СолнеЧный треугольник

Нью-Йорк
№32 (485)

Когда я впервые увидел этот огромный разносторонний треугольник из полированной стали, установленный на такой же опоре около высотного McGraw-Hill Building на Шестой авеню между Вест 49 и Вест 48 улицами, то подумал, что наткнулся на очередную модернистскую скульптуру, которых немало на улицах Нью-Йорка. Однако, это оказалось нечто иным. «Солнечный треугольник», а именно так называется это сооружение, является скорее всего своеобразным геодезическим знаком, а точнее неким астрономическим прибором, лишь внешне напоминающим абстрактную скульптуру. По мере приближения к нему он вырастает как будто из-под земли, потому что расположен на своеобразной «Sunken Plaza», как это здесь называется, то есть на площади, расположеннной ниже уровня улицы. Похожая площадь есть, например, перед главным небоскребом Рокфеллер-центра.
«Солнечный треугольник» был создан известным американским ученым, океанографом, метеорологом, изобретателем, скульптором и общественным деятелем Ателстаном Спилхаузом. Не знаю, что подтолкнуло Спилхауза на создание этого треугольника. Может быть, построенные между 3000 и 1600 годами до нашей эры в Англии гигантские каменные сооружения Стоунхенджа, которые служили местом поклонения древних кельтов Солнцу. А, может, толчком послужили впечатляющие храмы и пирамиды древних индейцев-майя в Чичен-Ице.
Древние обитатели Британских островов и их жрецы друиды полагали, что в день летнего солнцестояния Бог-солнце оплодотворяет Мать-землю. И поэтому установили гигантские каменные арки, сложенные из пятитонных мегалитов, так, что они служили поразительно точным солнечным и лунным календарем, благодаря которому этот важнейший день в мифологии древних британцев был точно известен местным жрецам.
А находящаяся в Мексике на полуострове Юкатан в необыкновенном городе Чичен-Ица величественная пирамида Кукулькан тоже, по сути, является огромным солнечным календарем, связанным с верованиями древних индейцев-майя.
Но так или иначе, а благодаря Ателстану Спилхаузу мы в Нью-Йорке имеем хотя и не такое грандиозное сооружение, но достаточно точный, оригинально выглядящий, астрономический прибор.
В день летнего солнцестояния, которое случается каждый год 21 июня, наше светило к полуденному часу достигает высоты 73 градуса в нью-йоркском небе, и его лучи располагаются точно вдоль короткой крутой стороны треугольника. Зимой Солнце движется по небу по более низкой траектории. Его лучи в день зимнего солнецестояния, которое наступает в полдень 21 декабря, идут точно параллельно нижней стороне треугольника. В этот момент высота Солнца над горизонтом равна 23 градусам. В полуденные часы весеннего и осеннего равноденствия, которые наступают соответственно 21 марта и 21 сентября, Солнце занимает промежуточное положение между этими двумя точками, и его лучи идут параллельно третьей, верхней стороне треугольника.
Ни одна из сторон «Солнечного треугольника» не идет вертикально. Причиной этого является тот факт, что нет такого дня в Нью-Йорке, равно как и над всей континентальной территорией Соединенных Штатов Америки, когда Солнце стояло бы прямо у нас над головой. Такое случается совсем в других краях.
Помимо «Солнечного треугольника», Спилхауз вписал в каменную поверхность «Санкен Плазы» две цветные, очень своеобразные карты Земли. Одна из них называется «Мир Океана». При таком взгляде на Землю мы обнаруживаем, что в центре единого Океана, как большой остров, находится Антарктика. Сам же Океан ограничен по кругу остальными континентами.
Другая карта названа «Мир Земли». На ней, в отличие от первой, можно видеть, что все континенты Земли практически соединены друг с другом, являясь как бы одним громадным островом, окруженным со всех сторон Океаном. Две очень оригинальные картографические интерпретации нашей планеты.
Ателстан Спилхауз родился в 1911 году в Южной Африке в Кейптауне. На родине он окончил технический колледж, а затем приехал в США, где в 1938 году получил мастерскую степень в Массачусеттском технологическом институте. Там он разрабатывает батитермограф – прибор, позволяющий вести по ходу судна непрерывные измерения вертикального распределения температуры воды в верхнем двухсотметровом слое моря. Впоследствии этот прибор сыграл важнейшую роль в борьбе с немецкими подводными лодками. Суть в том, что для определения местонахождения лодок использовался сонар, испускавший и улавливавший звуковые волны в воде. Но скорость распространения звука в воде в очень большой степени зависит от ее температуры. И вот здесь-то для точных вычислений нахождения объекта и использовался батитермограф Спилхауза.
С 1937 года Спилхауз работал в Нью-йоркском университете, где он создал и возглавил новый департамент метеорологии и океанографии. Эта комбинация специализаций имела очень большое значение в годы войны, когда при планировании начала крупных военных операций был необходим учет метеорологической обстановки, например, в местах высадки воздушного или морского десанта.
В 1946 году Спилхауз получил американское гражданство, а через два года - степень доктора наук. С этого времени начинается его восхождение по ступеням научной и общественной деятельности. В 1946-48 годах он был директором департамента научных исследований в Нью-йоркском университете, а с 1949 по 1966 год являлся деканом технологического института при университете штата Миннесота. После ухода из этого университета он занимал много различных общественных, государственных и академических постов.
При президенте Эйзенхауэре Спилхауз был представителем США в исполнительном комитете ЮНЕСКО. Президент Кеннеди назначил его чрезвычайным уполномоченным на Всемирной выставке в Сиэтле, где он был ответственным за научный раздел выставки. Президент Джонсон выдвинул его в национальный Комитет по науке, в работе которого Спилхауз принимал участие с 1966 по 1972 год.
Ателстан Спилхауз был обладателем большого количества научных наград и званий. Диапазон его интересов был чрезвычайно широк, он постоянно генерировал новые идеи в самых разных областях науки и практической деятельности. В частности, он питал большой интерес к вопросам изучения окружающей среды и использования природных ресурсов человеком.
Сам себя он часто называл футурологом, то есть представителем науки прогнозирования будущего. В свое время он высказал немало соображений о тенденциях развития человечества. Не все его предсказания сбылись, но многие очень интересны сами по себе.
Когда он уходил из Миннесотского университета, его попросили описать мир, каким он его видит в середине XXI века. Он сказал, в частности, что, по его мнению, города с населением в 250 тысяч человек будут занимать площадь всего в 2500 акров, но будут окружены 250 тысячами акров земли, занятых лесами, озерами, фермами, музеями и зоопарками. Он считал, что будут созданы фабрики и заводы, не загрязняющие окружающую среду, построены города под водой и во всем мире люди договорятся о регулировании рождаемости.
Сейчас, живя, правда, не в середине, а только в начале XXI века, мы видим, что некоторые из этих утверждений Спилхауза очень и очень сомнительны. Соединенные Штаты Америки упорно отказываются подписывать Киотское соглашение по снижению промышленных выбросов, а об ограничении рождаемости на мусульманском Востоке в ситуации нарастающего там религиозного фанатизма сейчас никакой речи идти не может. Рождаемость в той же Газе - одна из самых высоких в мире. Ну, а что касается городов на дне океанов – поживем, увидим.
В одном из своих интервью Ателдстан Спилхауз сказал: «Я нетерпим к прошлому и раздражен настоящим. Но будущее, куда направлены все мои помыслы, я вижу в оптимистическом свете». Очень хотелось бы, чтобы это его предсказание сбылось.