Не нефтью единой

Большая политика
№6 (512)

В декабре прошлого года я была приглашена в American Jewish Committee (AJC), где исполнительный директор этой организации выступал перед русскоязычной «элитой».
Незадолго до этого в «РБ» (№ 500) появился мой материал «Наш учитель – Саудовская Аравия». В нем рассказывалось о попытках Рийяда завоевать (а вернее, промыть) умы молодых американцев посредством издания в США тенденциозных учебников о Ближнем Востоке и финансирования семинаров для американских учителей. Зная, что Дэвид Харрис одним из первых забил тревогу по поводу такой «просветительской» кампании, я обратилась к нему с вопросом: «Что предпринимает в связи с ней американское правительство?»
Ответом на мой вопрос была целая речь, суть которой сводилась к следующему: Америка не может успешно и последовательно бороться с влиянием Саудовской Аравии, пока мы зависим от зарубежной, в частности, ближневосточной нефти. И Америка не в силах избавиться от этой опасной зависимости. «Я надеялся, что Джордж Буш попытается ей противостоять, – сказал Харрис. – Буш мог сделать для Америки то, что Ариэль Шарон сделал для Израиля. Именно Шарон – крутой боевой генерал, ликудовец, отец-основатель поселенческого движения – мог позволить себе вывести израильские войска из Газы и эвакуировать поселения. Именно Буш – республиканец, консерватор, техасец, «нефтяник», друг саудовских принцев и магнатов – мог позволить себе начать новую энергетическую политику. 12 сентября 2001 года, на следующий день после кошмарных терактов, президент мог обратиться к американцам и сказать им: «Если мы хотим, чтобы подобное не повторялось, мы должны отказаться от своего пристрастия к нефти». 12 сентября 2001 года американцы прислушались бы к своему президенту. К сожалению, Буш упустил шанс».
После этого в AJC началась полусерьезная, полушутливая дискуссия о том, кто способен образумить Америку и излечить ее от опасной любви к нефти. Дэвид Харрис уверял, что подобное возможно лишь в том случае, если в Белом доме и в обеих палатах Конгресса воцарятся демократы. Русскоязычные же лидеры, не скрывающие своих симпатий к Джорджу Бушу и его однопартийцам, доказывали, что на такой смелый шаг или опасный поворот не способен ни один демократ, в частности, – претендующая на Белый дом сенатор Хиллари Клинтон.
Через несколько дней я получила пресс-релиз из офиса Хиллари Клинтон, в котором указывалось, что экс-первая леди возглавит проходящий в Нью-Йорке форум, посвященный вопросу энергетической независимости США. На форуме, в частности, рассматривался план демократов с многообещающим названием Democratic Plan for Energy Independence by 2020.
Джордж Буш тоже поднял вопрос об энергетической независимости, но несколько позже – в своем недавнем обращении к народу. Изречение президента «America is addicted to oil» уже успело облететь мир, вызывая надежды и усмешки. Скептики с ходу решили, что Буш намерен перехватить инициативу у демократов (хотя бы для вида), а озабоченные деятели вроде Дэвида Харриса вновь предположили, что президент собирается наверстать упущенное (лучше поздно, чем никогда).
Но насколько реально излечение Америки от нефтяной «наркомании»? Судя по статье, появившейся на днях в «Нью-Йорк таймс», не очень. Во всяком случае, в Имперском штате. В тот самый день, когда президент произнес слова об «oil addiction», Cенат штата Нью-Йорк одобрил законопроект, предоставляющий налоговые скидки (более миллиарда долларов) гигантским нефтяным компаниям (даже если их доходы побивают все американские рекорды) и независимым поставщикам нефти.
Послабления фирмам, так или иначе связанным с традиционным горючим, последовательно предоставлялись в течение всех 12 лет пребывания на губернаторском посту Джорджа Патаки. Часто эти послабления делались для удержания в штате самых разных бизнесов – рыболовных судов, пассажирских плотов, частных автобусных компаний, ферм, частных и религиозных школ и т.д.
Сейчас законодатели-республиканцы добиваются даже больших налоговых скидок, но их предложения застревают в демократической Ассамблее штата.
В то же время Джордж Патаки предлагает ввести налоговые скидки для предприятий и частных лиц, так или иначе пропагандирующих... альтернативные виды топлива. В своем обращении к ньюйоркцам в начале 2006 года Патаки подчеркнул, что он добивается уменьшения «нашей зависимости от дорогостоящей, загрязняющей воздух и провоцирующей террор иностранной нефти». Все та же благородная цель.
Но вот можно ли одновременно пропагандировать альтернативное топливо и баловать налоговыми послаблениями любителей его традиционных видов? По мнению многих экспертов, это абсурдная, бесперспективная политика. Льготы, предоставляемые за производство и потребление старого доброго горючего – бензина, газа, дизеля и т.д., – не только усиливают нашу зависимость от него, но и затрудняют успешное внедрение его новых видов вроде этанола или биодизеля. Реально добиться изменений можно, лишь следуя примеру Европы, которая вводит высокие налоги на нефть и нефтепродукты, поощряя бизнесы употреблять новые виды горючего, а рядовых европейцев – покупать гибридные автомобили, работающие одновременно на газе и электричестве.
В то же время рядовые американцы, особенно американцы с небольшими доходами и владельцы малых бизнесов, страдают от неуклонно ползущих вверх цен на традиционное топливо, поэтому налоговые скидки на пользование им довольно популярны среди этих слоев населения. Популярны они и среди домовладельцев, получивших не так давно приятный сюрприз: одна из последних крупных налоговых льгот (276.7 млн. долларов) касалась всех тех, кто использует традиционное горючее для отопления жилых домов.
По мнению Майкла Марра, пресс-секретаря бюджетной «команды» Патаки, «губернатор не считает повышение налогов эффективным путем борьбы с зависимостью от зарубежных энергетических ресурсов». Патаки якобы предлагает Нью-Йорку всеобъемлющий план постепенного перехода от традиционного, притом иностранного, к альтернативному, притом отечественному топливу.
По плану Патаки, на проекты, поощряющие использование новых видов топлива, выделяются 30 миллионов долларов. Финансовую поддержку получают даже газовые и бензозаправочные станции, соглашающиеся предлагать альтернативное горючее потребителям. Еще 20 миллионов долларов выделяют на строительство заводов, производящих этанол более эффективными и экологически чистыми способами, чем переработка кукурузного зерна.
Наконец, губернатор Патаки обещает налоговые скидки размером 2,000 долларов ньюйоркцам, покупающим гибридные автомобили.
По данным Американского института нефти, в Нью-Йорке сейчас самые высокие штатные и местные налоги на бензин. Для рядового потребителя бензина они составляют 40 центов на галлон – в придачу к 18.4 центам, которые выплачиваются федеральному правительству. По законопроекту, принятому Сенатом штата, местный налог на бензин должен снизиться в десять раз, составив 4 цента на галлон для его потребителей. Насколько это реально? Опять-таки, не очень.
Налогом, как правило, облагаются нефтяные компании или бизнесы, поставляющие нефть бензозаправочным станциям, а те, в свою очередь, снижают налоги на бензин для своих клиентов. Вернее, должны снижать. Ибо, как правило, производители и поставщики горючего не склонны делиться своими доходами с покупателем. А так как законопроект Сената не обязывает их это делать, то рядовым пользователям бензина вряд ли что-то перепадет. Бизнесмены любого калибра постараются удержать свои доходы при себе. Не далее как на прошлой неделе стало известно, что доходы Exxon Mobil в 2005 году составили 36.1 млрд. долларов. Это – рекорд даже для американской компании-гиганта.
Демократы из Ассамблеи считают, что предложение республиканского Сената – очередной реверанс в сторону большого бизнеса, и заботливые законодатели никак не учитывают интересы рядовых ньюйоркцев. Налоговое бремя последних (в частности, бремя расходов на бензин) должно быть облегчено другими способами. Например, снижением подоходного налога.
Как видим, демократы и республиканцы на всех уровнях власти предлагают разные способы борьбы с «нефтяной наркоманией» и зависимостью от зарубежных энергетических ресурсов. Одни выступают за смелый поворот в сторону альтернативных видов горючего, другие жонглируют нефтью и ее заменителями, угождают и вашим, и нашим и называют подобную политику последовательным переходом от старого к новому: от бензина к этанолу, от дизеля к биодизелю. Может быть, «постепенный переход» так же реален, как благое намерение производителей и поставщиков топлива поделиться своими доходами с потребителем?