Всегда ли цель оправдывает средства?

Общенациональная проблема
№21 (474)

Несмотря на оптимистические заявления Белого дома и Пентагона о постепенном улучшении ситуации в Ираке, поверить в это может только очень наивный человек.
Информационные агентства уже проинформировали нас о том, что число американцев, погибших в Ираке, превысило уже 1600 человек. Это – официальные данные; каковы же потери наших войск на самом деле, трудно сказать. Хотя, скорее всего, правы те, кто подвергает сомнению правительственные сводки.
В отчете Institute for Policy Studies and Foreign Policy in Focus (IPSFPF) говорится, что после передачи власти временному иракскому правительству в июне прошлого года американская армия теряла в Ираке каждый месяц убитыми и ранеными в среднем 747 человек. Это значительно больше, чем в период с мая 2003 по июнь 2004 года, – 415 человек.
В последние месяцы частота атак иракских «инсургентов», как называют их американские и прочие западные СМИ, резко возросла. С 28 апреля этого года, когда было сформировано новое иракское правительство, в среднем их фиксируется до 70 в день (сообщение канала NBC).
Потери среди американских военнослужащих, перспектива затяжной войны, конца которой не видно (напрашивается аналогия с Вьетнамом), самым непосредственным образом сказываются на возможностях Пентагона выполнять плановые задания по набору добровольцев. В интервью газете USA Today Фрэнсис Харви, занимающий должность Secretary of the Army, вынужден был признать: война все менее популярна среди американцев, и это очень затрудняет комплектование частей. Харви выразил «осторожный оптимизм» в отношении выполнения показателей нынешнего года, связанных с призывом добровольцев в ряды US Army. Что же касается пополнения Резерва (Army Reserve) и Национальной гвардии (Army National Guard), то им, считает он, будет очень сложно выполнить эту задачу. На данный момент недобор в Резерве и Национальной гвардии составляет уже 20 процентов.
Каким же образом в Пентагоне собираются решить проблему дефицита новобранцев? По словам Харви, недавно принято решение увеличить размер поощрительного бонуса, который сейчас составляет 20 тысяч долларов. В прошлом году его подняли в три приема на 5 тысяч долларов, но этого, как видим, оказалось недостаточно. Какой будет очередная прибавка, армейский секретарь не уточнил, однако очень сомнительно, чтобы она изменила сознание будущих воинов и их семей. Слишком уж тревожная информация поступает сегодня из Ирака, и рисковать головой за несколько добавленных тысяч находится все меньше и меньше желающих.
Еще одно вербовочное ноу-хау, вызывающее серьезные сомнения в его практической целесообразности, – прием на временную работу (на два месяца) ветеранов, прошедших Ирак, чтобы они помогали армейским вербовщикам расписывать молодежи прелести армейской службы и убеждать 18-20-летних юношей в необходимости послужить Отечеству.
Безусловно, подобные методы добровольного призыва выглядят куда пристойней, чем приемы, о которых даже писать неловко, хотя, конечно, надо. Общественность должна знать своих «героев».
О способе, в котором сочетаются заурядный шантаж и запугивание, подробно рассказала в свое время телекомпания CBS. Он заключается в рассылке писем на дом бывшим солдатам-контрактникам, отслужившим срочную, чтобы обманом снова заманить их в ряды вооруженных сил. В этих посланиях вербовщики информируют адресата, что очень хотели бы помочь ему избежать очередной командировки в Ирак. Дескать, в Министерстве обороны принято решение о принудительном вызове из резерва солдат и офицеров, с последующей отправкой их на театр военных действий. Вербовщик предупреждает получателя письма, что если тот явится к нему добровольно и подпишет новый контракт, то может выбрать место службы по своему усмотрению. Промедлишь, дружище, пеняй на себя.
После того, как телевизионщики ознакомили с подобным методом «добровольного призыва» общественность, в Пентагоне обещали разобраться и принять меры. Увы, мне так и не удалось выяснить, какие же последовали оргвыводы.
Метод запугивания был опробован и для привлечения бывших срочников в Национальную гвардию, которая, кстати, не испытывала кадрового голода до начала 2-й Иракской войны. Резкое увеличение числа гвардейцев в составе боевых частей, потери среди них сказались на нежелании уволившихся из рядов вооруженных сил американцев вступать в ряды National Guard. Чтобы выполнить плановые задания, рекрутеры в ряде штатов (Иллинойсе, Колорадо, Луизиане и других) стали звонить домой ветеранам, вернувшихся домой с Ближнего Востока, и убеждать их в том, что только записавшись в Национальную гвардию, они смогут избежать новой отправки в Ирак. Разразился скандал, не вызвавший, правда, большого резонанса в СМИ.
Однако все эти, мягко говоря, неэтичные методы «добровольного призыва» ветеранов не идут ни в какое сравнение с приемами, используемыми при наборе новобранцев. Так, «Нью-Йорк таймс» ознакомила недавно своих читателей с многочисленными фактами призыва в армию граждан, ранее судимых, имеющих серьезные проблемы с психикой, физически непригодных к строевой. Даже после того, как родители одного юноши принесли документы, из которых следовало, что их сын психически нездоров, а значит, не может брать в руки оружие, с ним все равно был подписан контракт. Вряд ли рекрутеры не понимали, что делают, заманивая в армию человека, которому в будущем спишут любые грехи. Ведь у него – справка, читай – индульгенция. Как тут не вспомнить о Линди Ингланд, прославившейся своими деяниями в багдадской тюрьме Абу-Грейб. Ее адвокаты пытаются теперь добиться пересмотра и даже отмены вынесенного ей приговора на том основании, что их клиентка, якобы, психически нездорова. Причем «сдвиг по фазе», убеждают они суд, произошел не после уголовно наказуемых издевательств над заключенными, а намного раньше, еще до того, как она надела военную форму. Выходит, вербовщики проглядели психически нездорового добровольца Линди? Адвокатам еще придется добывать сведения, подтверждающие диагноз их подзащитной. А вот парнишке, о котором написала «Нью-Йорк таймс», если с ним, не дай Бог, что-то случилось бы, их и искать бы не пришлось. Чего бы он на службе ни совершил, с него, как с гуся вода: психически больной, точка.
Только вот вопрос: зачем психически больных людей в армию - то брать? Давать им оружие, назначать младшими командирами? Они ведь такую кашу могут заварить – долго расхлебывать придется...
Процедура подписания контракта с новобранцем требует обязательной проверки его биографических данных: каков образовательный уровень, не часто ли задерживался за различные правонарушения, не привлекался ли к суду, не баловался ли наркотиками? Увы, но этим правилам следуют далеко не всегда. Да и зачем, если пятна в биографии желающего надеть военную форму – только помеха к выполнению призывного плана. С рекрутерами, которые не пожелали принять во внимание документы, предоставленные родителями психически нездорового новобранца, сейчас разбирается их начальство. Однако наказание вряд ли последует.
«Удивительно, что ими вообще решили заняться (кстати, дело уже сдали в архив. – М.Т.), - разоткровенничался с корреспондентом «Нью-Йорк таймс» Дамьеном Кейвом один опытный вербовщик, - я не раз и не два нарушал правила, не давая хода запросам, полученным из полиции или медучреждений. Мое начальство обо всем знало, и не только закрывало на это глаза, но поощряло меня поступать подобным образом. Да, мы нередко действуем вопреки инструкциям, - а как прикажете поступать, если служить никто не хочет, где брать солдат?!»
Из данных US Army Recruiting Command Enlistment Standards Division следует, что число вербовщиков, уличенных в махинациях с документами волонтеров, в применении грязных, неэтичных приемов завлечения молодежи и ветеранов в армию, становится все больше и больше. Если в 1999 году их было 199 человек, в 2002 – 213, то в 2004 - уже 320! При этом армейское начальство признает, что многих нарушителей правил выявить не удается. Из тех же, кого привлекают к ответственности, наказанию подвергается меньшинство. В 2002 году за «игру не по правилам» было уволено 5 из 10 проштрафившихся вербовщиков, в 2004 – уже только 3 из 10. Как же так, случаев нарушения закона все больше, а подвергшихся суровым санкциям - все меньше?
Отвечая на этот вопрос, главный вербовщик страны, генерал-майор Майкл Рошел, откровенно заявил, что это по его распоряжению многих оскандалившихся подчиненных перестали выгонять с работы. Дескать, многие отступления от правил не столь существенны, чтобы терять ценных работников. Разве стране не нужны солдаты?
Как признались в разговоре с Кейвом рекрутеры из Огайо, Нью-Йорка, Техаса, Вашингтона и некоторых других штатов, если их коллеги ходят в передовиках, выполняя план (вербуют не менее двух новобранцев в месяц), они могут спать спокойно. Даже в случае грубого нарушения инструкции их никто не тронет. Да и кто их может тронуть, если вышестоящее начальство само поощряет подлоги и фальсификации, угрожая «испортить карьеру» подчиненным, отказывающимся преступать закон.
По словам одного вербовщика, который побывал во многих «горячих точках», каждому из трех новобранцев, с которыми он подписал контракт, следовало бы дать «от ворот поворот». Чтобы они надели военную форму, пришлось «не заметить» их приводы в полицию, судимость, слабое здоровье или пристрастие к наркотикам.
Что будет с этими молодыми людьми, если их отправят на войну? А ведь именно для этого их сегодня и вербуют в солдаты! Что ждет личный состав отделения или взвода, если рядом с ними окажется уголовник или психически больной человек? Да, армия нуждается в солдатах, но всегда ли цель оправдывает средства?