Вместо свободы - тюрьма

Из штата в штат
№27 (533)

В последние годы число обитателей американских иммиграционных тюрем (основной контингент можно разделить на две большие группы: нелегалы и иностранцы, претендующие на статус политических беженцев) резко возросло. А в ближайшее время их может оказаться еще больше: как Сенат, так и палата представителей в своих проектах иммиграционной реформы предусмотрели значительное расширение “койкомест” в учреждениях данного профиля.
Критики политики «закручивания гаек» обращают внимание общественности не только на значительные средства, которые приходится тратить на содержание иммиграционных тюрем, но и на несовершенство законов, регулирующих содержание узников, а также на тот факт, что среди них можно видеть все больше и больше людей, не представляющих никакой угрозы обществу. В первую очередь это касается иностранцев, обратившихся за политическим убежищем. Люди покинули свои страны, приехав в США, спасаясь от преследований и угрозы физической расправы, а вместо свободы оказались за решеткой... Горькая ирония судьбы.
Надо сказать, что положение этой группы иностранцев резко ухудшилось после известных событий 11 сентября 2001 года. Желая перестраховаться, иммиграционные власти под давлением бывшего министра юстиции, ультраконсерватора Джона Эшкрафта перестали делать различия между теми, кто вызывал у них обоснованные подозрения, и остальной массой претендентов на статус беженца .
Согласно статистике силового подразделения Министерства национальной безопасности (МНБ) Immigration and Customs Enforcement (ICE), в настоящее время в иммиграционных тюрьмах содержится более 21 тысячи заключенных. Кто-то проводит за решеткой несколько недель, кто-то - месяц, кто-то - год, а то и больше. Всего за год через систему иммиграционных тюрем проходит несколько сот тысяч человек. А построена она следующим образом:
1. Восемь больших иммиграционных тюрем находятся в непосредственном ведении ICE.
2. Шесть учреждений управляются частными компаниями.
3. Большая часть нелегалов и иностранцев, добивающихся статуса беженца (57 процентов), содержится в 312 графских и муниципальных местах лишения свободы, имеющих контракты с федеральным правительством.
По заключению экспертов, условия содержания заключенных в тюрьмах ICE не выдерживают критики. Однако несмотря на критику иммиграционных мест лишения свободы, Конгресс уже наметил планы их существенного расширения. Так, Сенат собирается выделить средства на строительство 20 новых федеральных detention centers, в которых можно было бы содержать не менее 20 тысяч человек.
В ICE считают, что иммиграционных тюрем с числом заключённых не менее 35 тысяч должно быть больше. Только таким образом, убеждают Конгресс силовые структуры, можно изолировать большую часть кандидатов на депортацию. По данным иммиграционных властей, на свободе сегодня находится 544 тысячи иностранных подданных, которых следовало бы взять под стражу и выдворить из страны. Как считают в ICE, нахождение этих людей на свободе, нередко из-за дефицита мест в иммиграционных тюрьмах, не что иное, как мини-амнистия злостным нарушителям американских законов.
Необходимо заметить, а я как член Американской ассоциации защиты гражданских свобод знаю о данной проблеме не понаслышке, что лицам, попавшим в иммиграционные тюрьмы, довольно непросто получить юридическую защиту. Люди там сидят большей частью бедные, обратиться за помощью к адвокату им сложно. Связаться с родственниками (если они имеются) также непросто: телефонная связь либо ограничена, либо не по карману людям, у которых за душой нет ни гроша. Несколько лет назад я писал о деле одного российского гражданина, которого поместили в отдаленную иммиграционную тюрьму штата Луизиана. Его близкие в Москве понятия не имели, что с ним и куда он подевался. Они обратились в редакцию «РБ», мы - в российское посольство в Вашингтоне. Парня в конце концов вытащили из тюрьмы и отправили домой. Не забей тревогу его жена, кто знает, сколько бы ему еще пришлось сидеть в застенке забытого Богом луизианского графства.
Если взглянуть на карту расположения иммиграционных тюрем, легко убедиться в том, что большинство этих заведений находится в сельской местности юго-западных штатов. Правозащитники считают, что делается это с умыслом. Если человек пользовался услугами адвоката в Нью-Йорке или Нью-Джерси, трудно надеяться, что тот станет часто наведываться в глубинку. В большинстве случаев именно так и происходит.
По мнению тех, кому пришлось сидеть в американских иммиграционных тюрьмах, тюрмы нуждаются не столько в дополнительных ассигнованиях, сколько в изменении отношения администрации подобных учреждений к людям, которые прибыли в страну в поисках лучшей жизни. По крайней мере, негоже обходиться с ними, как с уголовниками...


Комментарии (Всего: 1)

Я тоже время от времени думаю о беженстве...но меня пугает то,что я читаю в ваши статьи и боюсь,что вы(Америка)точно также унижаете тех,кто слабее...Беженцы-самое слабый и беззащитный слой населения...Мы бросая все просим у вас помощи,защиты,а вы нас в тюрьму...А если у меня дети?<br>Ведь мы и так едем к вам не от хорошей жизни...Не хочу описывать свою ситуацию...как то уже писала.Но что делать человеку без Родины,без нации?Мы изгои,и дети наши тут чужие...Вы всегда кичились своей Свободой,уверяя всех,что каждый человек имеет право на нее...на свой выбор...И что?<br>Вся Америка стала закрытой страной...Боитесь нас,беженцев?<br>Не пускаете...отсюда и неконтролируемые нелигалы.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *