С МЕСТА СОБЫТИЙ

Шахматно-шашечный клуб
№49 (502)

Из Беэр-Шевы небольшое интервью с ветераном сборной США Борисом Гулько, которое состоялось в отеле «Парадайз» во время командного чемпионата мира. (Полный текст www. mignews.com от 19 ноября).
Из нашего досье (РБ, 137): Борис Гулько (родился 9 февраля 1947 в Германии, окончил МГУ им.Ломоносова, единственный чемпион двух некогда недружественных стран, участник 9 Всемирных Шахматных Олимпиад (в составе сборной СССР и 8 раз за сборную США). Эмигрировал в 1986 году (перед этим неоднократно получал отказ). Жена – Анна Ахшарумова, двукратная чемпионка СССР, сын – Давид, 1979 г.р. В настоящее время семья живет в Нью-Джерси).[!]
- В сборной США все шесть гроссмейстеров разговаривают между собой на русском языке.
- В США шахматами занимаются миллионы детей, отлично зная при этом, что никогда эта игра не станет их профессией, потому что за нее не платят, то есть платят, но очень мало. Поэтому шахматы в Америке - удел тех, кто уже приехал практикующим гроссмейстером и кому попросту некуда отступать.
- А у вашей супруги Анны были пути к отступлению?
- Да, поначалу Аня поиграла в шахматы, стала чемпионкой США, а затем занялась программированием. Зарабатывает намного больше меня.
- И моложе, простите, на 10 лет. Завидую, гроссмейстер!
- Есть чему. У нас прекрасная семья.
- Не жалеете, что сын Давид не стал шахматистом?
- В детстве он к этому не стремился, мы с Аней не жалеем, а сам Давид иногда говорит, что теперь уже немного жалеет. В 13 лет он съездил в Израиль из США, вернулся оттуда религиозным человеком. Я начал было с ним спорить, но мальчик победил. Вот так и я увлекся иудаизмом.

- Шахматисты - это в первую очередь аналитики?
- Ну, кто-то больше доверяет интуиции, кто-то полагается на анализ.
- А вы?
- А я, кажется, понял подоплеку вашего вопроса. Как склонный к анализу человек может стать религиозным? Угадал?
- Вы угадали, Борис Францевич, причем вопрос без подвоха, скорее, наоборот.
- У вас типичная для атеиста логика. Просто нужно один раз поверить, что есть, существует высшая сила, и тогда все становится, по-моему, даже более логично.
- Вам нравится в Израиле?
- Очень! Для религиозного еврея здесь просто великолепно, и если бы не моя профессия...
- С логикой религиозного еврея разобрались. Вернемся к логике шахматной. Есть сейчас чемпион мира в вашей игре? Это - Топалов?
- Он считает, что - да. Крамник уверен, что именно он, Владимир Крамник - чемпион. Есть еще Гарри Каспаров, убежденный, что ушел непобедимым.
- Вы тоже убеждены, что Гарри Кимович действительно ушел? Не паузу взял, а простился с шахматами навсегда?
- Я неплохо знаю Гарика, чтобы именно так и полагать. Видите ли, у него нет уже шансов прогрессировать, штурмовать новые высоты. Время властно и над ним тоже.
- Ну, и как быть с чемпионом мира, о котором мечтают рядовые болельщики?
- Все правильно, негодование болельщиков вполне понятно. Михаил Ботвинник создал стройную систему определения чемпиона мира
- А разрушил ее Гарри Каспаров. Потом он еще создал Ассоциацию гроссмейстеров.
- И ее разрушил. Гарик - талантливейший человек, но он немного напоминает мне Тараса Бульбу. Все, что порождает, он же и убивает.
- Оставим, Борис Францевич, на вашей совести сравнение человека, урожденного Вайнштейном, с гоголевским героем, для которого слово «жид» было излюбленным ругательством. Вы согласны, что система не выявляет сильнейшего?
- Да какая же это система? Это так... подобие. Вот Василий Иванчук, который последние два года стабильно показывал самые высокие результаты, даже не был приглашен на чемпионат. Так что теперь Иванчук, подобно Широву, может не признавать его результаты. Но пока у власти в ФИДЕ Кирсан Илюмжинов, ничто не изменится.
- А это надолго?
- Очень!
- Почему?
- Такая уж это организация - ФИДЕ. Напоминает ООН. Давно дискредитировала себя, давно ничего собой не представляет. Управляется странами третьего мира, которых там большинство - и в ООН, и в ФИДЕ. Шахматы - не прыжки и не бег, интеллектуальный вид спорта, им должны управлять делегаты стран первого мира, а что на деле, и что они могут? У Илюмжинова есть деньги, для третьего мира это главное.
- Положа руку на сердце, вы не жалеете, что, связавшись с советской властью, упустили свой шанс стать чемпионом мира? Ведь он был, не мог не быть у чемпиона СССР. Или вы полагаете, что не все еще потеряно?
- Нет, время упущено, конечно, безвозвратно. Чемпионом мира мне уже не быть. Я играю в шахматы потому, что жить без них не могу.