Результаты выборов в Ираке

Экспресс-опрос "РБ"
№5 (458)

Freedom is not free. Свобода не достается даром. Так, иронично, прокомментировал один из обозревателей Си-эн-эн требование Джорджа Буша выделить еще 80 миллиардов долларов на Ирак. Действительно, свобода никому и никогда не давалась даром, и борьба за нее даже в западных странах, которые сейчас служат образцами демократии, охватывала внушительные отрезки времени. В Великобритании период революций и реставраций длился несколько десятилетий, во Франции – около столетия. На нашей “бывшей родине” он тоже продолжатся уже почти век. Даже Америка – Страна свободы – пережила гражданскую войну и бурный период борьбы за гражданские права. Чего же требовать от Ирака, еще недавно пребывавшего во власти “багдадского мясника” и его кровавых отпрысков?[!]
К сожалению, в Ираке ситуация усугубляется тем, что борьба за свободу и демократию туда экспортирована, а принцип “стерпится - слюбится” в таких случаях не очень-то действует. Даже в тех странах, где революции начинаются изнутри, народ (за исключением прогрессивной и обычно страшно далекой от народа кучки) быстро устает от переворотов, от следующих за ними междоусобиц, и на смену эйфории приходит тоска по вчерашней стабильности, по сильной руке, которая эту стабильность обеспечивала. Еще больше тоскует народ по покою и несвободе в странах, куда свобода приносятся извне. Поэтому экспортерам тоже приходится платить за этот экспорт дорогой ценой. Spreading of freedom (излюбленное выражение президента Джорджа Буша) тоже, увы, не free.
Тем не менее многие американцы во главе с президентом, уверены, что посеянные в Ираке семена свободы рано или поздно дадут всходы. И появление первых всходов ожидается уже во время намеченных на 30 января выборов. На первой после его вторичной инаугурации встрече с прессой Джордж Буш подчеркнул, что действия инсургентов не смогут помешать выборам и повлиять на избирателей. “Конечно, есть люди, которые запуганы, - сказал президент. – Но опросы показывают, что подавляющее большинство народа хочет участвовать в демократических выборах”. На вопрос, какую явку он будет рассматривать, как успешную, Буш ответил: “Сам тот факт, что иракцы голосуют, я рассматриваю, как успех”.
Так же оптимистично настроен генерал Джордж Кейси, командующий войсками коалиции в Ираке. “Мрачные предсказания о выборах в Ираке не сбудутся”, - сказал он на днях в беседе с корреспондентом “Си-эн-эн”. Мрачных предсказаний, однако, много, и “предсказатели” так же уверены в своей правоте, как сторонники Буша и его команды.
Что же произойдет во время выборов в Ираке? Состоятся ли они вообще? Пройдут ли в мирной обстановке? Осмелится ли большинство иракцев прийти на избирательные участки? Будут ли результаты выборов считаться действительными? Что эти выборы принесут самим иракцам, Ближнему Востоку, Израилю, Америке, всему миру?
С такими вопросами мы обратились к политикам, журналистам и общественным деятелям.


ДЖЕРРОЛД НАДЛЕР,
конгрессмен США:

- Будет ли избранный совет восприниматься как легитимное и профессиональное правительство? Или как американская марионетка? Ответ на этот вопрос определит будущее, в частности, будущее движения инсургентов, которое свирепствует сейчас в Ираке.

МАРТИН ГОЛДЕН,
сенатор штата Нью-Йорк:

Я уверен, что выборы, которые состоятся в конце этого месяца в Ираке, пройдут с успехом. В результате, семена демократии будут посеяны в Ираке и это приведет к демократическим переменам на Ближнем Востоке в целом. Президент Буш уже добился некоторых положительных сдвигов на Ближнем Востоке, и мы должны приветствовать его видение будущего, и его стратегию, направленную на совершенствование всего мира.

КАРЛ КРЮГЕР,
сенатор штата Нью-Йорк:

- Как член сенатского комитета по национальной безопасности, военным делам и делам ветеранов, я верю, что нынешние выборы в Ираке можно рассматривать как зарю новой жизни иракского народа, для которого само понятие свободы было чуждым и в то же время волнующим.
Война с террором будет продолжаться еще некоторое время, но приобщение рядовых иракцев к демократическим процессам говорит о том, что их менталитет будет меняться, что они поверят в наступление светлого будущего, где их голоса действительно станут значимыми. А это означает, что иракские дети будут представлять и строить жизнь, в корне отличающуюся от опыта их родителей. Демократия окажет сильный эффект и на образование подрастающего поколения в Ираке.
На мой взгляд, такике выборы могли состояться только в мире, пережившем 11 сентября 2001 года. Только люди, на чью жизнь трагическим оброазом повляияли репрессивные режимы, могут понять всю опасность жизни в стране, которой руководит не разум, а сила.
Время покажет, что именно готовит будущее для иракского народа и иракского правительства, и какую именно печать эта страна поставит на понятие демократии. Так или иначе, мы, американцы, можем впервые смотреть на иракцев с надеждой, а не с ужасом.

ЛИСА ХОСТИН,
редактор Еврейского телеграфного агентства (JTA):

Я далека от уверенности в том, что выборы в Ираке, намеченные на 30 января, пройдут в обстановке мира и справедливости. Еще менее я уверена в том, что именно последует за выборами. Конечно, есто люди, которые утверждают или выражают надежду на то, что голосование на избирательных участках станет большим шагом в сторону демократии в Ираке. Но эти люди, наверное, слишком часто и внимательно прислушиваются к мнениям оптимистов из администрации Буша.
Ираку предстоит проделать долгий, долгий путь к восстановлению инфраструктуры и установлению стабильного государства, где будут царить закон и порядок. Единственное, что мне ясно – США застряли в Ираке надолго.

ЛИЛИЯ КОССОВСКАЯ,
литературный редактор газеты «Еврейский мир»:

Мне трудно представить, каким образом эти выборы вообще состоятся. Страна не готова к выборам, и уже раздавались разумные призывы отложить их хотя бы на месяц. Но, в сущности, что может изменить один месяц? Рядовые иракцы боятся голосовать, а борьба за власть скорее между религиозными сектами, чем между политическими партиями. В любом случае, выборы не принесут иракцам демократию. Ирак - это горячая точка, которая останется таковой еще долгое время. Как Чечня. Экспортировать демократию невозможно. Но в то же время крайне нежелательно выводить из Ирака наши войска.

БОРИС ФИШМАН,
корреспондент журнала «Ньюйоркер»:

Парадоксально, что сейчас, как и во времена Саддама, результат выборов зависит от суннитского меньшинства. Число шиитов превышает число суннитов в три раза, и победа шиитов на выборах почти гарантирована. Однако, если учесть, что главный вызов будущему правительству Ирака бросают инсургенты, за которыми стоит суннитский центр страны, победа шиитов не может стать легитимной без признания ее таковой со стороны влиятельных суннитов. Если лидерам суннитов удастся убедить большинство своих сторонников прийти на выборы, они тем самым окажут поддержку избранному правительству. Если же лидеры суннитов уговорят своих сторонников остаться в стороне от выборов, победа останется за инсургентами.
Курдам вряд ли удастся оказать сильное влияние на выборы. А жаль – ведь эта группа населения, пропагандирующая свои взгляды мирными методами, намного опережает время в Ираке.

МИХАИЛ ТРИПОЛЬСКИЙ,
журналист РБ:

- Выборы 30 января, несмотря на противодействие со стороны группировки Аль-Заркави и им подобных, вне всякого сомнения состоятся. Хотя лидеры суннитов, а также некоторые влиятельные шииты, выражали желание отложить их, было очевидно: давлению со стороны Вашингтона придется уступить.
Результат выборов предугадать несложно: шииты, составляющие 60 процентов населения страны, одержат убедительную победу. Однако ее легитимность, в условиях невозможности кандидатов и партий проводить избирательную компанию, изначально будет подвергнута сомнению. Кроме того, нет никакой возможности избежать прямых подтасовок во время голосования: механизма контроля фактически не существует.
О том, что выборы – это политический спектакль, говорит тот факт, что религиозные лидеры шиитов, пользующиеся наибольшим уважении в своей общине, якобы добровольно отказались от вхождения в правительство. Очевидно, что согласиться на такой шаг им пришлось не без подсказки со стороны оккупационных властей.
В то же время, шиитские радикалы в лице Моктады аль-Садра, местного отделения «Хезболлы» уверены, что спустя какое-то время после 30 января, разношерстная шиитская коалиция, развалится. В принципе, так скорее всего и будет, хотя на первых порах видимость единства будет сохраняться.
Угрозе стабильности Ирака будут угрожать не только действия вооруженной оппозиции, как светской, так и религиозной, но и возросшие требования курдов. Они очень надеются, что лидер «Патриотического союза Курдистана», Джалал Талабани, станет президентом страны. Это позволит ему влиять на формирование будущего правительства Ирака.
Столь кардинальные изменения, связанные с фактическим вытеснением на второй план суннитов, долгие годы находившихся у власти, неминуемо приведет к напряжению в Ираке, а затем и к гражданской войне. Введение некоторых их представителей в правительство, проблемы не решит. Никто еще от власти добровольтно не отказывался.
Соединенные Штаты очень торопятся передать власть шиитам, вольно или невольно идя на огромный риск – создание шиитской дуги от Южного Ливана до Басры. Единый шиитский фронт, а исламисты в Ираке со временем могут взять власть в свои руки, грозит свести на нет все усилия США по стабилизации региона. Более того, мощная шиитская конфедерация, превратится в очень серьезную угрозу союзникам Вашингтона: Израилю и странам Персидского залива.

ЮЛИЯ МАЗУР,
исполнительный директор RAJI (Русскоязычные американские евреи – за Израиль):

Я надеюсь, что выборы состоятся, и принесут положительные плоды. Хотя, конечно, эти плоды не покажутся сразу после выборов. Но в конце туннеля уже забрезжил свет. Выборы сами по себе - положительное ялвнение, равно как и избавление от диктатуры Саддама Хусейна. Я не идеалистка и прекрасно понимаю что выборы не остановят войну. Но народ Ирака увидит, что тирания – не единственный вариант общественного устройства, что есть другие пути, другие возможности.
Я надеюсь также, что эти выборы укажут путь к демократии и другим странам на Ближнем Востоке. А это, в свою очередь, отразится на судьбах всех стран нашей планеты.

МИХАИЛ БУЗУКАШВИЛИ,
ведущий радио «Новая жизнь»:

- Выборы, конечно, состоятся. Но весьма сомнительно, что они станут точкой отсчета демократических перемен в Ираке. Надо быть большим оптимистом, чтобы думать, что выборы 30 января – свободное волеизъявление иракского народа, который ощутил уверенность в будущем. Народ боится голосовать. Во многих случаях имена кандидатов держатся в секрете – из соображений безопасности. А теракты, направленные против американцев из их ставленников, не прекращаются. В последнем номере журнала «Ньюсуик» есть впечатляющией репортаж корреспондента из Багдада, который сетует: американцы «освободили» Ирак, но в стране трудно найти людей, которые благодарили бы США за эту свободу.
В статье приводятся слова одного из дипломатов стран коалиции, который утверждает, что выборы в Ираке станут триумфом, но демократия потерпит полное поражение. Приводится также мнение проамерикански настроенного иракского ученого: он снял свою кандидатуру, заявив, что свобода, царящая в нынешнем Ираке – это свобода джунглей. Он уверен, что победа шиитов на выборах гарантирует гражданскую войну, и что страна катится в пропасть.
Думается, что в лучшем случае выборы не усугубят напряженную обстановку в стране, а в худшем – посеют еще большую вражду между шиитами и суннитами.

ЭЛЕАЗАР БЛОШТЕЙН,
ответственный секретарь по связям с общественностью Одессского землячества:

Во-первых, я совсем не уверен, что выборы состоятся. А если они состоятся, я не верю в эффективность их результатов. Нынешние “временщики” реальной властью не обладают. Не будут ею обладать и те лидеры, которым удастся одержать победу на выборах. Буш и его команда были уверены, что стоит нам сбросить статую Саддама Хусейна, как в Ираке установится демократия или, по крайней мере, начнется борьба за демократические перемены. Во всяком случае, американцы вели себя так, как будто были в этом уверены...
К сожалению, оказалось, что ненависть иракцев к Америке и Израилю преобладает над их стремлением к демократии и даже на их внутренними противоречиями. Мне, как и всем нам, очень тяжело, когда в Ираке гибнут американские солдаты. Но я не верю, что в ближайшие годы там установится демократия, и мы сумеем спокойно оттуда уйти.

ЕФИМ КЛЕЙНЕР,
писатель, публицист:

Выборы, которые должны пройти в Ираке 30 января, конечно же, будут носить чисто символический характер. Многие регионы охвачены огнем войны, десятки тысяч потенциальных избирателей напуганы действиями боевиков и потому вряд ли решаться идти на избирательные участки. Толпа, массовое скопление людей на одном месте – заманчивая мишень для терактов. Так что выборы никак нельзя назвать всеобщими. К тому же имена многих кандидатов держатся в секрете, за кого надо голосовать, не все заранее знают.
Раз выборы сомволичные, их и оценивать надо соответственно. Иными словами, не ждать от них ни массовости, ни широкой демократичности. Мне кажется, что как символические они пройдут достаточно успешно, мировая общественность признает их состоявшимися и новое правительство обретет статус легитимного. Вопрос в том, признают ли это достаточно широкие слои иракского населения.
Многие опасаются гражданской войны. Оккупационный режим ослабнет, вновь созданный не сразу наберет силу и авторитет, сунниты, шииты и курды начнут сводить друг с другом счеты. Опасения, как мне кажется, излишние. Коалиционные войска остаются на территории страны и пробудут там еще долго. Межэтнической и межрелигиозной бойни они не допустят. Скорей всего, после выборов мало что изменится, схватки с боевиками не прекратятся. А дальнейшие перспективы останутся такими же неясными, как и сейчас.

ИОСИФ МИГИРОВ,
писатель:

- Если время принять за некоего режиссера или кукловода, то оно сейчас на наших глазах и с нами, с какой-то необыкновенной легкостью выделывает театр абсурда. Предостоящие выборы в Ираке – одна из его потешных сцен. Представим себе, что выборы одной из самых «миролюбивых» мусульманских стран прошли с триумфальной победой западной демократии, и столетиями мечтавший об этом иракский народ получил свободу и конституцию. И вот, наступил день инаугурации.
Дальше картина такова: президент с поднятой левой рукой дает клятву демократии. А правая рука его в это время лежит на... Коране. То есть, на той самой книге, которая переполнена ненавистью ко всему немусульманскому. Возьмем хотя бы суру номер пять, где черным по белому написано «не ходите ни к евреям, ни к христианам...». И далее – в нарастающем духе человеколюбия. Но есть еще одна знаменитая сура номер два, где опять-таки черным по белому написано: «Сражайтесь с врагами за веру, купайтесь в крови врага...» Во все времена кровь считалась священной, будь это даже кровь врага, ибо в ней, в человеческой крови, согласно Библии, пребывает дух Божий.
Итак, вернемся к нашей картинке. Левая рука будущего презединта будет приподнята кверху: да здравствуют законы демократии! Правая будет лежать на другом законе: купайтесь в крови человека. И эту картинку мы скоро увидим. Потрясающая демократия.

ДЭВИД ЯССКИ,
депутат нью-йоркского городского совета:

- Все люди доброй воли должны надеяться, что выборы в Ираке пройдут мирно, и что в их результате будет сформировано стабильное правительство. Но в реальности, к сожалению, возможность проведения мирных выборов невелика, а создание стабильного правительства представляется практически невозможным. Наше вторжение в Ирак избавило мир от тирана, но мы оставляем за собой нестабильную страну, которую ждут годы насилия. А насилие, в свою очередь, благодатная почва для распространения терроризма, который может дестабилизировать обстановку на Ближнем Востоке в целом. Я опасаюсь, что в настоящее время Ирак представляет даже большую опасность для американского общества, чем до вторжения США в эту страну.