По сЧету совести

Земля обетованная
№8 (461)

Первый израильский космонавт Илан Рамон взял с собой в полет копию рисунка еврейского мальчика Петра Гинца «Лунный ландшафт». Этот карандашный набросок 13-летний Петрачек сделал в концлагере, жизнь юного мечтателя оборвалась в 1944 году, в Освенциме. Узницами того же лагеря смерти были мать и бабушка Илана Рамона, другие освобождал его отец, солдат союзнической армии.
«Я знаю и чувствую, что уношу с собой в космос надежды и мечты и каждого из 6 миллионов погибших в годы Холокоста евреев, и всех выживших», - слова из письма космонавта, написанного перед стартом.
1 февраля 2003 года в небе над Техасом сгорел при возвращении на Землю американский шаттл «Колумбия». Среди погибших на его борту астронавтов был израильский боевой летчик Илан Рамон. Детский рисунок, взятый им в полет, не уцелел.
В тот трагический день Петру Гинцу исполнилось бы 75 лет. Илан не дожил полтора года до своего 50-летия. [!]
В феврале 2005 года, в ознаменование 60-летия освобождения Освенцима, одной из малых планет было дано имя Петра Гинца. Эту планету открыл чешский астроном Милош Тихий, он и предложил назвать небесное тело в честь своего соотечественника, еврейского паренька из Праги.
Двумя годами раньше другая малая планета, открытая израильскими учеными, была названа именем первого космонавта Еврейского государства Илана Рамона.
И светят теперь с высот две звездочки – одна имени замученного в Освенциме талантливого и смелого еврейского мальчика, другая – имени израильского летчика-космонавта, сына выжившей узницы нацистского концлагеря Тони Вольферман и воина Второй мировой, освобождавшего мир от «коричневой чумы», Элиэзера Вольфермана.
На этом символические совпадения не заканчиваются.
Петр Гинц вел дневники все три года, проведенные им в пражском гетто и концлагерях. В Терезиенштадте и Освенциме он даже редактировал и издавал подпольный детский журнал. «Лунный ландшафт» - одна из иллюстраций этого рукописного издания.
Дневники вел и Илан Рамон. Ему, участнику Войны судного дня, легендарной бомбардировки ядерного реактора в Багдаде и операции «Мир - Галилее», одному из самых молодых ветеранов ВВС Израиля, было о чем писать. Несколько обгоревших листков из дневника, который Илан Рамон вел в космическом полете, были найдены в ходе поисковых работ на месте гибели «Колумбии».
Опубликовать более ранние дневниковые записи первого израильского космонавта помешало досадное происшествие. В одну из декабрьских ночей прошлого года грабители взломали дом вдовы Илана Роны Рамон в Рамат-Гане и украли портативный компьютер, в котором хранилась часть личной переписки Илана Рамона, его дневники, фотографии, воспоминания, и другие документы последних лет. Полиция приложила все усилия к поискам похищенного «лептопа», однако восстановить дневники героя Израиля в полном объеме пока не удалось.

Иная судьба у дневников Петра Гинца. Несколько лет назад пражанин Жири Рузика случайно обнаружил на чердаке своего дома несколько старых тетрадок и блокнот. Ими оказались первые дневниковые записи Петра Гинца, сделанные им еще в пражском гетто, неоконченные рассказы и рисунки мальчика. Рузика передал несколько копий иерусалимскому мемориальному музею Катастрофы европейского еврейства «Яд ва-шем». До этого в «Яд ва-шем» хранились около 100 работ Гинца, собранные и переданные в музей бывшими узниками Освенцима и Терезиенштадта.
Все эти годы родная сестра Петра, израильтянка Хава Прессбургер, также пережившая Холокост, вела с Рузикой переговоры о продаже дневников Гинца. Наконец, договоренность была достигнута, и оригиналы документов попали в руки Хавы Прессбургер и работников музея Катастрофы.
Собрав все записи Петрачека - начиная с пражского гетто и кончая последними днями в Аушвице – Хава и ее помощники решили издать книгу «Дневник моего брата». Они могли бы сделать это в Израиле, но сестра настояла на том, чтобы дневники вышли в Праге, на чешском языке, на котором они были написаны более 60 лет назад. Презентация книги состоялась в столице Чехии на прошлой неделе.
Илан Рамон писал свои дневники на иврите, языке страны, которую он защищал всю свою жизнь и, поднимая ввысь честь которой, он погиб. Издание книги первого израильского космонавта еще ждет своего часа.
Но не только ради того, чтобы показать тесную связь пережитого народом с его сегодняшней жизнью, рассказал я обо всем этом. Есть в этой теме и такое, что вызывает не гордость и благодарность, но негодование и стыд.
На днях специальная комиссия Кнессета под руководством депутата Колетт Авиталь доложила об итогах проведенного ею расследования. Оно касалось денег, имущества и недвижимости, принадлежавшего до Второй мировой войны европейским евреям. Эти люди приобретали земли и строения в подмандатной Палестине, надеясь переселиться на родину предков и поддерживая еврейский ишув, предвестник независимого государства. Они также вкладывали деньги на счета в палестинские банки, подготавливая свой переезд, а то и бегство из оккупируемых немцами стран Европы. Некоторым удалось сделать это буквально накануне Холокоста.
Большинство же владельцев земель, недвижимости и счетов погибли в газовых камерах, умерли в бараках концлагерей, расстались с жизнью во время страшных скитаний по дорогам войны. После 1948 года все эти земли и дома стали собственностью Государства Израиль. Однако, по международным законам, право личной собственности остается за погибшими владельцами или их наследниками.
Вопрос этот долгие годы старательно «затирался», ценности предпочитали считать бесхозными. Между тем речь идет о трех тысячах банковских счетов на общую сумму почти в четверть миллиарда шекелей (около 57 миллионов долларов), а также о земельных участках, которые сейчас расположены в центре крупнейших израильских городов и стоят баснословных денег.
Умышленно создавались бюрократические препоны, на протяжении полувека не позволявшие выжившим жертвам Катастрофы вступить во владение собственностью. От людей, чудом сохранивших необходимые документы, требовали предоставить некие подтверждения из европейских еврейских архивов. При этом чинуши отлично знали, что в большинстве стран, подвергшихся гитлеровской оккупации, эти архивы не сохранились.
Сегодня Организация евреев, выживших в Холокосте, обвиняет правительство и банки Израиля в саботаже рекомендаций, принятых парламентской комиссией по немедленной передаче имущества и вкладов погибших узников нацистских концлагерей и гетто. «Правительство и банки просто дожидаются, пока старики умрут, и уже некому будет требовать деньги и имущество», - говорится в опубликованном заявлении израильтян и евреев диаспоры, переживших Катастрофу.
И когда мы со светлой скорбью говорим и пишем о тех, кто, как Илан Рамон, пронес память о народной трагедии через всю свою жизнь, когда бережно собираем все свидетельства высоты еврейского духа и передаем их людям, как книгу о Петре Гинце, нельзя замалчивать и бездушную скаредность израильских властей. От страны, которая своим созданием обязана всему пережитому европейскими евреями в годы Второй мировой войны, требуется заплатить по счетам чести. Не так велики эти счета, чтобы не видеть за ними глаза уцелевших жертв Катастрофы. Их осталось мало, они заслужили справедливости.
Стыдно перед Иланом Рамоном, стыдно перед Петрачеком Гинцом. Стыдно перед всеми...
Элиезер Данович,
Тель-Авив