Отделяемся, наконец-то...

От первого лица
№17 (313)

В прошедший уик-энд «кабинет безопасности» окончательно одобрил предложения премьер-министра Ариэля Шарона по созданию буферных зон, а если точнее, то «зоны защитных сооружений» вдоль т.н. «зеленой черты», отделяющей собственно территорию Израиля от «контролируемых территорий».
Как говорится, лучше поздно, чем никогда. Мне, однако, давно уже не дает покоя вопрос: почему лидеры еврейского государства так долго тянули с воплощением в жизнь тех мер, которые просто взывали об этом? [!]
Что это? Фактическое признание, при наличии укрепленной границы с Западным берегом, его принадлежности к будущему государству Фалестын, как утверждали правые партии, ибо это означало, по их словам «конец сионистской доктрины» при переходе Иудеи и Самарии в руки арабов?
Но ведь рано или поздно отдавать эти земли полностью или частично все равно пришлось бы. Почти полностью, как намеревался это сделать Эхуд Барак, или поступиться вдвое меньшей по размеру территорией, к чему склоняется сегодня Шарон. В любом случае раздел представлялся и представляется неизбежным. Впрочем, как и признание будущего палестинского государства.
Но даже, если и не согласиться с автором насчет будущего Фалестын, то озаботиться обеспечением безопасности собственных граждан следовало бы уже давно, а не по прошествии 18 месяцев кровавой интифады. Стоило ли дожидаться «зачистки» Западного берега от боевиков ХАМАСа, «Исламского джихада», «Фатха», потерять сотни евреев убитыми, чтобы принять, в конце концов, решение об отделении от «территорий»? Да, ведь на этом настаивал еще покойный премьер Ицхак Рабин.
Кстати, и Бени Алон, лидер партии Моледет, и Авигдор Либерман, глава партии «Наш дом – Израиль», а вкупе с ними и весь «национальный лагерь», отдавать также сектор Газа Арафату с сотоварищи не намеревались. Хотя ситуация на границе с Газой и близко не напоминала тот проходной двор, какой был устроен на Западном берегу.
Я как-то приводил в одной из своих статей слова высокопоставленного чиновника иерусалимской полиции Илана Франко, который признал, что, взяв кордон с Газой на «замок», Израиль полностью обезопасил себя с этой стороны. За все время вооруженного восстания палестинцев пробраться через возведенные там инженерные сооружения с целью нелегального проникновения на территорию еврейского государства смог всего лишь один террорист. В крайнем случае - еще один или два. Потому что военные поступили там, как и следовало. Вдоль пограничной линии, невзирая на протесты палестинцев, были срезаны под корень все цитрусовые насаждения, дабы исключить возможность незамеченного появления боевиков. Весь участок кордона с Газой был объявлен зоной, в которой израильским пограничникам - от Бейт-Хануна до Рафаха на границе с Египтом - было разрешено открывать огонь на поражение по нарушителям без предупреждения. Не удивительно, что «смелые» палестинские воины сунуться сюда не решались.
Да, протяженность границы Израиля с Газой несравнимо меньшая, чем с Западным берегом, и охранять ее проще, да и дешевле. Но разве подобные соображения могли приниматься во внимание, когда чуть ли не каждую неделю со стороны Рамаллы, Дженина, Туль-Карема и других арабских городов и деревень в Израиль наведывалась стая незваных гостей, опоясанных взрывчаткой? Разве не следовало с должным вниманием прислушаться к настоятельным просьбам главы «Шин-Бета», г-на Дихтера, с коими он обращался и к правительству, и к парламентариям: давайте же, наконец-то, приступим к укреплению границы в районе «зеленой линии», люди ведь гибнут! И что же? Призыв главы Службы безопасности более напоминал глас вопиющего в пустыне…
И вот теперь Шарон, наконец-то, решился на строительство пограничного «забора», решив попросить у Кнессета на эти цели 200 млн. шекелей (41,5 млн. долларов). Но почему же, повторю я в какой уже раз свой вопрос, так выжидали Шарон и его министры? Они-то ведь доподлинно знали, что акции террора, при «замороженном» мирном процессе и продолжении строительства новых еврейских поселений (а таковых сегодня насчитывается не менее 30), будут нарастать. Разве они не отдавали себе отчет, что, оставив неприкрытой границу государства со стороны Западного берега (что могли сделать 8 тысяч пограничников и бесполезные контрольно-пропускные пункты?), они, политики, которым израильтяне доверили свою безопасность, фактически подставили своих сограждан под пули и бомбы. Разве взрывы в «Дельфинарии» и в пиццерии «Сбарро» летом прошлого года были менее ужасными, чем теракт в Нетании, после которого Шарон вдруг решился на проведение широкомасштабной операции? В ходе нее были уничтожены не только рядовые боевики и командиры среднего звена, но в руки израильских спецслужб угодил и сам Мерван Баргути, якобы «неуловимый» лидер восстания. Мерван, и случайно попался? Не верю. Скорее взяли его тогда, когда это стало нужно. А ведь до того откровенный негодяй и убийца пользовался полной свободой рук, и далеко не все еще ясно, что кроется за его арестом.
Но вернемся к «забору» безопасности. По сообщениям израильских СМИ, он протянется от Гильбоа на севере до Иудейской пустыни на юге страны. Его создатели уверены, что сие сооружение помешает палестинским террористам проникать на территорию Израиля, хотя линия укреплений не будет сплошной, так как в местах разрывов военные намерены обустроить усиленные контрольно-пропускные пункты. Возникает резонный вопрос, который задают многие эксперты: почему не сделать линию укреплений сплошной, без «зазоров»? По первоначальным задумкам так и должно было быть, но справа раздались недовольные голоса, дескать, создав сплошную линию обороны, мы, де-факто, признаем ее восточной границей еврейского государства. М-да, слова из песни не выбросишь… По приказу Шарона начались возводиться и локальные заборы вокруг палестинских городов Туль-Карем и Дженин, а также в районе Иерусалима.
Нельзя пройти и мимо такого фактора, который может в дальнейшем вызвать серьезные осложнения между израильской и палестинской сторонами, если их лидеры согласятся вернуться за стол переговоров. Что я имею ввиду?
Возводя инженерные сооружения, израильские военные включили в буферные зоны более дюжины палестинских населенных пунктов, в которых проживает не менее 400 тысяч человек. Фактически они оказываются на территориях, которые, по замыслу Шарона, можно будет в будущем присоединить к Израилю, хотя их окончательный статус в данный момент не определен. В качестве примера подобной изоляции в газете «Вашингтон пост» назывался город Бака Харбия, фактически отрезанный как от Израиля, так и от автономии. Чтобы попасть к себе домой, местным жителям предписано иметь особые пропуска от военных властей, а еврейские поселенцы, чьи дома расположены рядом, никаких препятствий не встречают. Реально ли повторить опыт с Бака Харбия, чтобы отделить все израильские поселения от палестинских населенных пунктов? Увы, нет, считают эксперты, подобные планы – нонсенс. Общая длина этих заборов в 10 раз превысит протяженность пограничной линии вдоль Западного берега, составляющей 320 км.
И все-таки лед тронулся. Граница со стороны Западного берега, наконец-то, будет прикрыта. Насколько прочно? Тут уж ЦАХАЛу и карты в руки. Жаль только, что эти планы начинают обретать реалии лишь сегодня. А сколько же жизней можно было сохранить?..


Комментарии (Всего: 5)

Статья сделана отлично!!!

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Статья сделана отлично!!!

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Статья сделана отлично!!!

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Статья сделана отлично!!!

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
CHUSHb

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *