ЗловоннаЯ проблема

Будни Большого Яблока
№53 (453)

Дотошные статистики подсчитали, что каждый житель нашего города “производит” около двух килограммов домашнего мусора ежесуточно. Эти 16 тысяч тонн различных отходов призвана утилизировать одна из городских служб – Department of Sanitation,- которая была образована еще в 1881 году. Strongest -как себя называют 6 тысяч городских уборщиков, в отличие от finest полисменов и bravest пожарных, - загружают выставленный на тротуарах домашний мусор в грузовики-компакторы, которые тут же доставляют его на сортировочные станции. Большие и малые бизнесы Нью-Йорка в основном полагаются на услуги частных мусоросборочных компаний. В их числе - крупнейшая в Северной Америке корпорация Waste Management и несчетное множество мелких компаний, зачастую имеющих в своем распоряжении всего 1-2 грузовика и единственный контракт на ежедневную очистку мусорных баков, скажем, какого-либо госпиталя.
Кроме домашнего мусора город ежедневно производит примерно такое же количество промышленных отходов: строительный мусор, побочные продукты фабрик и заводов, остатки от сгорания твердого топлива, а также представляющие опасность материалы такие, например, как продукты химического или радиоактивного распада, для утилизации которых требуется специальная лицензия.
Добавьте сюда огромную водоканализационную сеть с очистными сооружениями, и тогда вам станет ясно, что эффективность работы комплексной системы утилизации городских отходов напрямую влияет на качество жизни и здоровье 8 миллионов жителей «Города Большого Яблока». К сожалению, при многомиллиардном бюджете городских служб и современных технологиях переработки эта эффективность оставляет желать лучшего, что становится очевидным даже при беглом осмотре процессов утилизации «изнутри».
Мне довелось побывать на нескольких сортировочных станциях в бруклинском районе Грин Пойнт и в Южном Бронксе, у ворот которых ежедневно выстраивается вереница мусоросборочных траков-компакторов и грузовиков-самосвалов со строительным мусором. Целый квартал огорожен высоким металлическим забором, промышленные отходы выгружаются прямо на бетонную площадку в огромные кучи, из которых экскаватором перегружаются на сортировочный конвейер. Магнитный уловитель отбирает из потока металл, глыбы бетона скатываются в сторону, а все остальное - с грохотом и неимоверным количеством пыли - крошится дробилкой. По моим наблюдениям, не менее 50% содержимого промышленных отходов – древесина, которой здесь так и не найдено вторичное применение, и она также измельчается для дальнейшего захоронения. Домашний же мусор попросту прессуется в дурно пахнущие тюки, и лишь небольшая часть пластика, бумаги и стекла отправляется на вторичную обработку, чему немало способствуют те сознательные жители Нью-Йорка, кто наполняет свои мусорные контейнеры с пометкой RECYCLE. Из строительных материалов лишь старый щебень и отработанный асфальт находят применение для мощения пустырей и неактивно используемых дорог... У некоторых ворот сортировочных станций постоянно гудят огромные траки-трейлеры с номерными знаками из других штатов, вывозящие измельченный и упакованный «гарбидж» за пределы города.
В 2001 году городские власти закрыли, наконец, открытую свалку на Стэйтен-Айленде, представляющую некогда крупнейшее захоронение мусора в мире. Однако это отрадное событие не избавило город от многих зловонных проблем, которые требуют гораздо более дальновидных и своевременных решений, чем простое “перенаправление” нескончаемого потока отходов. В настоящее время весь отсортированный мусор отправляется за пределы города, в основном в Вирджинию и некоторые другие штаты. Для вывоза этого «добра» ежесуточно около 1000 большегрузных траков прибывают в наш город. Почти все водители-«дальнобойщики» не являются ньюйоркцами и прибывают со своими грузовиками из ближних и дальних штатов Восточного Побережья и даже из Средних штатов, где при избытке автотранспортных компаний имеется недостаток работы.
Прибывающий из других штатов автотранспорт усугубляет и без того тяжелый знаменитый нью-йоркский «трафик». Мне доводилось многократно наблюдать дорожные происшествия, происходящие по вине растерявшихся в нью-йоркской суете водителей из других штатов. На фотографии – типичная ситуация на одной из главных бруклинских улиц. Водитель большегрузного трейлера запаниковал перед слишком низким для его трака железнодорожным мостиком и резко дернулся вправо, пытаясь съехать к обочине. Он не успел заметить проезжавший на большой скорости в крайней правой полосе автомобиль с пассажирами и буквально смел его с дорожного полотна на тротуар. Автомобиль оказался зажатым между осветительным столбом и задней частью трейлера, тяжелые колеса которого расплющили багажник авто и нанесли увечья сидящим на заднем сидении пассажирам.
В погожее безоблачное утро из отдаленной точки за городом хорошо видно черное облако смога, зависшее над Нью-Йорком, – результат выброса в атмосферу крупных частиц отработанного дизельного топлива тяжелых грузовиков. Вам наверняка приходилось тащиться с черепашьей скоростью на вечно перегруженном Бруклин-Квинс экспрессвэе за огромным трейлером, на серебристых боках которого нет ни рекламных плакатов, ни какой-либо опознавательной информации о его содержимом – прессованных тюках домашнего мусора либо крошке промышленных отходов. Особенно высока концентрация большегрузного автотранспорта в таких бруклинских районах, как Уильямсбург, Грин Пойнт, Ред Хук, Браунсвилль, а также в районе Хантерс Пойнт в Бронксе. Жители этих и других районов постоянно ведут неравную борьбу за улучшение условий жизни в своих всегда шумных и запыленных кварталах. Однако местные политики в основном отделываются полумерами, - например, установкой дорожных знаков, запрещающих сигналить без весомой причины, а так же предписаниями руководству сортировочных станций останавливать работу на пару часов в особенно душные и жаркие дни.
Активисты охраны окружающей среды, а также медики, обеспокоеные самым высоким в США процентом заболевания астмой среди детей Нью-Йорка, призывают городские власти организовать вывоз всего мусора из города железнодорожным транспортом. Технически это вполне возможно: указанные выше районы города уже имеют либо пригодные железнодорожные колеи, либо насыпи, заброшенные еще со времени начала повсеместного упадка железнодорожного транспорта в стране в середине прошлого столетия. Один состав грузовых вагонов заменяет 60 тяжелых грузовиков, что не только экологически, но и экономически выгодно: процветающая компания Waste Management вовсе не из сочувствия к экологам активно использует имеющуюся в ее распоряжении железнодорожную колею. Однако основная часть зловонного груза вывозится мелкими транспортными конторами, владеющими всего несколькими грузовиками и имеющими ограниченные финансовые возможности. Вот почему все внимание обращено к Сити Холлу, от которого ждут волевого решения в реорганизации всего мусороуборочного хозяйства.
В начале 2002 года, во время одной из своих первых пресс-конференций, только что занявший пост мэра Нью-Йорка удачливый бизнесмен Майкл Блумберг неожиданно объявил, к восторгу многих горожан, что городские власти вплотную займутся вывозом мусора за пределы города водным путем. В том же году было истрачено 1.2 миллиона долларов на углубление двух портов в Нижнем Манхэттене, из которых баржами отправлялся металлолом, добытый из руин Международного Торгового Центра. Однако этим все и кончилось, и в настоящее время Сити Холл и Department of Sanitation хранят молчание по поводу заглохшего проекта.
Разумеется, проблемы утилизации отходов сложны в организационном и экономическом отношениях, а некоторые из них вообще не имеют пока приемлиемого технологического решения – например, вторичное использование древесины или полная очистка канализационных сбросов. В настоящее время вода, подвергшаяся обработке на очистных станциях , на выбросе все же содержит растворенные частицы токсичных элементов, которые затем выносятся в океан. Существующая сеть водоочистных сооружений бессильна пока справиться и с разгулявшейся стихией, когда на город обрушиваются отголоски тропических ураганов в виде ливневых дождей. В таких случаях из перегруженных станций неочищенная вода напрямую сбрасывается в океан. Прошедшим летом брайтонцам представилась неприятная возможность обозревать бурые пятна на песчаном пляже сразу после утреннего прибоя – последствие катастрофического переполнения очистных сооружений на Фар Роквэй. В дни летних проливных дождей Department of Sanitation обычно через местные газеты призывает население воздержаться от посещения пляжей хотя бы на 3-4 дня.
Переоборудование всей системы очистки канализационных сбросов потребует колоссальных средств и времени, которых у города пока нет. Имеются технические сложности и в решении другой давней проблемы – утилизации огромного количества старых автопокрышек. Недавно открытый в Квинсе показательный цех по изготовлению резиновой крошки из отработанных шин пока таковым – показательным и остается, об экономической целесообразности речи нет. Но в то же время вполне приемлемые пути значительного сокращения числа тяжелых грузовиков на дорогах и уменьшения загрязнения атмосферы города - отправка мусора водным и железнодорожным путями. И будет жаль, если вспыхнувшая было надежда на перемены к лучшему в этом вопросе с приходом в Сити Холл новой администрации в 2002 году окончательно погаснет.