ТРАНСАТЛАНТИЧЕСКАЯ ОТТЕПЕЛЬ

Факты. События. Комментарии
№9 (462)

Джордж Буш совершил многоэтапный визит в Европу, который финиширует 24 февраля в Братиславе встречей с Владимиром Путиным. Российской темы американский президент коснулся уже в программной речи в Брюсселе, в которой обозначил свои внешнеполитические приоритеты. Он утверждал, что видит будущее России во включении в европейское и трансатлантическое сообщество и высказался за ее принятие в Всемирную торговую организацию (ВТО), ибо соответствие ее стандартам «укрепит завоевания свободы и демократии в этой стране». Вместе с тем, хозяин Белого дома обозначил курс, которым Москва должна следовать: «Чтобы Россия добилась прогресса как европейская страна, российское правительство должно возобновить приверженность демократии и верховенству закона. Мы признаем, что реформы не могут свершиться мгновенно. Но мы должны постоянно напоминать России, что наш альянс выступает за свободную прессу, за действенную оппозицию, за разделение властей и за главенство закона. Поэтому США и все страны Европы должны поставить вопрос о демократических реформах в центр диалога с Россией».
Означает ли это заявление ужесточение американской позиции в отношении Москвы? Обычно встречи на высшем уровне имеют целью, по возможности, урегулировать спорные проблемы, выливаются в демонстрацию крепнущей дружбы и взаимной симпатии и подтверждают приверженность стратегическому партнерству. Едва ли и нынешний саммит Путин – Буш, 12-й по счету, станет исключением. В российско– американских отношениях по-прежнему доминируют вопросы борьбы с терроризмом и с распространением оружия массового уничтожения, энергетический диалог. В Братиславе Буш, по всей видимости, затронет и дело ЮКОСа, и чрезмерную, как считают в Белом доме, концентрацию власти в Кремле со всеми вытекающими из этого последствиями.
Глава сенатского комитета по иностранным делам Ричард Лугар считает, что Буш должен отдать приоритет во время переговоров с Путиным проблемам демократии, прав человека и власти закона: «Соединенные Штаты должны настойчиво требовать, чтобы Россия внедряла свободную и справедливую политическую и судебную систему. Только тогда американо-российские отношения будут максимально эффективными». В американский Сенат была внесена резолюция о приостановлении членства России в «большой восьмерке». Ранее с аналогичным призывом выступил известный миллиардер, меценат и правозащитник, Джордж Сорос.
Украину вернули
в «лагерь свободы»
Встреча с Путиным будет серьезным испытанием для доктрины Буша, предусматривающей продвижение свободы и демократии во всем мире, отмечает политолог Майкл Макфол из Гуверского института. Одно дело рассуждать о них в Вашингтоне, имея дело со своими единомышленниками, другое – серьезно говорить на эту тему с Владимиром Путиным. Несмотря на то, что президент пока не проявил никаких признаков кардинального изменения курса в отношении России, он не может не учитывать возрастающего давления со стороны Конгресса, требующего взять на вооружение более жесткую линию.
Тем не менее, прагматик Буш по-прежнему видит в «друге Владимире» наиболее подходящего партнера, которому в обозримом будущем нет альтернативы. Ему не выгодно идти на обострение отношений с Москвой, которая является одним из самых ценных союзников в борьбе с международным терроризмом. Конечно, «раздражителями» остаются - помимо чисто российских внутренних проблем - и ядерное сотрудничество Москвы с Тегераном, и намерение продать ракетные комплексы Дамаску и, по всей видимости, отношения с Украиной.
В Брюсселе состоялась 15-минутная беседа Джорджа Буша с новым украинским президентом Виктором Ющенко, который затем был приглашен на саммит НАТО с участием глав 26 государств. Еще до этой встречи глава Белого дома публично воздал должное президентам Польши и Литвы, а также верховному представителю Европейского союза по внешней политике и безопасности, которые «помогли разрешить кризис с выборами президента на Украине и вернули эту страну в лагерь свободы».
Если правительство президента Ющенко будет проводить в стране «жизненно важные реформы», отметил Буш, то евроатлантическая семья должна приветствовать Украину в своих рядах. Это означает вступление Киева и в ЕС, и в НАТО. Украина занимает исключительное место в геополитических расчетах Вашингтона, которая должна стать неким противовесом на пути российских амбиций. «Создание гражданского общества, независимого правосудия и свободы слова, а также борьба с коррупцией дают реальную возможность значительного углубления отношений между Украиной и НАТО в самой ближайшей перспективе», - заявил в Брюсселе Виктор Ющенко. Лидеры НАТО и ЕС выступают за сближение с Киевом, но считают вопрос о его вступлении в эти две организации несколько преждевременным.
«Я ищу
хорошего ковбоЯ»
Главной целью поездки Буша являлось налаживание отношений со Старым светом. «Америка поддерживает сильную Европу потому, что нам нужен сильный партнер в выполнении трудной задачи – продвижении свободы во всем мире», - заявил президент США. Новое заокеанское внешнеполитическое кредо называется «трансформационная демократия», которую Вашингтон намерен распространять во всем мире. Но сможет ли Буш, задаются вопросом европейцы, продвигать свободу, используя дипломатический, а не военный арсенал? Смогут ли Америка и Европа воссоздать такой альянс, который – используя терминологию политолога Роберта Кейгана – позволит достигать приоритеты бога войны Марса с использованием методов богини любви Венеры? «Мы рады визиту Буша при условии, что он согласен на равноценное партнерство, а не на отношения зависимости, которые существовали бы между американской сверхдержавой и европейскими вассалами, - отмечает влиятельная французская газета «Монд». - Надо преодолевать разногласия с помощью диалога, а не прибегать к анафеме».
Для начала Джорджу Бушу предстоит потрудиться над тем, как трансформировать связи с ЕС. Европейцы, как и американцы, хотят быстрее перевернуть иракскую страницу и, по возможности, сблизиться по всем параметром с супердержавой, напомнив ей о том, что ЕС обладает значительным политическим и экономическим весом. Только после своего переизбрания Буш понял, что нужна нормализация отношений и, как язвительно отмечает «Фигаро», открыл для себя Европу. Этой цели служил и первый в истории саммит Соединенные Штаты – Европейский союз.
Еще до начала саммита Джордж Буш отужинал тет-а-тет с Жаком Шираком, в отношении которого не «питает никакой горечи», несмотря на все неоголлистские антиамериканские выпады французского президента. На ужин в качестве гарнира подавали жареный картофель, называемый за океаном «французским», который в Белом доме в момент охлаждения переименовали в пику Парижу в «картофель свободы».
«Это был мой первый ужин на европейской земле после моего переизбрания, и то, что он был с Шираком, это что-то значит», - заявил Буш. Два президента выступили за «свободный, независимый и демократический» Ливан, но остались на своих прежних позициях в том, что касается отмены эмбарго на поставки оружия Пекину, на которой настаивает ЕС, а также Киотского протокола о загрязнении атмосферы. «Я не скажу, что беседа была откровенной, ибо это эвфемизм слова «плохой», я бы назвал ее конструктивной», - сказал один из участников трапезы. Отвечая на вопрос журналиста о том, пригласил ли он Ширака на свое президентское ранчо, Буш несколько двусмысленно пошутил: «Я ищу хорошего ковбоя».
Устал ли Пентагон
в Ираке?
Американскому президенту удалось на саммите НАТО добиться от союзников прямого участия в подготовке сил безопасности в Ираке. Правда, на эти цели альянс выделит в ближайшие два года скромную сумму в 90 миллионов евро, из которых на Францию приходится всего 2 миллиона. Париж и Берлин внесут свою лепту в подготовке полицейских, но за пределами Ирака.
Однако нет согласия между союзниками в вопросе о роли НАТО в нынешней постсоветской конъюнктуре. Герхард Шредер заявил, что Североатлантический альянс не должен быть привилегированным форумом в трансатлантической кооперации и призвал, созвав «совет мудрецов», пересмотреть его основы и принципы. «Я не согласен со Шредером, - ответил президент США. – НАТО - нужная вещь. НАТО хорошо работала в прошлом и будет работать в будущем». Берлин поддерживает Париж, который настаивает на том, чтобы альянс занимался только военными вопросами и не превращался в «мини – Совет по безопасности».
По ту сторону Атлантики по-прежнему отвергают саму идею многополюсного мира, в котором центрами силы являлись бы не только США, но и Европа, Китай, Индия, Россия и который стали бы противовесом заокеанской гегемонии. «Вместо того, чтобы искать противовесы, не лучше ли, договорившись, вместе продвигаться вперед?» - задается вопросом главный американец.
Серьезные разногласия касаются и Ирана. Если европейская тройка в составе Франции, Германии и Великобритании стремится договориться с Тегераном о прекращении его программы обогащения урана, то Соединенные Штаты не намерены допустить того, чтобы иранские аятоллы обзавелись ядерной бомбой. Вашингтон уверяет, что не готовится к войне с Тегераном и что Пентагон, мол, и без того перегружен иракскими «обязательствами». Другим камнем преткновения является эмбарго на поставки оружия Китаю, снятию которого жестко противится Вашингтон. Пекин, по его мнению, полным ходом перевооружается и размещает свою боевую технику в непосредственной близости к Тайваню. Словом, в трансатлантических отношениях постепенно наступает оттепель, но она пока носит, по мнению «Фигаро», поверхностный характер.