Ее ВелиЧества Премьер

Факты. События. Комментарии
№20 (473)

Если придерживаться точных фактов, то следует заметить, что выборы в парламент в условиях конституционной монархии означают выборы исключительно в его нижнюю палату, палату Общин. В верхней палате заседают пэры Британии благородного происхождения, получающие свои посты по наследству от предков (так называемые hereditary peers) – впрочем, все основные законодательные решения принимаются именно в палате Общин, в жарких словесных баталиях между представителями «правящей партии Ее Величества» и «оппозиции Ее Величества».[!] И здесь же избирается премьер-министр Великобритании – премьер Ее Величества. В третий раз подряд, установив таким образом рекорд для своей партии, главой правительства Британских островов стал лидер лейбористов Энтони Блэр. К слову, не шибко-то серьезное имечко Тони, которым его называет весь мир, – не случайность, а важная часть имиджа. Блэр сам всегда настаивал на том, чтобы его звали именно так - подобно немецкому министру иностранных дел ФРГ Йозефу Мартину Фишеру, требующему, чтобы его звали Йошкой, для Блэра это имя является выражением простоты, открытости характера и близости к народу. Блэр – один из самых известных представителей поколения «молодых бунтарей» западной политики, пришедших к власти на гребне «смены ориентиров» последнего десятилетия XX века: Клинтон в США, Шредер в Германии, Азнар в Испании, Блэр в Великобритании – все эти лидеры представляли собой тип нового руководителя – энергичного, рассыпающего шутки направо и налево, выходца из народа. Их еще прозвали «короткорукавным поколением», так как они обожали позировать перед фото- и телекамерами в теннисках или, в крайнем случае, в рубашках с закатанными рукавами. Из всей этой плеяды к середине первого десятилетия нового века остался, по сути, один Тони Блэр: его коллега Герхард Шредер все еще находится у власти, однако «близостью к народу» больше не щеголяет, предпочитая теннискам строгие костюмы, остальные уже в отставке.
Еще в начале 2005 года невозможно было представить, что Тони Блэр удержится у власти. Скандал с самоубийством видного военного эксперта, протест британцев против войны в Ираке, бунт в рядах собственной партии и стремительно пикирующий рейтинг популярности вели британского премьера прямой дорогой к отставке – может быть, даже к досрочной. В особенности британцы были недовольны продолжающимися боями в Ираке и Афганистане, в которых по-прежнему участвуют солдаты Ее Величества. Парадоксальным образом, однако, активное участие Великобритании в этих войнах общественное мнение ставит в вину лично Тони Блэру, но не его партии. Лейбористы победили на выборах, по сути, не благодаря, а вопреки своему лидеру – этот вывод подтверждается и тем фактом, что победа эта оказалась чуть ли не пирровой: она стоила правящей партии 70 мест в парламенте. Теперь лейбористам станет намного труднее проводить свои решения в жизнь им на пятки наступают не только извечные противники тори но и стремительно набирающая популярность Либеральная партия под руководством Ральфа Кеннеди – еще совсем недавно эта партия в традиционалистски настроенном Соединенном Королевстве не играла практически никакой роли. Именно британских либералов можно считать подлинными победителями прошедших выборов: они не только серьезно усилили свое присутствие в парламенте, но и сумели навязать правящей партии свою экономическую программу. С одной стороны, почти все депутатские мандаты, потерянные лейбористами, были «подобраны» либералами, с другой – экономические реформы, осуществляемые правительством Блэра в последние два года, ведут свое происхождение именно от этой партии. Проигравшим же в этом дерби можно определенно назвать лидера консерваторов Майкла Ховарда – он поставил на победу весь свой политический капитал – теперь же уходит в отставку с поста лидера тори. Его антивоенной риторики оказалось недостаточно, чтобы привести консерваторов к победе.
Проголосовав за лейбористов, большинство британцев продемонстрировало в первую очередь следующее: западные избиратели устали от системы «лидер - партия». Еще несколько лет назад именно эта система господствовала в умах избирателей любой западноевропейской страны – голосовали не за испанских консерваторов, а за шармера Хосе Марию Аснара, не за итальянскую «Sforza Italia», а за напористого Сильвио Берлускони, не за британских лейбористов, а за улыбчивого Тони Блэра. Эти времена прошли. Избиратели стали куда больше интересоваться партийными программами и партийными же достижениями: каким бы ни был обаятельным Герхард Шредер – немцы вряд ли переизберут его на третий срок. Лейбористам в Великобритании в этом отношении повезло куда больше: их либеральные экономические реформы последних лет привели к резкому сокращению уровня безработицы в стране, а также к тому, что Британия может щеголять перед партнерами по Евросоюзу наибольшим уровнем роста валового национального продукта, который к тому же сохраняет стабильность. Англичане, таким образом, проголосовали не столько за улыбку Блэра, сколько за собственные карманы и за собственную безопасность – ведь именно лейбористы за время своего правления сдвинули с мертвой точки процесс мирного урегулирования пресловутого «ирландского вопроса». Что же касается самого Блэра, на следующий день после победы, 5 мая, отпраздновавшего свое 52-летие, то многие политики и политологи предрекают, что он вряд ли удержится в своем кресле до конца очередной легислатуры. Скорее всего, он уйдет в отставку, передав бразды правления наследнику. Кто станет новым премьером Ее Величества – строить предположения пока рано, однако одно ясно уже сейчас: это будет лейборист.