Эли Ишай: Они легионеры, а не бойцы ЦАХАЛа

От первого лица
№14 (310)

Вопрос о принадлежности к еврейству - один из самых сложных в Израиле, и он вызывает постоянные стычки не только между религиозными и светскими кругами, но и между представителями различных направлений в иудаизме.
Мне помнится одна заметка в американской еврейской газете, в которой раввин-реформист жаловался корреспонденту. Дескать, израильские ортодоксы считают его не ровней себе, мол, его «течение» - ересь, а он сам чуть ли не вероотступник. [!]
Раввин готов был заплакать, писал журналист, ведь вся его семья была уничтожена в Освенциме.
«Какое они имеют право судить нас, подменяя собой Всевышнего», - возмуЩался он, обраЩаясь к моему коллеге.

Несколько недель назад в программе новостей телеканала НТВ-Интернэшнл был показан сюжет, в котором израильтянин-«полукровка», репатриировавшийся в Эрец Исроэл из одной бывшей советской республики, жаловался корреспонденту на… «пятый пункт».
«С работой – проблема, поступить в военное училиЩе – проблема, жениться – проблема…Да, моя мать не еврейка, но отец – еврей! И я – еврей! Выходит, что там я страдал из-за «пятого», страдаю и здесь. И в дурном сне не мог себе представить такое…».

Скажете, исключительный случай. Если бы. Один мой приятель, грузинский еврей, рассказал мне вот такую историю. Нет оснований не верить ему.
Он уже был здесь, в США, а родной брат собирался на родину предков. Но вот незадача, женат братишка был на грузинке. И два его сына тоже. Такие браки, называемые смешанными, не считались редкостью в бывшем Советском Союзе. По этому показателю, заявляли советские демографы, евреи Страны Советов твердо занимали первое место.
Уверен, что работники израильского консулата, куда семья брата моего приятеля принесла свои документы на репатриацию, были знакомы с такого рода статистикой. Все-то они знали, но целый год пришлось потратить ему и его сыновьям, возмуЩался приятель, доказывая, что их жены – «настояЩие», что заключенные браки – не фикция, что они никого не «вывозят».
«Мы всегда соблюдали все еврейские обряды, субботу, ты ведь знаешь, какое отношение к традиции на Кавказе и в Закавказье, - говорил он, - мы никогда не чурались своего происхождения. Каково же им было терпеть все эти унижения целый год!»
Но это были цветочки. Ягодки начались после приземления в аэропорту Земли Обетованной.
«Братьям вручили документы, в которых значилось, что они…грузины, только мой брат получил официальное подтверждение, что он еврей…».
Дальше - больше. Старший из братьев, желая поступить в военное училиЩе и стать офицером, получил отказ. «Пятая» подвела. Она потом его еЩе не раз подведет, особенно при устройстве на работу. Человек с «золотыми руками», еврей, не представляюЩий себе, как можно взять в рот не кошерное или не пойти в субботу в синагогу, не мог устроиться на работу или терял ее в числе первых. Ведь грузин, а не еврей.
«Представляешь, - голос моего приятеля дрожал, - как же мне не верить в то, что арабы – это действительно там граждане второго сорта, если дети моего брата терпели такие унижения».
Да, дети. Младший из братьев намучился не меньше. Каково было ему слушать от одноклассников, мол, ты – гой. И от кого? От малолетних подонков, не веряЩих ни в бога, ни в черта, забывших дорогу в синагогу, но не забываюЩих полакомиться трефным во время перемены. Он долго терпел издевательства и насмешки, но всему есть предел. Поговорил по-мужски с негодяями. Потом был суд и шесть месяцев условно. Нечего было руки распускать, заявили судьи. Никакого частного определения в адрес насмешников не последовало.

Но все эти неприятные, мягко говоря, истории, конечно, блекнут перед фактами, связанными с отношением к молодым людям, которых израильские ортодоксы не желают признавать евреями по Галахе, но которые с оружием в руках заЩиЩают еврейское государство.
ЗаЩиЩают тех же ортодоксальных евреев, давая им возможность учиться в ешивах и не служить в армии.
ЗаЩиЩают поселенцев, среди которых ортодоксов чуть ли не большинство.
ЗаЩиЩают, считая, что помогают своим братьям. Те принимают помоЩь, но равными их себе не признают.

В конце прошлого года, во время конференции военнослужаЩих ЦАХАЛа – выходцев из стран СНГ, начальнику генерального штаба Шаулу Мофазу задали вопрос военнослужаЩие, не евреи по Галахе:
«Господин Мофаз, почему наши родители – не евреи, лишены права жить в Израиле на легальных основаниях? Пока мы в армии – могут, а затем, когда мы демобилизуемся, они должны возвраЩаться обратно в Россию, Украину, Белоруссию. Разве это справедливо?»
Нехорошо, конечно, ответил, смутившись, начальник генштаба, но закон – это закон.
Корреспондент израильской русскоязычной газеты «Вести», Ирина Крупицкая, побывавшая на съезде, побеседовала с «нашими» бойцами ЦАХАЛа.
«Моя мама – украинка, она одна растила меня и брата от другого брака, - рассказывает «черный скорпион» Вова. – Теперь брат женат, а я одинок, честно отслужил и хотел бы, чтобы мама имела возможность беспрепятственно жить со мной. Потому что сейчас срок ее разрешения на пребывание в Израиле завершается, и она должна уехать. Мы ни на что не претендуем, никаких денег, помоЩи нам не надо. Только право для моей матери жить вместе со мной…”.
Закон – это закон. Но разве не настало время его поменять? Ведь кровь людская – не водица. Молодые ребята, которые решили для себя: наш дом – Израиль, вынуждены добиваться равноправия для себя и своих близких, жертвуя самым драгоценным, что есть у человека, – своей жизнью. Увы, но этого, оказывается, мало.
9 марта, за несколько дней до своей гибели, от рук боевиков «Хезболлы», лейтенант-десантник Герман Рожков написал гневное письмо своему командиру.
В нем были такие строки:
«Неужели я должен умереть, чтобы моя мать получила разрешение на место жительства в Израиле?»
Не знаю, получил ли он ответ. Но пулю бандитов получил, заЩиЩая мирное население от проникших на территорию ЕГО ГОСУДАРСТВА террористов.
Многие из нас видели по телеканалу НТВ-Интернэшнл церемонию похорон лейтенанта Рожкова. Предали земле его тело не на военном кладбиЩе среди евреев-сослуживцев и не на еврейском гражданском кладбиЩе. Его тело будет теперь покоиться на участке вблизи еврейского кладбиЩа города Кирьят-Шмона.
Даже смерть не сделала его равным среди равных…

Сегодня в израильской армии служит 6500 солдат и офицеров, которые, по классификации Министерства внутренних дел, не считаются евреями по Галахе. Они просто, как указано в циркуляре МВД, «другие».
«Мать лейтенанта Рожкова не имела права на получение гражданства, - пишет в своей статье корреспондент американской еврейской газеты Forward Мэтью Гутман. - Но МВД, ввиду возмуЩения обЩественности, вынуждено было уступить, выдав ей документ, разрешаюЩий временное пребывание в Израиле и право на работу”.
Министр внутренних дел, нынешний лидер ультраортодоксальной партии сефардских евреев – ШАС, Эли Ишай заявил в ответ на требование обЩественности предоставить матери героя все права израильского гражданина, что это «невозможно». Почему? «Рожков – не солдат ЦАХАЛа, он был бойцом «иностранного легиона» в его составе, - заметил Ишай, - его присутствие мотивировалось личными причинами и соображениями». О каком наемничестве идет речь?
«К сожалению, есть немало тех, кто хотел бы видеть в нас не солдат «Армии обороны Израиля», а легионеров, одним словом, наемников, - заявил во время похорон Рожкова его однополчанин Рон Шпохников, явно имея в виду слова главы МВД. - Но ты, Герман, был настояЩим гражданином Израиля, наверное, даже больше израильтянином, чем рожденные на этой земле. Я уверен, что благодаря тебе и таким, как ты, еврейское государство никогда не исчезнет с лица земли, как бы ни старались его враги!»

Очень жаль, что эти слова не услышали во время похорон официальные лица из правительства, которые должны по принятому не так давно закону присутствовать на похоронах погибших сограждан. Почему их не было, может быть, потому, что отдавать последние почести «легионеру» не пристало? Стыдно и больно, господа-чиновники.
К сожалению, коллеги Ишая по правительству национального единства не одернули его за откровенно циничное высказывание, недостойное раввина. С критикой министра внутренних дел выступил лишь лидер партии «Исраэль ба-алия», член кабинета Натан Щаранский. По его словам, правительство делает все, чтобы не замечать проблемы, с которыми сталкиваются многие репатрианты из государств СНГ. Лишь когда гибнут такие, как Рожков, заметил с горечью Щаранский, «наверху» начинают лихорадочно искать выход, чтобы спасти «лицо».
Щаранский, несмотря на все свое возмуЩение, вынужден был сдерживаться в своих оценках Эли Ишая.
Другое дело, Роман Бронфман, лидер другой израильской русскоязычной партии «Демократический выбор”, не связанный министерской этикой.
«Это чудовиЩно, когда солдаты, сражаюЩиеся за еврейское государство, отдаюЩие за него свои жизни, лишаются права жить в Израиле вместе со своими семьями. Корень проблемы в том, что в нашей стране религия не отделена от государства».

Сами шасовцы, в руках которых находится фактически МВД (начинаешь понимать, насколько был прав Щаранский, выдвинув лозунг – «МВД – в наши руки” во время выборов 1999 года), не считают, что поступают неэтично.
«Министр Ишай действовал в рамках закона, не желая рассматривать вопрос о предоставлении матери Германа Рожкова израильского гражданства, - заявил в интервью корреспонденту Forward помоЩник главы МВД Ицхак Судри. - Если кому-то не нравятся его действия, пусть добиваются изменения законодательства».

Надо заметить, что попытки изменить закон, на которые кивают Ишай, Судри, Мофаз уже предпринимались. Инициатором поправок выступил депутат левой партии МЕРЕЦ Амнон Рубинштейн, которого поддержал Натан Щаранский. Не слышно было других, наиболее заметных на израильском политическом Олимпе «русских» из партии «Наш дом – Израиль» - господ Авигдора Либермана и Юрия Штерна. Они сегодня видят себя лидерами т.н. «национального лагеря». Как понимать их молчание? Неужто, покойному лейтенанту Рожкову и его матери не было места в «доме» под названием Государство Израиль? «Доме» о котором так пекутся Либерман и Штерн…
Законопроект, который предложил Рубинштейн, мусолят в комиссиях Кнессета уже три года. На прошлой неделе Щаранский попытался убедить коллег по кабинету министров рассмотреть на заседании правительства подправленную версию законопроекта Рубинштейна, но получил отказ.
Проект рассматривается сейчас в Кнессете. Он предусматривает наделение солдатских матерей, чьи дети (не евреи по Галахе) служат в ЦАХАЛе, теми же правами, что и мать Рожкова, которой сделали под нажимом обЩественности исключение.

Мы часто слышим, мол, слабость еврейского государства - в действиях левых, либералов, пацифистов. Как будто бы среди этих людей мало тех, кто носит военную форму, кто служит стране на полях сражений, не укрываясь за отсрочкой от призыва, не имеюЩей конца.
Слабость Израиля не в людях, желаюЩих мира, а в тех его согражданах, которые делят евреев на чистых и «нечистых», кто пооЩряет двойные стандарты, превратив фактически в граждан «второго сорта» не арабов, а своего брата-еврея.
Действия Ишая не столь безобидны, именно в них – вся проблема. Я думаю, что израильтяне рано или поздно договорятся с палестинцами, а вот между собой?
Берут сомнения, и оттого больно за будуЩее Израиля…