Cпираль иCтoрии

История далекая и близкая
№14 (467)

Толчком к написанию этой статьи послужил случай. Как-то полез я в книжный шкаф достать томик, который упрятал однажды во второй ряд на полке, и наткнулся там на «Диспут» Генриха Гейне – одну из немногих книг, которые я смог привезти с собой. Эта тонкая книжка форматом, правда, с бывший журнал «Огонек», если кто его еще помнит, вышла в свет в 1929 году в Москве. Отпечатана она была небольшим тиражом в 15000 экземпляров на книжной фабрике Центриздата Народов СССР с рисунками художника Дмитрия Моора. Именно по этой причине я очень любил ее рассматривать еще в те времена, когда не умел читать. Картинок в книжке было много, часто по две-три штуки на одной странице. Я думал, что держу в руках какую-то сказку: там были нарисованы забавный носатый король, красавица королева и их странные подданные. Но самым интересным и загадочным мне представлялся какой-то фантастический дядька с единственным глазом во лбу, который ловил удочкой большую рыбину. Я смутно чувствовал принадлежность его к еврейству, так как на одежде был изображен могендовид, а я уже тогда знал, что это такое. Однако при чем тут это все, я не понимал.
Потом я, конечно, прочитал эту книжку, где была напечатана в переводе Александра Дейча поэма Генриха Гейне «Диспут», которая вполне может считаться одним из лучших произведений великого немецкого поэта.
«Диспут» входит в состав книги «Романцеро». Между тем в полном собрании сочинений Г. Гейне, впервые изданном в царской России под редакцией П. Вейнберга в 1904 году, это произведение отсутствует. Зато во вступлении там была одна весьма примечательная фраза, касающееся «Романцеро»: «Кроме двух напечатанных здесь «Еврейских мелодий», в подлиннике есть еще третья – «Disputation», но напечатать ее в русском переводе невозможно». Атеистические, антиклерикальные произведения великого немецкого поэта, благодаря усилиям святейшего синода и цензуры, были тогда под запретом.
Итак, при царе опубликовать поэму в России было невозможно. Это сделали в Советском Союзе. Почему же? Да потому, что это произведение Г. Гейне имеет ярко выраженную антирелигиозную направленность, что было на руку атеистической идеологии большевиков. Поэт описывает религиозный диспут, который, якобы, состоялся в Испании при дворе короля в Толедо. Такие диспуты в средние века действительно имели место. Генрих Гейне предваряет описание великого спора такими словами:

Не сразятся в этой битве
Молодые паладины,
Но сойдутся в поединке
Капуцины и раввины.

Как же будут сражаться эти достойные мужи? Поэт с иронией пишет:

Мощной цепью доказательств,
Силой многих аргументов,
И цитатами, конечно,
Из бесспорных документов
Хочет каждый из героев
Всех врагов обезоружить,
Доведеньем до абсурда
Сущность бога обнаружить.
Решено, что тот, который
Побежденным будет в споре,
Тот в религию другую
Перейдет себе на горе:
На крещение осудят
Иудея в назиданье,
Иль, напротив, францисканца –
Ожидает обрезанье.
Естественно, ни один из вступивших в спор не желал уступать другому, поэтому диспуту не было видно конца:

Бесконечный этот диспут
Целый день идет упрямо,
Очень публика устала,
И ужасно преют дамы.

И тогда король нашел мудрый выход из затянувшегося спора. Он решил узнать мнение своей молодой жены, красавицы Бланки. Ее словами поэма заканчивается:

Донна Бланка смотрит вяло,
Прижимает лобик нежный,
После краткого раздумья
Отвечает безмятежно:

Я не знаю, кто тут прав,
Пусть другие то решают,
Но раввин и капуцин
Одинаково воняют.

Получилось, что, кроме порчи воздуха, схоластические домыслы обоих ревнителей веры ни к чему не привели.
Все перипетии состязания защитников веры Христовой и веры Моисеевой проиллюстрированы чрезвычайно выразительными рисунками известнейшего художника, графика, одного из основоположников советского политического плаката Д.С. Моора. Первые его работы появились еще до революции в либеральном сатирическом журнале «Будильник». Обычно его карикатуры представляли собой рисунки, исполненные черной тушью на белой бумаге, иногда усиленные красными цветовыми акцентами. Работая в «Будильнике», молодой художник Дмитрий Орлов взял себе псевдоним Моор, по фамилии одного из героев драмы Шиллера «Разбойники», обладавшего страстным, жестким и напористым характером, который был присущ и самому художнику. Д. Моор является автором таких классических, ставших эталонами произведений, как всем известный плакат «Ты записался добровольцем?» Или плакат 1921 года «Помоги», на котором изображена на черном фоне иссохшая, как скелет, фигура старика крестьянина в белой рубахе. Это был призыв помочь голодающим Поволжья. Кстати, этот плакат часто вывешивался на стенах церквей и соборов, как бы объясняя причины изъятия церковных ценностей, которые должны были быть направлены якобы на закупку хлеба для умирающих от голода людей.
С 1923 по 1928 год Д. Моор был фактическим руководителем журнала “Безбожник у станка”. Именно в это время им было создано значительное количество антирелигиозных сатирических рисунков, а также и цикл иллюстраций к произведению Г. Гейне «Диспут».
Это произведение было создано Генрихом Гейне в середине позапрошлого века, когда позиции церкви были достаточно сильны в обществе. Недаром он писал тогда: «Я не знаю, заслуживаю ли я, чтобы на мой гроб возложили лавровый венок. Как бы я сильно ни любил поэзию, она была для меня всегда лишь священной игрушкой, священным средством для достижения далекой цели... Но меч вы должны возложить на мой гроб, потому что я был храбрым солдатом за освобождение человечества». Тем не менее после публикации «Диспута» его не посадили в тюрьму, не казнили и не убили из-за угла. Странно подумать, но неужели люди тогда были более терпимыми, чем сейчас? Может, в то время написание атеистического произведения не являлось большим геройством? Не было фанатиков, готовых взорвать себя, чтобы унести вместе с собой в могилу как можно больше иноверцев?
Прискорбно констатировать, но мы за прошедшие полтора столетия исторического развития не стали лучше, а сделались, по-моему, даже хуже, чем были. В связи с этим поневоле вспоминается история с известным писателем и поэтом Салманом Рушди, автором «Сатанинских стихов». В 1989 году поэт был приговорен основателем Исламской Республики Иран аятоллой Хомейни к смертной казни. Аятолла посчитал, что книга «Сатанинские стихи» оскорбляет чувства мусульман, и издал фетву, обрекающую Рушди на смерть. После этого на писателя началась настоящая охота со стороны религиозных фанатиков, за его убийство была назначена награда в три миллиона долларов. «Моя слава ходячего трупа заслонила мою славу писателя», - так сегодня говорит о себе сам Салман Рушди, являющийся выдающимся писателем, получившим в 1993 году за свой роман «Дети полуночи» престижную Букеровскую премию. И несмотря на это писатель вынужден прятаться от потенциальных убийц, прибегая к помощи британских спецслужб.
Но не стоит ходить за примерами в Иран. Очень интересно, как отнеслись бы в сегодняшней России к публикации чего-либо, подобного «Диспуту» Г. Гейне. Хотя возможную реакцию не очень трудно предугадать, если вспомнить о том, что в ближайшие дни в Москве завершается судебный процесс по делу о выставке живописи, графики и скульптуры на тему «Осторожно, религия!», которая была открыта 14 января 2003 года в музее и общественном Центре «Мир, прогресс, права человека» имени А. Сахарова. Эта выставка продлилась всего 4 дня - до 18 января, потому что была разгромлена хулиганами, заявившими, что она оскорбляет их религиозные чувства. Организаторы выставки подали на погромщиков в суд, и в результате более чем двухлетнего разбирательства тюремное заключение грозит теперь не вандалам, уничтожившим произведения искусства, а устроителям выставки - директору музея Ю. Самодурову и сотруднице Центра Л. Василовской. Российское правосудие еще раз показало свою предвзятость: по мнению прокурора, представленные на выставке картины заведомо провоцировали зрителя на неприязнь к православию и разжигание межрелигиозной розни. При этом характерно, что ни одно произведение искусства, экспонировавшееся на этой выставке, не было признано преступным и ни одному художнику каких-либо обвинений предъявлено не было. Зато устроителям выставки «светит» по 2-3 года тюрьмы. Получается, что в России, где церковь официально отделена от государства, хозяевами в идеологической сфере тем не менее являются клерикалы.
Как тут не вспомнить недавнюю выставку в Бруклинском музее, которую пытался запретить тогдашний мэр Нью-Йорка Руди Джулиани. Причиной скандала послужила картина с изображением негроидной «Девы Марии», установленная на огромных комьях слоновьего навоза, специально привезенного по этому случаю из Африки. Несмотря на протесты католиков, выставка состоялась. А работы автора картины Офили поднялись в цене. При этом никто не умер, никого не убили, экспонаты не были уничтожены, но каждый имел возможность высказать свое мнение публично.
В России же набирает обороты скандал, связанный с постановкой балета «Распутин». Прихожане храма в Екатеринбурге восстали против спектакля, считая святотатством то, что в балете танцует император Николай II, произведенный церковью в святые.
Я вовсе не являюсь противником церкви и с уважением отношусь к религиозным чувствам людей всех конфессий. Просто хотелось бы, чтобы и они относились ко мне терпимо. Но я против любого религиозного фанатизма.
Не знаю, возможно ли сейчас опять напечатать «Диспут» Генриха Гейне в России, ведь клерикалы там снова правят бал. Вот так история движется по спирали, и все возвращается на круги своя: что нельзя было публиковать во времена царизма, стало возможным в СССР и снова попадает под запрет в нынешней России.


Комментарии (Всего: 4)

Я думаю, что времена сейчас такие-же, как и всегда, более-менее. Человек, при всем прогрессе науки и техники, не испытал никакого прогресса в душе, и остался все той-же кровожадной обезьяной, из которой он произошел. Пугает то, что у этой обезьяны появилось атомное оружие.<br><br>Что же касается религии и атеизма, то я не думаю, что мадонна из дерьма или распятие в моче являются примерами уважения к чувствам верующих. И не понимаю, зачем я, как налогоплательщик, должен платить за это. Мне кажется нелогичным и непорядочным оскорблять чувства верующих таким крайним образом, а потом требовать от них терпимости.<br><br>К сожалению, авторы этой "мадонны" в Нью-Йорке, так-же как и авторы выставки в Москве, или поглощены идеологической борьбой с религией, или пытаются заработать деньги и славу на таких "борцах". Первое - это проституция духа, второе - просто проституция.<br><br>Я согласен, что и со стороны духовенства есть немало проституток духа или тела. Пример с Салманом Рушди - прямо в точку. Но мадонна из дерьма или выставка "Осторожно, религия!" (где тоже есть подобная продукция) только ослабляют аргумент. Они - из другой весовой категории.<br><br>А Гейне мне видится борцом не с религией, а с идеологией. С любой идеологией, и с сопутствующими ей однобокостью и фанатичностью, и с эгоизмом (тут уже начинается дьявольщина), прикрывающимся маской морали и праведности.<br><br>Я думаю, что, если бы Гейне был жив сегодня, он написал бы о диспуте между между духовником и атеистом. И снова оба будут одинаково вонять.<br>

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Я думаю, что времена сейчас такие-же, как и всегда, более-менее. Человек, при всем прогрессе науки и техники, не испытал никакого прогресса в душе, и остался все той-же кровожадной обезьяной, из которой он произошел. Пугает то, что у этой обезьяны появилось атомное оружие.<br><br>Что же касается религии и атеизма, то я не думаю, что мадонна из дерьма или распятие в моче являются примерами уважения к чувствам верующих. И не понимаю, зачем я, как налогоплательщик, должен платить за это. Мне кажется нелогичным и непорядочным оскорблять чувства верующих таким крайним образом, а потом требовать от них терпимости.<br><br>К сожалению, авторы этой "мадонны" в Нью-Йорке, так-же как и авторы выставки в Москве, или поглощены идеологической борьбой с религией, или пытаются заработать деньги и славу на таких "борцах". Первое - это проституция духа, второе - просто проституция.<br><br>Я согласен, что и со стороны духовенства есть немало проституток духа или тела. Пример с Салманом Рушди - прямо в точку. Но мадонна из дерьма или выставка "Осторожно, религия!" (где тоже есть подобная продукция) только ослабляют аргумент. Они - из другой весовой категории.<br><br>А Гейне мне видится борцом не с религией, а с идеологией. С любой идеологией, и с сопутствующими ей однобокостью и фанатичностью, и с эгоизмом (тут уже начинается дьявольщина), прикрывающимся маской морали и праведности.<br><br>Я думаю, что, если бы Гейне был жив сегодня, он написал бы о диспуте между между духовником и атеистом. И снова оба будут одинаково вонять.<br>

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
It is an interesting information about a great poet and his time. Thank you.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
It is an interesting information about a great poet and his time. Thank you.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *