как тут не вспомнить знаменитый фонтан в московском ГУМе!
Магазин Зигеля и Купера открылся в сентябре 1896 года. В первый день магазин посетило 150 тысяч человек. Умопомрачительная цифра! Он получил название «торгового курорта». Помимо огромного количества самых разных товаров на любой вкус, в здании размещались телеграф, междугородний телефон, кассы для обмена валюты, рекламное агентство и даже стоматолог - вдруг у кого-то сведет зубы от зависти.
От линии надземной железной дороги, которая проходила на уровне второго этажа здания, как раз напротив огромных, шикарно оформленных витрин, был устроен специальный пандус, по которому пассажиры прямо с платформы поезда могли попасть в магазин.
Нужно попутно заметить, что в шикарных магазинах зачастую можно было купить товары по очень низким ценам, что еще больше способствовало их (магазинов) популярности.
Привлеченные обилием публики, в этом районе открылись первый музей искусств Метрополитен, Зал роялей Стейнвея, Академия музыки, драматические и музыкальные театры, множество издательств, книжных магазинов, модных и дорогих ресторанов. Шестая авеню была запружена разнообразными конными экипажами, каретами и ландо, доставлявшими женщин за покупками. Дамы в широких юбках с подложенными под них турнюрами, в соответствии с модой того времени, и джентльмены с нафабренными усами заполнили тротуары. Тогдашние модницы постоянно толклись там сотнями, и потому эта торговая зона стала именоваться Ladies’ Mile – Дамской Милей.
Но дело было не только в абсолютном преобладании покупательниц над покупателями. В подавляющем большинстве случаев в качестве обслуживающего персонала в магазинах тоже служили женщины – у прилавков, на кассах, в чайных комнатах и так далее. Так что мужчины нередко казались там инородными вкраплениями или просто ходячими кошельками. В такой роли однажды в 1864 году оказался и Авраам Линкольн, когда после похода вдоль Дамской Мили его жены Мэри ему прислали приведший его в ярость счет на пять тысяч долларов.
Дамскую Милю посещало множество известных персонажей. Там часто можно было видеть блистательную Этель Барримор (1879 – 1959) – одну из представительниц семьи выдающихся актеров, которая играла на лучших нью-йоркских сценах того времени. Она исполнила роль Джульетты в «Ромео и Джульетте» В.Шекспира и роль Норы в пьесе Г.Ибсена «Кукольный дом». Это она в свои юные годы отвергла предложение английского аристократа Уинстона Черчилля вступить с ним в законный брак.
Сюда наезжала Лилиан Рассел (1860 – 1922) - актриса и певица, примадонна театра оперетты, в сопровождении своего мужа - железнодорожного магната и финансиста Джеймса Бьюкенена Брэди, известного гурмана и любителя поесть. Ресторатор Чарльз Ректор называл этого завсегдатая своего «Lobster Palace», находившегося на Седьмой авеню, по соседству с Дамской Милей, «мои лучшие 25 клиентов». Его женушка Лилиан за столом зачастую ни в чем не уступала своему мужу и несмотря на свои девяносто килограммов веса считалась одной из красивейших женщин своего времени. Вот как меняются вкусы!
Здесь можно было увидеть совершающую покупки Лили Лангтри (1853 – 1929) - актрису и куртизанку, в сопровождении своего очередного аристократического любовника, самым знаменитым из которых был сын королевы Виктории принц Уэльский, ставший впоследствии королем Эдуардом VII. Он как-то сказал своей Лили, что истратил на нее столько денег, что хватило бы на покупку военного корабля. В ответ он услышал нечто вроде того, что зато немало поплавал на этом корабле.
Однако сюда приходили не только известные актрисы и куртизанки. Великолепные магазины посещали и представительницы интеллектуальной элиты того времени. Здесь бывала Эмили Пост (1873 – 1960) - писательница, которая получила широкую известность благодаря своей разошедшейся миллионными тиражами книге «Этикет», где она описывала, манеры хорошего поведения в обществе, политике, деловом мире и дома.
Любила сюда заглядывать Эдит Уартон (1862 – 1937) - известная писательница, лауреат Пулитцеровской премии по литературе. По её роману «Эпоха невинности» был поставлен прекрасный фильм о жизни Нью-Йорка 70-х годов прозапрошлого века. Представители семейства Рузвельтов жили фактически под боком Дамской Мили и наверняка отоваривались в здешних магазинах.
В витринах фотоателье знаменитого мастера Мэтью Брэди, который прославился своими снимками боевых действий во время Гражданской войны в США, были выставлены портреты его знаменитых современниц.
В годы, предшествующие Первой мировой войне, блестящий и богатый Нью-Йорк переместился на север Манхэттена, оставив увядать когда-то непревзойденные по красоте и ассортименту товаров магазины. С течением времени в полупустых зданиях разместились предприятия легкой промышленности - вроде швейных фабрик, но к середине 70-х годов прошлого века и они ушли отсюда. Огромные здания опустели.
Однако в середине 90-х Гринвич-Виллидж вторгся в Челси, и этот район снова стал престижным местом для проживания, а магазины розничной торговли вернулись в старые здания. И опять улицы запружены людьми, правда, не такого высокого социального статуса, как это было прежде, но тем не менее способных потратить здесь немало денег на покупки.
Дамская Миля давно лишилась того блеска и великолепия, какие она имела в разудалые девяностые годы позапрошлого века, но зато теперь она получила статус исторического района Нью-Йорка.