ВЬЕТНАМ И ИРАКНЕКОРРЕКТНЫЕ СРАВНЕНИЯ

Факты. События. Комментарии
№43 (496)

Вряд ли какая-нибудь другая страна в послевоенный период оставила такой след в памяти американского народа, как Вьетнам. Во время девятилетней войны американская армия потеряла убитыми 55 тысяч человек и несколько сот тысяч было ранено. Война привела к наиболее значительному за послевоенный период размежеванию в американском обществе. Именно этот фактор вынудил американских политиков пойти на вывод американских войск из этой азиатской страны и осознать тот факт, что военная мощь не гарантирует победы в войнах с радикальными режимами.
В связи с 30-й годовщиной окончания вьетнамской войны газеты публикуют статьи о причинах фиаско США во Вьетнаме и уроках, которые нынешняя администрация может извлечь из опыта вьетнамской войны для решения иракской проблемы.
Вьетнамский вариант «перестройки» - курс на экономические реформы при сохранении авторитарной власти коммунистов - показал, что централизованную социалистическую экономику можно превратить в рыночную, не вызывая при этом социальных катаклизмов. Вьетнам все еще остается бедной страной, хотя за время рыночных реформ национальный доход на душу населения вырос со 128 долларов до одной тысячи долларов в год. Уже осуществленные реформы и их результаты дают возможность специалистам утверждать, что эта азиатская страна с населением более 80 миллионов человек сможет в ближайшем будущем претендовать на титул «азиатского тигра». Вьетнам вышел на первое место в мире по экспорту риса, обогнав по этому показателю США и Индонезию. В то же время в стране быстро развиваются современные отрасли промышленности, в том числе электроника и информационные технологии. Вьетнам становится привлекательным рынком для иностранных инвестиций, они достигли уже почти 50 миллиардов долларов.
Западные политики задаются вопросом: каким образом в этой стране, еще недавно жившей впроголодь, удалось добиться значительных успехов в развитии своей экономики? Если попытаться выделить наиболее важные факторы, то к ним следует отнести политическую стабильность, экономические и социальные реформы, учитывающие вьетнамскую специфику и конфуцианскую культуру, ставшую важной базой экономического подъема и в ряде других азиатских стран.
Руководство КПВ пытается осуществлять постепенное реформирование политической системы, но при этом вьетнамские лидеры продолжают довольно жестко выступать против какого-либо ущемления роли компартии. Опыт развития многих азиатских стран показывает, что определенная доля авторитарности правящего режима, как правило, способствует эффективности экономического развития. Однако проходит время, и новый “средний класс” начинает требовать демократических перемен и своего места в политической системе.
Переход к рыночной экономике и политическая стабильность во Вьетнаме побудили Вашингтон отказаться от санкций в отношении этой коммунистической страны и приступить к улучшению отношений с Ханоем в различных областях. Было подписано американо-вьетнамское торговое соглашение. Объем товарооборота между обеими странами достиг 5 миллиардов долларов, в 10 раз больше, чем между Вьетнамом и Россией. Начали ежедневно курсировать американские лайнеры между Сан-Франциско и Хошимином.
Нельзя не отметить еще одного важного фактора, который побуждает США улучшать отношения со своим бывшим врагом. Дело в том, что сегодня американская администрация рассматривает растущую мощь Китая как основную угрозу интересам США в Азии. Вашингтон заинтересован в том, чтобы не допустить сближения двух коммунистических стран - Китая и Вьетнама, учитывая при этом исторически присущие вьетнамцам антикитайские настроения.
В последнее время в средствах массовой информации США все чаще стали появляться аналитические материалы, авторы которых пытаются провести параллели между войной во Вьетнаме и Ираке. Некоторые американские эксперты считают, что эти сравнения некорректны. По их мнению, в Ираке мир столкнулся с принципиально новым типом конфликта.
Однако более популярной является другая точка зрения, которую поддерживает ряд американских сенаторов. Она заключается в том, что война в Ираке все больше напоминает события во Вьетнаме. “Мы возвращаемся на тот же виток спирали, потому что теперь мы завязаны на нескончаемой проблеме, не идентичной, но весьма похожей на ту, с которой мы столкнулись во Вьетнаме”, - считает сенатор Хейгел из Небраски.
В этом отношении примечательны выступления президентов времен вьетнамской войны и нынешнего хозяина Белого дома. Они почти дословно копируют друг друга.
В 1966 году президент Линдон Джонсон заявил: “Если мы не остановим “красных” в Южном Вьетнаме, завтра они будут на Гавайях, а на следующей неделе - в Сан-Франциско”. Наш президент Джордж Буш фактически выступил 26 августа 2003 года с тем же тезисом: “Наши военные противостоят террористам в Ираке и Афганистане и других регионах, чтобы наш народ не стал жертвой терактов, подобных тем что были совершены в Нью-Йорке, Сент-Луисе или Лос-Анджелесе”. Как известно, после ухода американских войск из Вьетнама Гавайи и Сан-Франциско по-прежнему входят в состав США. Что же касается предсказаний Буша, то многие обозреватели придерживаются мнения, что именно благодаря американской оккупации Ирака эта страна стала новым рассадником терроризма.
В 60-е годы американские политики были уверены, что победа США во Вьетнаме приведет к контролю над всем регионом Юго-Восточной Азии. Джордж Буш и его советники также придерживаются той точки зрения, что создание демократического государства в Ираке явится началом цепной реакции развала радикальных исламских режимов на всем Ближнем Востоке. Но, как известно, американской армии не удалось сокрушить коммунистический режим во Вьетнаме, а власть в Ираке, не без поддержки американской администрации, переходит в руки шиитских мулл.
Президент Джонсон не уставал заверять американцев в том, что во Вьетнаме все идет по плану. Предсказание вице-президента Чейни о том, что “американцев встретят в Ираке как освободителей”, также оказалось, мягко говоря, чрезмерно оптимистическим.
Одна из важных причин поражения США заключается в том, что им не удалось провести в Южном Вьетнаме какие-либо реформы, что могло бы привлечь на их сторону местное население. Значительная экономическая помощь, которую Вашингтон предоставлял Сайгону, разворовывалась местными чиновниками и политиками.
Примерно то же самое происходит в Ираке. Американцы опираются в этой стране на политиков, которых прежде всего интересует, в чьи руки перейдут «нефтяные города» и кто будет контролировать потоки финансовых средств, направляемых на восстановление страны.
Как и во времена вьетнамской войны, -все более важным фактором, влияющим на курс нынешней администрации, становятся антивоенные настроения общественности. Во время начала боевых действий в Ираке около 70% американцев поддерживали действия администрации США. Ныне этот уровень снизился до 50%. Антивоенные демонстрации в США собирают десятки тысяч участников, но по размаху пока значительно уступают аналогичным акциям против войны во Вьетнаме. При этом необходимо учитывать, что в отличие от вьетнамской войны новости из Ирака транслируются в режиме реального времени и оказывают все более эмоциональное воздействие на американскую общественность.
Наиболее болезненным является сегодня вопрос, что будет, если США уйдут из Ирака. Тот же вопрос ставили американские политики и генералы и в период вьетнамской войны. Американские войска ушли из Вьетнама, но США остались мощной и влиятельной державой и сыграли важную роль в развале Советского Союза. Но если США уйдут из Ирака, то сразу встают неразрешимые проблемы: кто будет контролировать иракскую нефть? Что будет с имиджем США на международной арене? Как это сможет отразиться на результатах предстоящих президентских выборов?
Нельзя не видеть определенных различий в восприятии президентами своей роли в принятии решений о начале вьетнамской и иракской войны. Президент Кеннеди исходил, прежде всего, из геополитических и идеологических соображений - необходимости остановить распространение коммунизма на Дальнем Востоке. Президент Буш неоднократно заявлял, что он действовал по велению Бога. Конечно, для многих американцев приятно слышать о близких отношениях главы Белого дома с Создателем, но немало и тех, кто не без основания опасается принятия новых судьбоносных для США решений на том же небесном уровне.
Что касается причин войны с Ираком, то они меняются по мере изменения военной и внутриполитической обстановки в этой стране и рейтинга хозяина Белого дома. Как известно, первым официальным объяснением команды Буша о необходимости ввода американских войск в Ирак являлось наличие там конфессионального оружия. После того, как эти утверждения не подтвердились, акцент стал делаться на важности покончить с диктаторским режимом Саддама Хусейна и приобщении иракского народа к западным демократическим ценностям.
В программном выступлении, посвященном 4-й годовщине террористических акций в Нью-Йорке и Вашингтоне, президент Буш дал ещё одну версию необходимости оккупации Ирака. «Террористы, - заявил он, - стремятся создать радикальную исламскую империю, простирающуюся от Испании до Индонезии, а Ирак – центральный фронт в их борьбе против человечества...». По всей видимости, по мере осложнения обстановки в Ираке и дальнейшего падения рейтинга нынешнего президента мы услышим еще не одно объяснение необходимости войны в Ираке, а возможно, и в других странах Ближнего Востока.
Нельзя смотреть на события прошлого с позиций сегодняшнего дня, так как во времена “холодной войны” у американцев существовал реальный и небезосновательный страх перед коммунистической угрозой. В то же время нынешняя администрация Белого дома имела все возможности сделать выводы из вьетнамской войны и не наступать, как говорят в России, на одни и те же грабли.