ИсЧезающий рай

Нью-Йорк
№19 (472)

Притормозив перед светофором на одном из перекрестков всегда оживленного бульвара Cross Bay в южной части Квинса, я увидел прямо-таки сюрреалистичную для нашего шумного города картину: с террасы дощатого дома на сваях рыжеволосая женщина скармливала ломтики хлеба белым лебедям. Большие птицы красиво изгибали длинные шеи, вылавливая свою легкую добычу, и грациозно скользили по зеленой глади тихого залива. Женщина смахнула с тарелки последние крошки и удалилась в дом, живо напомнив заботливую хозяйку с домашней птицей где-нибудь в глуши украинского Полесья. Восхитительно и странно было созерцать деревенскую идиллию в беспокойном мегаполисе, о стрессовой жизни в котором тут же напомнил раздавшийся сзади вой клаксонов нетерпеливых водителей. Красный свет уже сменился на зеленый, и шумная волна фыркающих выхлопами авто понесла меня дальше. Уж не почудилось ли все это?
Нет, все же имеется в нашем городе райский уголок, где местные жители засыпают под трели сверчков и кваканье лягушек, а поутру спешат по своим делам мимо стаи диких гусей и других непуганых птиц, где после работы отдыхают с удочкой на дощатых причалах у дома и где чистый воздух настоян на терпком аромате прибережного буйноцвета. Broad Channel представляет собой зеленый остров посредине мелководного залива Jamaica Bay. Вся территория залива является заповедной зоной, в которой привольно гнездятся водоплавающие птицы. На этой заболоченной равнине они из года в год высиживают птенцов. На песчаных отмелях останавливаются на отдых перелетные птицы. В густых зарослях кустарника обитают зайцы, лисы, еноты, а в мелководном заливе до сих пор много рыбы, есть черепахи, моллюски и крабы, среди которых особняком стоит гигантских размеров несъедобный краб устрашающего вида с нелепым названием «Лошадиная подкова».
В пределах заповедника какая-либо охота и ловля, разумеется, строжайше запрещены. И все же на бетонном мосту, соединяющего остров с остальной частью Квинса, в любое время дня можно видеть терпеливых рыболовов. И хотя работники службы охраны окружающей среды наведываются в эти места часто, все же находятся любители рискнуть. Уж очень велико искушение выудить приличных размеров камбалу, а то и красавицу Ямайского залива – «голубую» рыбу.
С южной стороны этот зеленый остров соединен с полуостровом Rockaway, отличные пляжи которого почему-то долгое время не привлекали ньюйоркцев. Поэтому город постепенно застраивал пустыри многоэтажными домами для малоимущих и пенсионеров. Однако в последние годы строительный бум просто захлестнул полуостров, и уже практически не осталось ни единого пустующего места вдоль прибережной полосы с видом на океан.
По эту же сторону моста ни о каком строительстве не может быть и речи. Тамошние жители могут лишь ремонтировать свои одно- и двухэтажные домики в строгих рамках зонного кода. Быть может, поэтому здесь очень редко можно увидеть объявление о продаже дома. Мой хороший знакомый Эди Маккормик перед убытием на заслуженный отдых во Флориду продал свой дом собственной дочери, которая оказалась первой в негласном списке родственников и друзей, годами выжидающих возможность приобрести недвижимость в этом привлекательном районе, где имеется всего лишь 800 домов.
Здесь совершенно нет какой-либо промышленности, даже бензоколонок, а дорожный патруль, не раздумывая, выписывает штрафы за превышение скорости. Здесь имеется небольшой стадион, крошечная библиотека. Сюда еще не добрались (и слава Богу!) вездесущие «Макдональдсы» и «Данкин Донатс». Зато вдоль главной улицы - Cross Bay бульвар - все еще имеется предостаточно небольших семейных бизнесов, на которых когда-то зижделась вся пищевая индустрия Америки. Это крошечные пекарни и кондитерские, закусочные на 2-3 столика и оборудованные под магазин продуктов мобильные домики под гордой вывеской SUPERMARKET. И здесь вдоволь больших и малых пивных баров-пабов, где пиво «Гинесс» льется рекой. В Broad Channel издавна поселялись бывшие и новые иммигранты из Ирландии и Шотландии. Зелеными трилистниками помечены входные двери многих местных бизнесов и частных домов, а на флагштоках рядом со звездно-полосатым стягом часто можно увидеть трехцветный ирландский флаг.
Самыми уважаемыми здесь являются профессии пожарных и полицейских - и многие жители острова таковыми являются. Работают все они, разумеется, совсем в других районах, потому что по месту их жительства тем и другим делать совершенно нечего. Пожары, как и правонарушения, здесь случаются крайне редко, да и вообще об этом районе Квинса большинство ньюйоркцев ничего не слышало по той причине, что здесь ничего громкого никогда не происходило. Именно такое положение дел устраивает тамошних жителей, хотя оно и не всегда оставалосб таковым. Лет 5 назад нежелательную огласку получил Broad Channel после того, как на местном параде ряженых в день праздника Холлуин один из подвыпивших пожарников вырядился в чернокожего раба с веревкой на шее. Разразился громкий скандал, и скорый на расправу тогдашний мэр Джулиани уволил шутника с работы несмотря на тот факт, что пожарник забавлялся, что называется, в свободное от работы время. Последний немедленно подал в суд, и после долгих разбирательств был восстановлен в должности только в этом году, всего лишь пару недель назад.
По самой кромке острова, вдоль песчаной отмели пролегает железнодорожный путь нью-йоркского метрополитена. Рельсы здесь особой, бесстыковочной сварной конструкции, что позволяет поездам самого длинного городского маршрута “А” развивать скорость свыше 50 миль в час. Старый железнодорожный мост один раз в день неуклюже поворачивается вокруг своей оси на 45 градусов, чтобы пропустить яхты и другие небольшие суда. Линия метро соединяет остров (и Фар Рокауэй) с дорогим районом Квинса Howard Beach. Оттуда начинается недавно построенная монорельсовая дорога, двойные вагончики которой продолжают свой бег через близлежащий международный аэропорт Кеннеди до квинсовского района Джамейка. Проект монорельсовой дороги стоимостью 1.9 миллиарда долларов был разработан быстро, а вот судебная тяжба длилась долгие годы – в Нью-Йорке всегда кто-нибудь выступает против любого проекта. В конце концов монорельс был построен, но в первый же пробный пробег поезд не вписался в поворот на Джамейке и машинист был насмерть задавлен испытательным балластом. Доработки и разбирательства отняли еще год, и лишь 2 года назад монорельсовая дорога начала эксплуатироваться в полную загрузку.
Кстати, Broad Channel давно стал полем вялотекущей войны между Управлением городского транспорта и службой охраны окружающей среды. По настоянию последних транспортники неохотно прерывают какой-либо масштабный ремонт или новое строительство железнодорожного полотна в период гнездования чаек и других птиц. Два года назад экологам представилась возможность наказать транспортников тяжелым долларом, что они и не замедлили сделать. Причиной же явились лишние полметра щебня вдоль всей железнодорожной насыпи, которую пришлось урезать. Иногда раздаются протесты экологов и в случае отстрела чаек над территорий аэропорта: разрешается лишь отпугивать птиц выстрелами, но порой работники аэропорта бывают не в силах сдержать свой охотничий азарт.
Однако служба охраны окружающей среды не может решить самую главную проблему: Ямайский залив, эта питательная среда и убежище для диких птиц и животных, рыб, моллюсков и растений, проявляет явные признаки чрезмерного экологического загрязнения. Первыми забили тревогу ученые, обнаружившие малозаметный вначале для всех факт: в мелководном заливе постепенно исчезают болотистые отмели, на которых гнездятся водоплавающие птицы. Ежегодно теряется 40 акров таких отмелей из общего числа 1000 имеющихся акров. А несколько лет назад посыпались жалобы жителей прилегающих районов Квинса на нестерпимый запах, который исходит от загрязненного дна, часть которого каждый раз обнажается во время отлива. Дело дошло до того, что хозяева дорогих итальянских ресторанов с видом на залив организовали успешное лоббирование в Сити-Холле конкретных мер по устранению этого смердящего эффекта, и уже летом нынешнего года на дно одного из рукавов залива в Howard Beach уложат пластиковые трубы, по которым будет прокачиваться воздух для обогащения болотистой среды кислородом.
В качестве главного виновника экологической проблемы ученые подозревают ливневые потоки с окрестных холмов и дорог, которые привносят в залив нитраты и другие соли. Городская легислатура в настоящее время рассматривает три предложения, которые после принятия приобретут силу закона: планомерное строительство заградительных сооружений, создание административного управления экологической зоны и разработка научно обоснованных допустимых норм загрязнения поступающих вод.