Опасные жерельЯ

Из штата в штат
№4 (457)

Несколько дней назад случайная прохожая, заметив на руке моей дочери детскую побрякушку-браслетик, сообщила мне скороговоркой: “Молодой человек, эта вещица небезопасна для вашего ребенка. На вид – невинная игрушка, но может доставить и девочке, и вам с женой немало хлопот в будущем. Все дело – в свинце”.
Женщина побежала на свой автобус, и поговорить с ней толком не удалось. Попытка же снять браслет с руки дочери закончилась возмущенным криком ребенка, не желавшего расставаться с принадлежащей ему вещью.
Конечно, было отчего расстроиться. Особенно после того, как я, вернувшись домой и усадив малышку смотреть мультики, сам сел за Интернет, решив проверить полученную от доброхота информацию.
Сведения, сообщенные компьютером, - как обухом по голове. Оказывается, приобретаемые нами детские украшения - колечки, ожерелья, браслеты и прочая бижутерия - действительно представляют серьезную опасность для здоровья ребятишек. Повышенные дозы свинца, попадающие в кровь малыша, могут привести к повреждению мозга, к неврологическим проблемам, самым прямым образом сказаться на интеллектуальном развитии ребенка. Простенькое колечко способно ежедневно отравлять растущий организм такими дозами токсичного вещества, которые в 250 раз (!) превышают нормы, допустимые федеральными органами здравоохранения. Как пел Высоцкий: «Страшно, аж жуть».
Подтверждением реальности обсуждаемой нами проблемы служат последние исследования специалистов. Данные о том, что производимая для детей бижутерия может угрожать их здоровью, приводятся в отчете Center for Environmental Health (CEH), в материалах телекомпании CBS, а также в широкомасштабном исследовании экспертов из университета Северной Каролины (полный текст должен быть опубликован в самое ближайшее время в Bulletin of Environmental Contamination and Toxicology). Один показатель заставил меня содрогнуться: северокаролинские исследователи сделали вывод, что ежедневный 20-секундный контакт с побрякушками (особенно если малыш берет их в рот) наносит очень серьезный вред здоровью ребенка.
Вывод ученых и совет родителям: поостерегитесь приобретать дешевые колечки и ожерелья до тех пор, пока производители не уменьшат содержание в них свинца до безопасного уровня. Если уж вам так хочется чем-то украсить руки или ушки малыша - не пожалейте денег на золото, платину или серебро.
Эксперты из CEH в течение полутора лет тестировали образцы детской бижутерии, которую они приобретали в мелких и крупных магазинах Калифорнии. Опыты подтвердили: треть всех «бронзулеток» имеет повышенное содержание свинца. Не располагая возможностью проверить все наименования подобной продукции, выпускаемой для детей, специалисты рекомендуют папам и мамам: трижды подумайте, господа, прежде чем покупать своим чадам колечки и браслетики. Особое беспокойство вызывали у них ожерелья или браслеты с использованием пластиковых шнурков (plastic cords), а также металлические подвески (metallic pendants).
Хотя продавцы не обязаны сообщать покупателям о содержании свинца в приобретаемом товаре или отвечать на подобные вопросы, эксперты CEH посоветовали взрослым не стесняться их задавать. Но при этом они выражают озабоченность тем, что опасные украшения не изымаются с полок магазинов.
У читателей, как и у меня, когда я узнал, какую «бомбу замедленного действия» может носить на руке или шее моя дочь, должен был возникнуть вопрос: а куда же смотрят те, кто по роду своей службы обязан вмешаться и изъять опасные товары из продажи?
К сожалению, чиновники просто закрывали глаза на происходящее, не желая принимать меры. Между тем, согласно пресс-релизу CEH от 16 декабря прошлого года, с которым я детально ознакомился, данные тестов, предоставленные экспертами организации менеджменту таких розничных гигантов, как Macys, J.C. Penny, Kmart, Nordstrom, Sears, Target, Wal-Mart и др., в течение длительного времени откровенно игнорировались.
Только после обращения активистов CEH в суд федеральные власти, в лице Consumer Product Safety Commission (CPSC), летом прошлого года отдали распоряжение изъять 150 млн. наименований детской бижутерии из игральных автоматов. Кроме того, они предприняли шаги по ограничению продаж данного товара через Интернет и с помощью каталогов. Нью-йоркская газета «Дейли ньюс» пишет о том, что «четыре крупных импортера приостановили поставки детской бижутерии из-за рубежа до тех пор, пока не будет решен вопрос с приведением в норму содержания свинца в данного вида продукции».
Все это очень хорошо, однако какие же меры собираются предпринять вашингтонские чиновники против главных распространителей ядовитых побрякушек – крупнейших универмагов страны?
Данные на этот счет разнятся. Так, «Дейли ньюс» в конце прошлого года писала, что розничная сеть – следующая цель Consumer Product Safety Commission . «Эксперты CPSC проводят сейчас соответствующие тесты, результаты которых будут известны в следующем году (в 2005.- М.Т.)».
Однако в пресс-релизе CEH от 17 декабря 2004 года мы читаем иное:
«Так как CPSC и другие государственные инстанции отказываются принять меры против крупных розничных сетей, мы вынуждены обратиться в суд с тем, чтобы токсичная бижутерия была немедленно изъята из продажи».
“Мне трудно понять позицию, занятую крупнейшими магазинами страны, - говорит исполнительный директор CEH Майкл Грин - ведь их владельцы отлично знают об ущербе, наносимом детям украшениями, содержащими свинец”. Смехотворным назвал Грин утверждение адвокатов Sears, J.C. Penney, K-Mart и других розничных гигантов, что их клиенты понятия не имели о том, какой опасный товар они получают и продают.
Лично меня, как отца маленькой девочки, не может не возмущать поведение представителей данной отрасли. Больше всего они, видите ли, обеспокоены тем, что упоминаемые в этой статье отчеты могут вызвать недовольство и даже панику у родителей.
По словам Лори Хадсон, управляющего интернетовской компанией Jewelry.com, «много чего может нанести нам ущерб, однако мне трудно поверить, что небольшое превышение содержания свинца в колечках или сережках представляет опасность для здоровья человека».
Госпожа Хадсон имеет право на сомнение, однако и мы, родители, имеем право рассчитывать, что товар, который нам предлагают эта леди и ее коллеги, не нанесет детям ущерба. Даже маломальское опасение по поводу его вредного воздействия на здоровье подрастающего поколения - достаточный повод для изъятия такого товара из розничной сети. Как говорится, береженого Бог бережет.
Да, миссис Хадсон, от всех напастей уберечься трудно - тот же свинец может попасть в организм ребенка из разных источников. Но если в одних случаях наши возможности воспрепятствовать этому минимальны, то в других сделать это легко и просто - не покупая, например, опасные безделушки.
Эксперты CEH напоминают родителям, что они могут сами, если пожелают, проверить, не содержится ли в бижутерии, приобретенной их детям, опасная доза свинца. Для этого стоит приобрести Lead Check brand test в магазинах, торгующих скобяными изделиями (hardware stores). Кроме того, их можно заказать на Интернете, воспользовавшись следующим веб-сайтом – www.leadcheck.com

АМНЕЗИЯ
Уверен, что имя Брэда Мэтьюсона, подростка из Webb City High School (штат Миссури), не известно 99, а может быть, и 100 процентам наших читателей. Впрочем, ничем особенным Брэд действительно не прославился, разве что вызвал негодование у некоторых своих соучеников и преподавателей, надев футболку, на которой были написаны несколько ничего не значащих слов касательно геев. Директор данного учебного заведения, перед которым предстал юноша, приказал ему больше не надевать футболку в школу и не бравировать своей нетрадиционной сексуальной ориентацией. «Конечно-конечно, - не стал возражать ему юноша, - эту майку на мне вы больше не увидите».
Брэд сдержал слово. В клубной футболке, ну с очень «оскорбительной» надписью “FHS Gay Straight Alliance”, которую он захватил из своего бывшего учебного заведения в штате Арканзас, его больше никто не видел. Ведь на следующий день на нем оказалась другая маечка с надписью на ту же «голубую» тематику, – «I’m gay and I’m proud». Тут уж терпение директора лопнуло: вон из школы, приказал он смутьяну, не сметь переступать ее порог, нацепив на себя нечто подобное.
Брэд, возможно, подчинился бы, уступив давлению. Однако когда он вернулся в школу, ему бросилось в глаза, что кое-кто из учащихся без всякой опаски пришел (не специально ли?) в футболках, надписи на которых были куда более «задевающими», чем трафаретки на его майках. Кроме того, на бамперах многих машин, на которых ребята и учителя добирались до школы, оказались приклеены «стикеры», выражавшие открытую ненависть к представителям однополой любви.
Возмущенный подросток направился к директору, желая разобраться: почему одни лучше других - разве это не является нарушением основного закона Соединенных Штатов? Объясняться с ним не захотели – велика честь!
Юноша, однако, решил не сдаваться и призвал на помощь взрослых из Американского союза гражданских свобод, которые подали иск на школьные власти в федеральный суд - United States District Court for the Western District of Missouri.
«Первая поправка к Биллю о правах, то есть положение о свободе слова, позволяет мне открыто заявлять о своей сексуальной ориентации, - подчеркнул Брэд, - но дело не только в этом. Почему разрешается носить в школе футболки, оскорбляющие геев, и в то же время им самим нельзя надеть майку с надписью, которая никого не задевает? Разве это не дискриминация, не нарушение Конституции нашей страны?»
Вот именно. Лично меня, признаюсь, мало волнует, кто гей, а кто занимается любовью «согласно человеческой природе». В случае с Мэтьюсоном школьные власти явно перегнули палку, так как они не имели ни морального, ни юридического права преследовать подростка. И уж тем паче принимать чью-то сторону: в то время как Брэда выгоняли из школы, противники геев могли откровенно выражать свои взгляды с помощью оскорбляющей человеческое достоинство наглядной агитации.
Я не собираюсь брать под защиту гомосексуалистов, они способны сделать это сами. Здесь дело в другом – в тенденции, которая проявляется все сильнее: в откровенном пренебрежении конституцией, в явном желании части педагогов как в школах, так и в вузах страны либо навязать молодежи свои взгляды, либо установить в своем учебном заведении стерильный политический климат: ни вашим, ни нашим.
Как отмечает в журнале Reason Дэвид Френч, глава Foundation for Individual Rights in Education ( Фонд за индивидуальные права в системе просвещения), «особенно много жалоб от студентов и школьников было получено в месяцы, предшествующие ноябрьским выборам прошлого года». Дело доходило, извините, до маразма, когда фанатам обоих кандидатов запрещали носить в стенах учебного заведения значки с изображениями своих любимцев или вывешивать в окнах студенческих общежитий плакаты, агитирующие за одного из них.
Хотя, отмечает Френч, в ряде случаев позиция администрации диктовалась явным желанием подыграть той или другой стороне, в основном ректорат действовал по принципу - как бы чего не вышло. Мол, наша хата с краю, а школа или колледж – не место для политического самовыражения.
Между тем, такое поведение властей учебных заведений можетнатолкнуть на мысль об эпидемии амнезии, поразившей школьное и вузовское начальство. Ведь еще в 1969 году Верховный суд в деле Tinkers v. Des Moines вынес решение, согласно которому «каждый учащийся, каждый педагог имеет конституционное право на свободу слова в стенах своего учебного заведения». В том числе и на ненасильственное выражение своих политических взглядов и симпатий. Желание подчеркнуть свою сексуальную ориентацию – из того же ряда. Лишь в том случае, если нарушается общественный порядок, это право не работает.
То, что мы наблюдаем сегодня, не что иное, как плохо скрытая цензура – явное пренебрежение самой главной конституционной поправкой нашей страны: гарантией открыто выражать свои мысли, не опасаясь санкций, репрессий или преследования. Констатировать нынешние перекосы в плане соблюдения гражданских прав очень неприятно, но факт остается фактом: если так и дальше пойдет, блеск американской демократии сильно потускнеет. Как говорится, слетит вся позолота.

А В ВЫИГРЫШЕ-ШКОЛЬНИКИ
Вопреки расхожему мнению, одаренных и талантливых детей в школах Нью-Йорка вовсе не так уж мало. Понятно желание этих ребят получать знания в престижных учебных заведениях, соответствующих их уровню. Или, по крайней мере, посещать «продвинутые» программы в своей школе.
Попасть в элитную high school в Нью-Йорке, отмечают эксперты, даже сложнее, чем поступить в Гарвардский университет. На прошлой неделе сотни подростков с утра выстроились в длиннющую очередь, чтобы подать заявление в одну из лучших школ города – Hunter College High School. Как отмечает газета «Дейли ньюс», в это престижное учебное заведение ежегодно зачисляют 250 человек, а претендентов - тысячи. Понятное дело, что через сито отбора смогут пройти лучшие из лучших. Заметим, что допускаются к сдаче конкурсных экзаменов в Хантере только те ребята, кто в своей школе получал экзаменационные оценки от 90 процентов и выше.
А что же делать остальным? Ведь конкурс в другие, к сожалению, весьма немногочисленные элитные школы нашего города столь же суров.
Выход, считают специалисты, состоит в увеличении спецпрограмм с углубленным изучением тех или иных предметов для одаренных подростков.
Данная идея вовсе не нова, однако, отмечает в «Дейли ньюс» ее обозреватель Ричард Шварц, до недавнего времени городские власти относились к ней, мягко говоря, без особого энтузиазма. Определенные надежды возникли после недавней программной речи Майкла Блумберга, в которой мэр пообещал уделить этому вопросу особое внимание.
Не будем упрекать градоначальника, что он не сделал этого раньше, а решился еа это лишь в год выборов, желая потрафить недовольным родителям. Даже если это тактический ход, дети-то все равно останутся в выигрыше. Главное, чтобы Блумберг сдержал свое слово, отдав распоряжение не закрывать, а, наоборот, увеличивать число так называемых gifted program и Advanced Placement classes в средних школах Нью-Йорка.
Вполне возможно, что выступление мэра в поддержку таких программ – это своеобразная попытка сыграть на опережение своих политических оппонентов. Дело в том, что депутат Лю Фидлер подготовил законопроект, который предусматривает обязательное наличие в значительно большем числе школ спецпрограмм для одаренных детей. Билль Фидлера – своеобразный упрек Сити-холлу и гороно за их многолетнюю бездеятельность. Нет никакого сомнения, что законопроект был бы принят, если бы Блумберга и главу школьной администрации, канцлера Джоэля Клейна, обязали действовать. Очевидно, развитие событий по такому сценарию их обоих не устраивало. Если уж что-то менять, так по своей инициативе, решил Блумберг.
Как бы там ни было, родители должны сказать большое спасибо депутату Фидлеру, который разбередил сонное царство. Нам не нужен такой закон, заявил недавно Клейн, сами все сделаем в лучшем виде.
Давно бы так, г-н канцлер! Впрочем, Фидлер от намерения поставить свой законопроект на голосование не отказывается. На власти следует время от времени давить, им это определенно идет на пользу...

ЖЕТ ДИРЕКТОРУ ШКОЛЫ?
«Мы не знаем, какими источниками она пользовалась, откуда взялась эта информация, - заявил пресс-секретарь канцлера Джоэля Клейна Джерри Руссо, комментируя отчет офиса общественного защитника (Public Advocate) Бетси Готбаум о ситуации со школьниками-правонарушителями. - Могу лишь сказать, что она не понимает сути проводимой нами политики».
Г-н Руссо полагает, что г-жа Готбаум заблудилась в трех соснах. Между тем исследование, проведенное экспертами общественного защитника, не оставляет никаких сомнений в серьезных упущениях нью-йоркского городского Department of Education в работе с юными правонарушителями.
Из отчета Готбаум следует, что сотни трудных подростков, неоднократно нарушающих закон, после их временного отстранения от занятий вновь возвращались в свою школу. Хотя и мэр, и г-н Клейн не раз обещали, что хулиганы будут направляться в impact school, то есть специальные школы. Основанием для этого является совершенное ими третье правонарушение.
Из 12 директоров школ 11 признались исследователям, что им приходилось вновь допускать к занятиям отстраненных от уроков нарушителей дисциплины, так как они не знали, что с ними делать. Помочь им в этом должны были Клейн и его сотрудники, однако они с этой задачей явно не справились.