Музей Метрополитен: Зимний сезон

Досуг
№4 (823)

 

«Ну, не забавно ли? Идёшь во все эти музеи и галереи и думаешь: ну и скучища, а потом, когда меньше всего этого ждёшь, обнаруживаешь, что можешь использовать то, что там видел. Это доказывает, что живопись и все эти музеи – не совсем пустая трата времени». Давным-давно с удовольствием выделила я из текста и запомнила эту подёрнутую иронией, но на удивление точную фразу Моэма. Во всяком случае, по отношению к музеям, преподносящим свои экспозиции с великой для зрителя пользой, профессионально и захватывающе интересно. 

К таким музеям безусловно относится наш всемирно знаменитый Метрополитен, где бывали мы с вами многажды, не пропуская ни одной замечательной выставки, каждую из которых, не погрешив против истины, можно назвать гвоздём сезона. Зимнего. Самого, наверно, востребованного и нью-йоркцами, и гостями столицы мира. 



Разумеется, мы уже рассказывали о наиболее крупных и значимых нынешних  экспозициях. А это богатейшее собрание портретов мастеров раннего Ренессанса; сверхэмоциональные, поэтические картины старых японских художников; вновь доступная для обозрения галерея американской живописи, скульптуры и декоративного искусства – от старта до конца позапрошлого века. Но  Метрополитен, как всегда, неисчерпаем и щедр, так что очень хочется побывать, а следовательно, многое почерпнуть из представленных в музее тоже интересных и информативных ценнейших коллекций. 
 
Ну, что ж, начнём, пожалуй, не выходя, кстати, из американского крыла, с показа  виртузно выполненных образцов мебели работы «Короля краснодеревщиков» всея Америки ХIХ века Дункана Файфа. У каждого посетителя взрыв невыполнимых желаний: и этот изящнейший столик хотелось бы, и этот диванчик, сочетающий удобство с элегантностью, а об этой горке и говорить не приходится. Какой вкус и какое мастерство! А ведь Файф использовал только собственные эскизы, которые сам же преображал в уникальные изделия. 

Спрос был невероятный, однако мастер не стал пускать свои шедевры на поток, оттого они редкостными шедеврами и остались. А потому, как свидетельствуют газеты того времени, искусство (да, именно искусство!) Файфа стало «предметом повального увлечения Соединённых Штатов», а стало быть, вызвало массовое подражательство. По сию пору. Но мы видим на выставке только оригиналы работы самого Файфа. 
 
Индейское искусство, прикладное главным образом, блистающее фантастическим формотворчеством и дивным чувством цвета безымянных талантливейших своих мастеров, стало предметом страсти завещавшего свою коллекцию музею Метрополитен Ральфа Каэ из Санта Фе. 40 уникальных предметов, часть из которых датирована тысячелетиями до новой эры, сделаны индейцами, жившими на Великих равнинах, только из натуральных материалов – камня, кожи, рога... Показаны были и современные статуэтки и самые разные предметы утилитарного толка. Очень важная и своеобразная часть американского искусства. 
 


Преобразилась и та часть второго этажа, что отдана искусству Востока. «Восток – дело тонкое», и кураторы музея отнеслись с пониманием и знанием культуры и истории каждой из представленных стран во вновь открывшейся, тщательно отреставрированной и пополнившей и без того богатый  свой фонд галерее исламского искусства. Галерея? Нет, это 15 подчинённых единой концепции самостоятельных галерей. Турция; Иран; Средняя Азия, т.е. Узбекистан, Туркмения, Киргизстан, Таджикистан; Индия; Арабские, тоже иногда говором и  своеобычной культурой разнящиеся страны... 
Культура, искусство, обычаи –  древнейшие, не утерянные в многотысячелетнем путешествии во времени с войнами, катаклизмами, сменой властителей. И вот их зеркало – 1200 ценнейших  разновозрастных артефактов, среди которых немало шедевров. Что рассказывать? Нужно это увидеть и оценить.
 
Впрочем, последнее предложение можно повторить и об этой неожиданно приковывающей внимание, воспевающей красоту природную и красоту рукотворную выставку совершенно новых для нас творений великого китайского художника Фу Баоши. Таким прозвищем, ставшим именем, наградили молодого мастера, когда увидели его графические шедевры, восходящие к неоценимым, поражающим мастерством работам старых-старых китайских виртуозов. «Баоши» означает: камень, украшенный тончайшей выпуклой  узорчатой резьбой, камея. 

Он, Фу Баоши, почти наш современник. 40 лет талантом освещённого созидания удивительной, кажущейся за гранью человеческих возможностей графики, прошли в первой половине ХХ века, т.е. в годы растянувшейся во времени китайской революции, мимо тематики которой художнику пройти не удалось. Но сделал он это как-то почти незаметно, тактично, в форме, далёкой от плакатности. И мы, вслед за кураторами выставки, можем повторить: Гений. 
 
Но вернёмся в Европу, вернее, в просторную галерею, отданную ученику Рафаэля Перино дель Вага, новатору позднего Ренессанса и одному из зачинателей  манеризма. Сохранились немногие из его работ, два десятка из них теперь в Нью-Йорке. В центре экспозиции, конечно же, вернувшийся в музей после долгих реставрационных работ вдохновенный холст Ваги «Святое семейство с юным Иоанном Крестителем». 
 
Как и в любом сезоне, музей позаботился о тех, кто увлечён фотографией. Герой дня – Альфред Стиглиц, попрежнему почитающийся непревзойдённым фотомастером и художником, чей талант заявил о себе и в живописи, и в скульптуре. В чём зритель смог убедиться,  внимательно осмотрев экспозицию фотографий «От Матисса до О’Киф», – портретов, рассказывающих о моделях фотографа всю подноготную, а ещё статуэток и живописных набросков, соотносящихся с шедеврами Пикассо и Кандинского. Известен Стиглиц и как коллекционер лучших фотоснимков своего времени. Его коллекция сегодня тоже на музейных стендах.
 
Не забыты и любители шахмат: в метрополитеновском филиале – великолепном музее средневекового искусства Клойстерс, где в историческом аспекте представлены отмеченные вкусом и ювелирной отделкой шахматные фигурки – от древности до наших дней. К тому же, если вы не были в этом музее в Fort Tryon Park, он и его экспозиции будут для вас необычайно интересны (поезд метро «А» до остановки 190 Street). 

Ну а в сам Метрополитен, раскинулся на Музейной Миле, (на манхэттенской 5 авеню между 82 и 84 улицами, куда как вы помните, спешат поезда метро 4, 5, 6. Доехать нужно до 86 Street).