ОливковаЯ ветвь в вазочке с плутонием

Земля обетованная
№51 (451)

Потепление израильско-палестинских отношений, наблюдаемое в последнее время, можно только приветствовать.
Как считают в Иерусалиме, смерть Ясира Арафата, переизбрание на второй срок Джорджа Буша-младшего, а также явное желание Ариэля Шарона вывести войска из сектора Газа и эвакуировать оттуда еврейские поселения сделали возможным активизацию египетской дипломатии в мирном диалоге с еврейским государством.
Первый шаг в сторону примирения сделал Хосни Мубарак, отдавший распоряжение выпустить на свободу израильского друза Аззама Аззама, оказавшегося за решеткой по обвинению в шпионаже в пользу Иерусалима. В прежние годы неоднократные обращения к Мубараку с просьбой помиловать узника ни к чему не приводили. Двери тюрьмы перед Агзамом открылись после того, как он уже провел в заключении 8 лет – больше половины назначенного египетским судом срока.
Хотя оба государства, Израиль и Египет, являются главными получателями военной и экономической помощи со стороны США, Каир последние четыре года фактичеки заморозил дипломатические отношения с Иерусалимом, невзирая на недовольство со стороны администрации Буша.
Безусловно, израильтян подобные отношения «холодного мира» совершенно не устраивали. По словам египетского эксперта Эмада Гэда, и сам Шарон, и члены его кабинета постоянно жаловались Вашингтону на Каир за его нежелание нормализовать двусторонние связи, за фактический отказ пресечь контрабанду оружия в Газу.
Как говорится, вода камень точит. Желая продемонстрировать Белому дому свои добрые намерения и подтвердить, что Египет был и остается союзником США в регионе, Мубарак решил в конце концов пойти навстречу Израилю. После недавнего визита туда министра иностранных дел Ахмеда Абу Гэйта египетский президент заявил, что в Рамалле должны со всей серьезностью отнестись к предложениям Шарона.
«План израильского премьера, - сказал Мубарак, - дает шанс на заключение мира и создание палестинского государства. Шарону можно и нужно доверять».
Ответное слово последнего не заставило себя долго ждать: «Я и Мубарак сможем совместными усилиями добиться мира для народов нашего региона».
Жестом доброй воли со стороны Шарона стало не только освобождение шестерых египетских студентов, обвиненных израильтянами в заговоре с целью совершения терактов на территории их государства, но и обещание выпустить на свободу группу палестинских заключенных. По сообщению веб-сайта Isralend, ЦАХАЛ и «Шин-Бет» уже частично подготовили списки на освобождение.
Источники в правительственных и оборонных структурах опровергли слухи о том, что среди прочих может быть освобожден и претендент на пост председателя автономии Марван Баргути. Между тем такая возможность в нынешних условиях не кажется совсем уж невероятной.
Вот имена некоторых из тех, кто может быть выпущен из израильских тюрем в ближайшее время: Хусам Хадер, депутат палестинского парламента, один из активистов ФАТХа; шейх Джемаль Тауиль, один из лидеров политического крыла ХАМАСа в Иудее и Самарии; Абед А-Рахим Малуах, один из руководителей “Народного фронта освобождения Палестины”. Разве эти люди нанесли Израилю меньший вред, чем глава «Танзим»?
Ряд экспертов, и с ними можно согласиться, считают, что миролюбие официального Каира объясняется не только желанием сохранить в прежнем объеме помощь в размере 2 млрд. долларов в год. Для Мубарака и его ближайших сподвижников очень важно, чтобы Белый дом перестал подталкивать их к проведению широкой политической реформы в рамках доктрины «демократизации» Ближнего Востока. В Каире согласны на изменения в экономической жизни Египта, но никак не в политической. Отсюда и шаги в сторону сближения с Израилем, лишь бы в Вашингтоне не требовали большего.

* * *
Демонстируя свое миролюбие, власти в Каире вероятнее всего действуют в духе древней пословицы: хочешь мира – готовься к войне.
Дело в том, что не так давно эксперты из Международного агентства по ядерной энергии (МАГАТЕ) обнаружили на ядерных объектах Египта следы плутония. А это сырье, как известно, может быть использовано для производства оружия массового поражения. В Израиле не отвергают версии о работе египетских физиков над созданием собственной атомной бомбы.
«Мы не можем этого утверждать, ввиду отсутствия конкретных доказательств, - заявил в интервью журналу «Джерузалем рипорт» профессор Бар-Иланского университета Джеральд Стейберг, - однако имеющаяся в нашем распоряжении информация о том, каким образом международные инспекторы обнаружили плутоний, заставляет заподозрить египтян в проведении соответствующих экспериментов».
Впервые сведения о египетском плутонии были опубликованы в прошлом месяце во французской газете Liberation. В статье говорилось, что в ядерной программе Египта принимали участие ливийские эксперты. Атомщики Каддафи особенно активизировались около года назад, когда их патрон официально заверил Белый дом в полном отказе от производства оружия массового поражения. Попросивший прощения за свои прошлые грехи диктатор, а их у него было не меньше, если не больше, чем у Саддама Хусейна, пообещал выдать все свои свои запасы химического оружия, прекратив также исследования в области ядерного. И в Вашингтоне, и в Лондоне, и в Брюсселе Каддафи поверили на слово. Более того, его стали принимать на Западе как почетного гостя, постаравшись забыть, сколько крови на руках у этого якобы «раскаявшегося» обер-террориста.
Автор статьи в Liberation утверждает, что на самом деле Каддафи не прикрыл свою ядерную лавочку, а просто одолжил своих ученых египетскому соседу.
Дальше – больше. Французское издание утверждает, что информация о египетской ядерной программе стала известна доктору Мохаммеду Аль-Барадеи, кстати, гражданину Египта. Если верить Liberation, директор МАГАТЕ был в курсе находки плутония, однако не отдал распоряжения тщательно разобраться в этом вопросе.
Здесь будет уместным напомнить, что в Египте велись работы по созданию атомной бомбы, однако в 70-е годы их свернули. Во второй половине 90-х годов прошлого столетия, после удачного завершения испытаний ядерного оружия в Индии и Пакистане, в Египте вновь стали активно муссировать вопрос о возобновлении собственной ядерной программы.
Профессор Стейнберг не исключает, что пакистанские технологии могли попасть в Египет через Ливию. В то же время он не согласен с теми, кто готов обвинить Аль-Барадеи в нежелании тщательно расследовать информацию о плутонии.
И все-таки можно ли допустить, что в Каире пошли на риск конфронтации с Западом, в первую очередь с США, и нарушили договор о нераспространении ядерного оружия, подписанный и ратифицированный Египтом в 1981 году?
Стейнберг это допускает. «Все дело в престиже, - говорит он. - Египет считает себя лидером арабского мира. В Каире очень болезненно отнесутся к тому, если первая «арабская атомная бомба» будет создана в другой арабской стране».
Официальные египетские власти все подозрения в свой адрес решительно отметают. Да, говорят они, небольшое количество плутония у нас имеется, но ему уже больше 20 лет. Ни о каком оружии массового поражения мы даже не помышляем.
Эти утверждения расходятся не только со статьей в Liberation, но и с заключением такой уважаемой организации, как Center for Non-Prolifaration Studies в Монтерей (штат Калифорния). Ее эксперты полагают, что Каир действительно активизировал свои изыскания в области создания ядерного оружия.