Гадание на баранах

Земля обетованная
№14 (467)

Перефразируя известное выражение, можно сказать, что экстравагантность - последнее прибежище пропагандиста. Когда перестают работать весомые аргументы, в ход идут другие - легкомысленные с виду, но наполненные особым смыслом.
В Израиле каждому известно, что глава правительства Ариэль Шарон «по совместительству» еще и один из крупнейших в стране фермеров. Семейная ферма семьи Шаронов “Хават Шикмим” расположена на 400 гектарах земли, на большей части которых выращивается сельскохозяйственная продукция. На территории имения три жилых дома площадью 500 кв. м, бассейн и множество хозяйственных построек. Стоимость фермерского хозяйства “Хават Шикмим” составляет примерно 50 млн шекелей ($11,3 миллиона). Шарон приобрел свою “латифундию” еще в 70-е годы, когда она стоила $500 тысяч. Таким образом, стоимость его фермы возросла более чем в 20 раз.
В ходе предвыборной агитации за Шарона сторонники будущего главы правительства не раз подчеркивали, что “Шикмим” символизирует Шарона как потомственного еврейского крестьянина, человека от земли. А его политические противники смаковали итоги исследования, проведенного независимыми экспертами: Ариэль Шарон признан самым богатым премьер-министром в истории Израиля. Намек прочитывался без труда: после Голды Меир, «бабушки в мужских ботинках», после Ицхака Шамира, доживающего свой век в доме для престарелых, после четы Рабинов, имевшей крупные неприятности из-за скромного долларового счета в зарубежном банке, у власти в некогда почти социалистической стране стоит настоящий миллионер.
Но самой эксплуатируемой деталью всегда являлись домашние животные, которых на шароновской ферме великое множество. В свое время газеты обошли десятки фотографий премьер-министра в окружении нежно любимых им овец и баранов. Арик в неизменной замшевой куртке, с нежной тонкорунной овечкой на руках – типичный образчик творчества пропагандистов, создававших образ, памятный любому выходцу из СССР: «самый человечный человек».
Сегодня противники плана размежевания с палестинцами используют эту «анималистику» совсем в иных целях.
На минувший четверг была запланирована демонстрация правых активистов. Провести ее они намеревались у здания израильского парламента Кнессета, где в последнее время кто только не устраивал митинги, пикеты и прочие акции протеста. Но характер предстоящего шествия потребовал вмешательства мирового суда Иерусалима. Дело в том, что правые активистам решили привести с собой на демонстрацию фермеров из Галилеи и Иорданской долины с отарами овец.
Овцы понадобились организаторам акции – Совету поселенцев Иудеи и Самарии - для того, чтобы наглядно проиллюстрировать главный лозунг митинга: «Мы не будем твоими баранами, Арик!». Однако суд дал разрешение на участие в митинге лишь 50 «наглядных пособий», оговорив при этом, что организаторы гарантируют соблюдение прав животных, а также обязуются не причинить материального ущерба их владельцам. Но, несмотря на решение суда, защитники прав животных сочли недопустимым использование овец в политических целях, и Совету поселенцев Иудеи и Самарии пришлось отказаться от своей оригинальной идеи.
А жаль: это наверняка было бы впечатляющим зрелищем. Овцы бы блеяли и нервно щипали зелень Сада Роз, активисты выкрикивали речёвки и махали транспарантами, а хозяйственный персонал Кнессета с тоской прикидывал бы, сколько времени займет приведение в порядок территории перед зданием парламента.
Впрочем, случай помог осуществиться некоей части затеи Совета поселений. Хотя то, что произошло в городе Реховоте на следующий день, никакого отношения к деятельности противников плана Шарона не имело. В пятницу, на улице Герцеля, главной магистрали Реховота, появился бык. Грозное животное, сбежавшее из соседнего кибуца «Нецер-Серени», бодало автомобили и гонялось за людьми. Полицейские долго ловили бугая и, наконец, поймали. Пострадавших, слава Богу, не было, но напугал тот бык реховотцев изрядно.
К чему это я? А вот к чему.
23 марта 2005 года члены парламентской комиссии по законодательству и праву одобрили законопроект о проведении общенационального референдума по вопросу выхода из Газы и демонтажа еврейских поселений. Законопроект был принят девятью голосами членов комиссии против восьми. Решение комиссии было представлено на рассмотрение всех депутатов Кнессета, и 28 марта 72 голосами против 39 при 3 воздержавшихся законопроект о референдуме был парламентом отклонен.
Напомню, что на проведении референдума настаивали так называемые «бунтовщики» партии «Ликуд» и сочувствующие им представители других партий – как входящих в коалицию, так и находящихся в оппозиции. Противники же плебисцита утверждали, что нельзя вводить новые нормы демократии ради решения одного, пусть и центрального на сегодняшний день, вопроса. А депутаты от ультраортодоксальных партий, сравнивали закон о рефередуме с джином, которого нельзя выпускать из кувшина. Или, если хотите, с тем самым реховотским бычком, крушившим все на своем пути. Религиозные политики не без основания опасались, что поддержка референдума сейчас может обернуться для них в будущем другим референдумом, который поставит под сомнение статус-кво, существующий в еврейском государстве. Они говорили и говорят, что, например, за нарушение святости субботы – за снятие запрета на работу городского транспорта, торговых предприятий и мест увеселения – может проголосовать большинство светского населения, и тогда еврейскому характеру государства будет нанесен невосполнимый ущерб.
Другие противники вынесения плана Шарона на всеобщий референдум полагали, что в таком случае произошла бы подмена демократических понятий. Дескать, лучшая и наиболее объективная форма народного волеизъявления – парламентские выборы. И, коли политика правительства и его главы ставится под сомнение, доказать поддержку общества можно только одним путем – уходом в отставку и участием во внеочередных выборах.
А пока политики спорили, социологи успели провести опросы. Институт “Маагар мохот” выяснил: только 35% израильтян верят в то, что за законопроектом о референдуме стоит стремление предотвратить раскол нации. 55% опрошенных считают, что идея референдума скрывает за собой единственную цель - сорвать эвакуацию поселений. 60% респондентов полагают, что после конфликта между Шароном и ликудовскими «бунтовщиками» правящая партия расколется. И лишь 29% надеются, что все останется по-прежнему. Как видно, голосование в Кнессете по вопросу о референдуме достаточно точно отразило настроения израильтян: плебесцит сегодня стране не нужен.
А назавтра, 29 марта, был, наконец, принят и государственный бюджет на 2005 финансовый год. И сейчас можно уже с полной уверенностью сказать: правительство Ариэля Шарона устояло и даже пополнится тремя министрами и пятью заместителями министров. Кстати, должность заместителя министра абсорбции снова возвращается в «табель о рангах» русскоязычной общины Израиля: представлять репатриантов из бывшего СССР будет Марина Солодкина, депутат от вошедшей в «Ликуд» партии «Исраэль ба-алия».
Еще раз предпринять попытку внедрения всенародного опроса в практику принятия общественно значимых решений сторонники референдума смогут только через полгода. Но к тому времени план одностороннего отступления из Газы и эвакуации поселений будет уже фактически осуществлен. Рано загадывать, как пройдет реализация программы Шарона, и в каком состоянии застанет израильское общество возможная новая попытка вернуться к вопросу о референдуме. Да и актуальна ли она будет в октябре-ноябре 2005 года? Кого из противников и сторонников «подгонки» общегосударственного закона под актуальную политическую проблему можно будет тогда считать «покорными овцами Арика», а кого «свободолюбивыми обитателями прерий» - пока не ясно.
Однако завершить «анималистичекую» тему можно еще одним штрихом. Александр Ягодин, инженер-геофизик, пять лет назад репатриировавшийся в Израиль, предложил оригинальный проект –систему предупреждения землетрясений с использованием животных. Ученый-одиночка утверждает, что «братья наши меньшие» способны спасти людей в случае очередного мощного землетрясения. Оппонентам Ягодина его выводы кажутся наивными и не имеющими под собой реальной научной базы. Однако и они не отрицают, что сама идея использования животных, обладающих особой способностью чувствовать надвигающиеся природные катаклизмы, безусловно, заслуживает внимания.
Вот только знать бы, какие политические потрясения для Израиля можно предугадать по бредущим по Иерусалиму отарам овец-«демонстрантов» и мечущемуся по городской улице быку...

Айзек Эвентов,
Израиль