Выборы в ФРГ: все победили, все проиграли

Факты. События. Комментарии
№39 (492)

То, что на выборах в Германии две основные партии-конкурента (СДПГ Герхарда Шредера и ХДС/ХСС Ангелы Меркель) могут прийти к финишу, что называется, «нос к носу», ожидалось многими наблюдателями. Однако то, что результат окажется настолько невразумительным, предсказать не мог никто. Вопрос о том, кто будущие четыре года будет занимать кресло канцлера страны, остается не просто открытым – он запутался еще больше.
Для начала – немного статистики. Из 61,9 млн. немецких граждан, наделенных избирательным правом, в выборах приняли участие около 79% - весьма впечатляющий результат для Европы, однако вполне обычный в Германии: в конце концов, немцы сотни лет славились своей дисциплинированностью. Даже в Баварии, где накануне открылся традиционный ежегодный пивной фестиваль Oktoberfest, это обстоятельство не помешало бундесбюргерам проголосовать: здесь к урнам явились 82% избирателей. Исключение составил лишь 160-й избирательный округ в Дрездене: из-за смерти кандидатки от Национал-демократической партии Керстин Лоренц выборы на этом участке, где живет примерно 219 тыс. избирателей, были перенесены на две недели. Впрочем, это уже не может повлиять на окончательное распределение мест в Бундестаге. Результаты выборов оказались таковы, что все пять основных партий-претенденток с полным правом могут назвать себя победительницами. Давайте рассмотрим, как же это так получилось.
Начнем, пожалуй, с СДПГ. Эта партия набрала 34,2% голосов, потеряв по сравнению с выборами 2002 года более 4%. Тем не менее канцлер Шредер вышел на трибуну и, ничтоже сумняшеся, заявил: «Я понял, что немцы желают видеть меня и далее канцлером страны». Как это так? Очень просто. Основные противники социал-демократов, ХДС/ХСС, вопреки всем прогнозам, набрали всего лишь на один процент больше, а именно – 35,2%. Таким образом, они тоже победили, но победа эта оказалась пирровой. Ангеле Меркель не удастся, как она собиралась, создать правящую коалицию со свободными демократами.
Либеральная партия – триумфатор этого вечера: согласно предварительным данным, свободные демократы набрали 9,8% голосов (в самом начале предполагалось даже, что их победа выражается двузначной цифрой – 10,4%, однако позже результат несколько «похудел»). Это – второй по величине показатель СвДП за всю историю Германии, больше либералы набрали только на первых послевоенных выборах в парламент – около 15%. Но что свободным демократам делать с такой победой, совершенно неясно: ведь из-за неожиданной слабости ХДС/ХСС «черно-желтого» правительства, как уже говорилось, не будет.
«Зеленые», набрав 8,1% голосов, потеряли лишь каких-нибудь 0,4%, однако оказались перед той же дилеммой: прежнее «красно-зеленое» правительство в этом виде существовать не может, а с кем идти в коалицию – непонятно. Настоящие же победители, социалисты из так называемой «левой партии», под руководством Грегора Гизи и Оскара Лафонтена, завоевавшие 8,7% голосов и увеличившие тем самым свой результат 2002 года более чем вдвое, оказались в изоляции: несмотря на успех, они остаются в Германии политическими парвеню, с которыми не желает иметь ничего общего ни одна из присутствующих в Бундестаге нового созыва партий. Как Шредер с Фишером, так и Ангела Меркель с Гвидо Вестервелле еще до выборов открещивались от возможности хоть как-то договориться с наследниками ГДРовской СЕПГ, а после выборов все они еще раз подчеркнули: с социалистами мы никаких переговоров не вели и вести не будем.
Таким образом, ситуация сложилась поистине уникальная: ни одна из традиционных коалиций не в состоянии образовать правительство. Поэтому как журналисты, так и партийные боссы принялись за лихорадочный перебор вариантов коалиций, так сказать, нетрадиционных. Какие же здесь имеются возможности?
1.Коалиция из СДПГ, либералов и «зеленых», или «светофор» (по традиционным цветам партий: соответственно, красный, желтый, зеленый). В этом случае канцлером остался бы Шредер, однако такое сочетание невозможно – об этом сразу после оглашения результатов выборов заявил лидер либералов Гвидо Вестервелле. СвДП не пойдет партнером к партиям, чьи программы на 100% отличаются от либеральной.
2.«Ямайка», или «черно-желто-зеленая» коалиция (черный – цвет христанских демократов). Тут уж канцлером стала бы Энджи (так называют в Германии Ангелу Меркель), да и вероятность такой коалиции выше, чем у «светофора», так как лидер «зеленых» Йошка Фишер в прямом послевыборном эфире телеканала ARD заявил, что вполне может себе такое сочетание представить – сидевший рядом Герхард Шредер от такого заявления на миг потерял свою знаменитую вальяжность и секунды две казалось, что он обругает Фишера последними словами. С другой стороны, такой коалиции требуют некоторые видные представители христианских демократов. Наградой за «предательство» Шредера для Йошки стал бы, надо полагать, сохраненный пост шефа немецкого внешнеполитического ведомства. Впрочем, и эта коалиция относится к разряду маловероятных из-за позиции либералов – программа последних слишком часто входит в клинч с программой экологистов.
3.Красно-красно-зеленая коалиция, где СДПГ и «зеленые» взяли бы в долю социалистов, выдав им для проформы пару постов-синекур вроде министерства защиты потребителя или знаменитой должности «посол в Зопу». Это вряд ли. Во-первых, Оскар Лафонтен был однажды министром финансов ФРГ и вряд ли согласится на меньшее, во-вторых, Шредер и все тот же Лафонтен настолько терпеть не могут друг друга, что, образно говоря, на одном гектаре договор подписывать не сядут, а в-третьих, пойдя на сделку с «левыми», Шредер дискредитировал бы себя в глазах собственной партии, а тогда оппозиция с помощью разочарованных в канцлере депутатов от СДПГ без труда инициировала бы очередной импичмент – и все по новой: вторые досрочные выборы подряд. При всех своих амбициях, Герхард Шредер это четко осознает.
4.Наиболее вероятный на данный момент вариант – так называемая «слоновья свадьба», или Большая коалиция, состоящая из ХДС/ХСС и СДПГ. Теоретически такое развитие событий весьма возможно, однако против говорят два фактора. Во-первых, Шредер уже сейчас заявил, что пойдет на такую коалицию только в том случае, если сохранит за собой пост канцлера. В качестве обоснования своих притязаний он выдвинул совершенно иезуитский аргумент: да, мол, конечно, по традиции та партия, которая набрала больше всех голосов, и выдвигает канцлера из своих рядов, однако ведь ХДС/ХСС – не одна партия, а две, так что СДПГ, мол, набрала больше процентов, чем любая из двух консервативных «двойняшек». Идея эта порочна сама по себе: ХДС/ХСС во все времена шла на выборы единым списком и образовывала в Бундестаге одну фракцию, однако Шредеру для оправдания своей неуемной жажды власти много не надо. Впрочем, из этой дилеммы есть и еще один выход: канцлером становится не Шредер и не Меркель, а кто-то третий – например, баварский премьер-министр и председатель ХСС Эдмунд Штойбер. Но этот вариант уже относится к фантастическим. Кроме того, кто бы ни стал канцлером Большой коалиции, исторический опыт показывает, что подобным образом составленные правительства обладали огромными внутренними противоречиями и зачастую оказывались поэтому попросту недееспособны. Как говаривал М.М. Жванецкий, «Плюрализм в одной голове – это шизофрения».
Таким образом, ясно то, что ничего не ясно. На вопрос, кто же будет канцлером и кто с кем образует какую коалицию, не даст ответ даже самый искушенный политолог. Понятно лишь одно: в течение как минимум одной недели немецкие политики станут вести лихорадочные переговоры друг с другом. Всем остальным предоставляется право терпеливо ожидать их результатов.