«Посети нас, ХАМАС...»

Факты. События. Комментарии
№7 (513)

Залы Кремля видели много высоких гостей самого низкого пошиба. По резиденции русских царей и коммунистических вождей ступали узурпаторы власти, тираны своих народов, даже один людоед - президент (он же император) Центрально-Африканской Республики Жан-Бедель Бокасса. Не раз побывали здесь профессиональные террористы латиноамериканского и ближневосточного разливов. Сам Арафат многократно обменивался тут слюнявыми поцелуями с московскими товарищами.
И вот, после достаточно большого перерыва в общении с мясниками, Кремль ожидает новых приглашенных. Президент Российской Федерации Владимир Путин, выступая в Мадриде, выразил желание принять в Москве лидеров террористической организации ХАМАС.
Цивилизованный мир отреагировал на странное намерение российского президента плохо. Внесенного во все «черные списки», ХАМАС вряд ли можно рассматривать как новоявленного партнера по международным переговорам. Даже, несмотря на его так называемую демократическую победу на выборах в Палестинской автономии. Мало ли было в истории человечества ошибок, совершенных народами, за которые потом долго и страшно расплачивались и сами эти народы, и весь мир?
Однако думается, не сантименты бывшего резидента советской разведки, являвшейся надежным другом международных террористов, заговорили в президенте Путине. Его нынешняя благосклонность к ХАМАСу продиктована совсем иным: недовольством той партией, что отведена России в «квартете», отвечающем за урегулирование ближневосточного конфликта. А проще говоря, ревнивым отношением Владимира Владимировича к лидерской позиции США.
В «Соло на IBM» Сергея Довлатова есть описание сцены в больнице, где лежал Иосиф Бродский:
«... Лежит Иосиф - бледный, чуть живой. Кругом аппаратура, провода и циферблаты.
И вот я произнес что-то совсем неуместное:
- Вы тут болеете, и зря. А Евтушенко между тем выступает против колхозов...
Действительно, что-то подобное имело место. Выступление Евтушенко на московском писательском съезде было довольно решительным.
Вот я и сказал:
- Евтушенко выступил против колхозов...
Бродский еле слышно ответил:
- Если он против, я - за.»

Если президент США Джордж Буш против ХАМАСа, то Владимир Путин - за. Так получается?
А как быть с «двойными стандартами», о которых глава России сам не раз с обидой говорил? Какой была бы реакция российского руководства, если бы Израиль, не дай Б-г, пригласил на сердечное свидание в Иерусалим одноногого главаря чеченских сепаратистов Шамиля Басаева? Или прячущихся в Лондоне членов так называемого чеченского правительства в изгнании? Позвали бы их, чтобы поговорить о судьбах Северного Кавказа, о путях преодоления противоречий с федеральным центром, о будущем независимой Ичкерии? Ведь, в конце-то концов, первый президент Чечни тоже был избран «демократическим путем», что не помешало физически устранить и его, и его преемников.
В торопливых и не слишком мужественных разъяснениях, последовавших после скандального заявления Путина, прозвучало следующее: Москва хочет растолковать лидерам ХАМАСа, что им негоже стремиться к уничтожению Израиля, шляться по региону в «поясах шахидов» и держаться курса на истребление граждан суверенного соседнего государства. То есть, провести с неопытными в политике вооруженными товарищами разъяснительную работу. Были же в Подмосковье когда-то курсы «Выстрел», где некоторых нынешних палестинских вождей учили стрелять и взрывать, теперь их надо понатаскать в деле международной дипломатии. Ну, этакие новые краткие курсы «Осечка»...
И хотя Путину, судя по всему, совершенно все равно пострадает или приобретет Израиль от поощрения ХАМАСа официальной Россией, в самом Еврейском государстве демарш кремлевского руководства вызвал бурную реакцию. Вплоть до того, что высказывание российского президента может оказать воздействие на предстоящие в конце марта выборы в Кнессет. Особенно ярко это повлияло на настроения русскоязычных избирателей, составляющих решающий электоральный резерв для партий, борющихся за мандаты.
На фоне заявления Путина может заметно упрочить свои позиции на «русской» улице председатель партии «Наш дом Израиль» Авигдор Либерман. Он едва ли не первым отозвался на мадридский эпатаж.
«ХАМАС провозгласил уничтожение Израиля главной целью своей деятельности и победил на выборах в Национальный совет Палестинской автономии именно под этим лозунгом, - заявил Либерман. - Приглашение лидеров ХАМАСа в Москву на встречу с лидером России господином Путиным придает террористам дополнительную легитимацию и мотивацию. Израиль был единственной страной в мире, которая поддержала политику Путина в отношении чеченских экстремистов, его борьбу с бандформированиями. Я хотел бы еще раз предостеречь руководство России от практики «двойных стандартов», потому что террор не имеет национальности и не имеет границ. Весь мир должен объединиться в борьбе с террором, а не делить террористов на «хороших» и «плохих».
Именно Либерман предложил отозвать посла Израиля в Москве для консультаций, что расценивается в дипломатии как резкий предупредительный шаг. Интервью с лидером НДИ прошли по каналам телевидения на иврите, английском и русском языках. На «русских» избирателей, почувствовавших горечь и стыд за позицию страны их исхода, это произвело сильное впечатление. Можно сказать, что Путин, сам того не ведая, прибавил партии Авигдора Либермана немало новых сторонников.
Председатель «Ликуда» Биньямин Нетаниягу, напротив, не смог использовать сложившуюся ситуацию в пользу своей партии. Он также направил президенту Путину письмо, в котором предложил российскому президенту отказаться от планов по приглашению руководства террористов ХАМАСа в Москву и указал, что “приглашение ХАМАСа в Москву является признанием ХАМАСа, являющегося террористической организацией согласно законам Российской Федерации”. Но...
...Но в тот же день, когда письмо Биньямина Нетаниягу полетело в Москву, в Израиле разразился скандал, инициированный ведущей русскоязычной газетой страны «Вести». На ее страницах была опубликована статья Алексея Лоренцсона, в которой автор познакомил читателей с личностью руководителя российской группы стратегических советников партии “Ликуд” профессора Алексея Ситникова. Дотошный журналист процитировал высказывания Ситникова, помещенные на его персональном сайте. Заезжий политтехнолог однозначно дает понять, что в консультациях по политическим программам политиков, являющихся его клиентами, он старается учитывать интересы России.
“Политические консультанты, политические технологи... Мы уже стали не только экспортируемым товаром. Мы - еще один из инструментов сохранения политического влияния за рубежом, - пишет Ситников. - Если мы работаем с некими политиками и они приходят к власти, то... в программах этих кандидатов мы стараемся учитывать интересы России”.
Русскоязычным читателям не оставалось ничего, кроме парадоксального вывода: Биньямин Нетаниягу и его товарищи по руководству партией, пригласившие дорогостоящего российского политтехнолога, могут оказаться... «агентами влияния Москвы»! Разумеется, это и сейчас не так и никогда не случится, однако удар по авторитету «Ликуда» в глазах «русских» израильтян был нанесен болезненный. Откровения Ситникова фактически перечеркнули эффект письма, направленного председателем «Ликуда» в Москву. Ведь, получается, что, призывая Путина обдумать свое отношение к ХАМАСу, Нетаниягу сам бездумно доверяет московскому консультанту, который старается привести к власти в Израиле политиков, отвечающих ближневосточным интересам Кремля.
Партия «Кадима» выразила государственную точку зрения на заявления Владимира Путина. Находившаяся с визитом в Вашингтоне министр иностранных дел Израиля Ципи Ливни назвала поступок Путина «ударом в спину», так же классифицировал его и министр транспорта Меир Шитрит, заявивший, что Израиль не пропустит главарей ХАМАСа через свою территорию, а другого пути в российскую столицу для них нет. И если воспрепятствовать полету в Москву пребывающего в Сирии политического лидера ХАМАСа Халеда Машаля Израиль повлиять вряд ли сможет, то выдвинутого на пост кандидата на должность премьер-министра Палестинской автономии Исмаила Ханийе такой запрет коснется в первую очередь.
Наконец, сам исполняющий обязанности премьер-министра Израиля, нынешний лидер «Кадимы» Эхуд Ольмерт устами канцелярии главы правительства заявил следующее:
«Израиль продолжит беспощадную борьбу с любыми проявлениями террора. ХАМАС является террористической организацией, которая несет ответственность за гибель сотен невинных граждан. Израильская позиция была и остается без изменений: нет и не может быть никаких контактов с террористическими группировками. Вся международная общественность, включая страны международного “Квартета”, членом которого является и Россия, выразила свою однозначную позицию по отношению к ХАМАС. Мы уверены, что эта позиция останется неизменной и что не будет дана легитимация террору. Израиль не намерен менять свою позицию по данному вопросу ни при каких обстоятельствах».
Твердый голос будущей «партии власти» услышан на «русской улице», тон заявления импонирует избирателям, и, возможно, именно Путин невольно упрочил позиции «Кадимы», слегка пошатнувшиеся после решения кабинета Ольмерта перевести на счета Палестинской автономии 50 миллионов шекелей.
«Нам не дано предугадать, чем слово наше отзовется...» Делая свое заявление в Мадриде, Владимир Владимирович Путин едва ли задумывался над тем, как его слова отзовутся в умах и сердцах бывших соотечественников, граждан Израиля. Его волнуют более глобальные проблемы. Но может статься, что именно «русские» голоса, склоненные на сторону центристской «Кадимы» и патриотической партии «Наш дом Израиль», изменят политическую картину в стране, ведущей трудную борьбу с арабским терроризмом. Если ХАМАС не расстанется с кровожадными планами и позволит своим боевикам совершать преступления против израильтян, будущего у этой «демократически избранной власти» нет. В изоляции окажется не только новый хозяин ПА, но и все, кто ему покровительствовал. И не исключено, что на будущих встречах в Кремле с официальными лицами Еврейского государства окружению путина еще придется оправдываться за «смелый» февральский шаг президента навстречу ХАМАСу...