Путешествие по морю на полмили от Манхэттена

Путешествие с комментариями
№40 (440)

Я давно хотел посетить остров Губернаторов, на который много раз смотрел с Бруклин Хайтс и из Бэттери-парка в Манхэттене. Однако,все мои попытки попасть туда пресекались на корню заявлением о том, что остров является закрытой военной зоной, так как на нем размещена База береговой охраны США. Но вот и Базу закрыли, а на остров все равно не пускали, чем только раззадоривали мое любопытство. Меня вовсе не интересовали военные тайны. Привлекали долгая история острова, архитектура жилых домов, построенных до и после Гражданской войны, старинные крепости, возведенные там в конце XVIII и начале XIX веков. И все это совсем рядом с современными небоскребами Манхэттена, с его авангардистскими памятниками и никогда не спящими улицами. Ну, просто рукой подать. Но получалось, как в басне И.А.Крылова «Лиса и виноград» - близко, да не укусишь.
И вот недавно я узнал, что доступ на остров наконец открыт. Сразу выбраться туда не удалось, дотянул до субботы 11 сентября. На Манхэттене около «Граунд Зиро» толпились люди, проходила траурная церемония: зачитывались в алфавитном порядке имена всех погибших во время террористического акта. Я постоял там немного, а потом пошел за билетом на паром. Почему-то билеты продают довольно далеко от места переправы – в South Street Seaport Museum, который расположен по адресу 12 Fulton street, рядом с пирсом № 16. По субботним дням паром каждый час отправляется от седьмого причала Battery Maritime Building. Это старое и внешне красивое здание сейчас находится в процессе реконструкции. Оно расположено по соседству с морским вокзалом, от которого отплывают паромы на Стейтен-Айленд.
Желающих отправиться на остров Губернаторов было не очень много, несмотря на субботний день. Однако немало людей ехали целыми семьями, с детьми. Весь путь от Манхэттена до цели путешествия занимает примерно пять минут, но за этот короткий промежуток можно перенестись на 150 - 200 лет назад.
На острове оказалось очень зелено, тихо и красиво. На пирсе нас встретила молодая бойкая девушка в униформе, сообщившая, что всем, кто к ней присоединится, она покажет местные достопримечательности. Кое-кто остался, а часть людей, в основном те, кто приехал с детьми, отправилась гулять самостоятельно. Потом я узнал, что здесь есть специально огороженное место для пикников, хотя можно расположиться и просто на траве, выложив на скатерть привезенную с собой снедь.
Я решил последовать за Меган Тэйлор, как назвалась девушка, и послушать ее рассказ. Наш гид повела нас сначала в Нолэн-парк. По дороге она сообщила, что остров, по которому мы идем, был куплен 16 июня 1637 года у двух представителей индейского племени манахатас губернатором голландской колонии Нью-Амстердам Воутером ван Твиллером, а заплатили за него два топора без топорищ, нитку бус и пригоршню гвоздей. Остров тогда назывался Ореховый, потому что на нем росло много каштанов и грецкого ореха. Впрочем, все это, как и много других сведений, можно было получить, прочитав тексты на бронзовых табличках, прикрепленных к тяжелым валунам и стенам крепостей в разных частях острова.
В 1698 году Британское правительство решило использовать Ореховый остров для размещения на нем резиденции периодически сменяющих друг друга королевских губернаторов колонии Нью-Йорк, поэтому он и получил впоследствии название остров Губернаторов.
Небольшой Нолэн-парк, в котором растет много старых могучих деревьев, в том числе и каштанов, был назван в честь генерала Денниса Нолэна, командовавшего Первой армией Соединенных Штатов в 1933-36 годах. Парк ограничен двумя рядами покрашенных в желтый цвет домов, в которых жили высшие офицеры с семьями. Причем часть из них была построена еще перед Гражданской войной, и их архитектура несет на себе черты колониальной традиции. Дома же на другой стороне парка были возведены после этой войны, и их галереи, украшенные резьбой, имеют некоторые особенности викторианского стиля. Дома под сенью вековых деревьев выглядят необычайно уютно и живописно, но в них никто не живет.
Здесь же находится Дом Адмиралов, где размещалась резиденция командующего. Около входа в этот великолепный особняк стоят две старинные пушки, захваченные у Испании во время испано-американской войны 1898 года. Здесь в декабре 1988 года встречались президент Рональд Рейган и Генеральный секретарь ЦК КПСС Михаил Горбачев. Руководитель СССР произнес тогда речь, в которой объявил о сокращении советских вооруженных сил в Европе, положив тем самым начало преобразованиям, приведшим к окончанию холодной войны.
Из Нолэн-парка мы отправились в форт Джей, который является одним из самых старых укреплений, возведенных американцами для защиты Нью-Йорка от нападения с моря. Подобно многим другим подобным фортификационным сооружениям, эта звездообразная в плане крепость была построена по принципам знаменитого французского военного архитектора Себастьяна де Вобана.
Форт был возведен из блоков красного песчаника в 1798 году генералом Путнэмом по приказу Джорджа Вашингтона и назван в честь государственного секретаря того времени Джона Джея. Внутрь крепости через подъемный мост ведут великолепные каменные ворота, на верху которых красуется высеченная из того же песчаника эмблема военного министерства.
- Теперь оно называется Министерство обороны, - не без ехидства заметила Меган.
Укрепленный за несколько лет до начала военных действий 1812 года и оснащенный сотнями пушек, форт потерял свое значение после окончания наполеоновских войн и был заброшен. Во время Гражданской войны он использовался в качестве тюрьмы для пленных конфедератов, а затем был переоборудован под общежитие для военнослужащих.
Когда мы зашли в обширный двор форта с находящейся в его центре детской площадкой, Меган сообщила нам, что с 10 до 14 лет жила на этом острове как раз в форте Джей. Ее отец служил в Береговой охране. “Здесь было замечательно жить”, - ностальгически заметила Меган. И у меня не было никаких оснований ей не верить.
Вообще форт Джей сейчас находится относительно далеко от берега, но во время завершения строительства он стоял почти у самой воды. Перед ним было открытое пространство, которое как на ладони лежало перед фортом. Так что в случае штурма острова атакующим пришлось бы высаживаться на узкую ровную, простреливаемую со всех сторон полоску берега без бугров и ям, где бы можно было укрыться. Позже, в начале 1900-х годов, во время строительства линии метро вдоль Лексингтон авеню на Манхэттене, площадь острова была увеличена почти на 100 акров за счет подсыпанной сюда земли, вынутой при проведении подземных работ. В результате форт Джей оказался на значительном расстоянии от береговой полосы.
Важным звеном в оборонительной системе фортов, защищающих нью-йоркскую бухту, была и крепость Вильямс, построенная в 1811 году в северной части острова Губернаторов. Ее красновато-коричневые стены высотой в 40 и толщиной 8 футов с многочисленными бойницами и сейчас выглядят очень внушительно. Крепость была названа в честь ее проектировщика полковника Джонатана Вильямса. Это было уже чисто американское строение. Сами военнослужащие дали своей крепости прозвище «Головка сыра» - за ее округлые очертания. Она действительно похожа на непочатую головку сыра в красной оболочке. Идея возведения круглой в плане крепости, лишенной всяких углов, заключалась в том, что при артиллерийском обстреле ядра, попадая в ее стены по касательной, будут отлетать от них рикошетом, не причиняя серьезных разрушений. Правда, на практике эта теория никогда не была проверена.
Этот форт вместе с его двойником фортом Клинтон, расположенным на южной оконечности Манхэттена, был построен для охраны водного пути между островом Губернаторов и Нью-Йорком, который тогда располагался только на Манхэттене. Эти два военных укрепления вместе с фортом Джей создавали такое труднопреодолимое препятствие, что британский флот ни разу не пытался атаковать Нью-Йорк во время войны 1812 года. Однако после войны крепость Вильямс потеряла свое оборонительное значение, долгое время стояла заброшенной, а потом использовалась, как и форт Джей, в качестве тюрьмы для пленников в годы Гражданской войны, а затем Первой и Второй мировых войн. Потом он был переоборудован под склады, где хранилось необходимое оборудование для судов Береговой охраны.
Внутри крепости Вильямс во время Хэллоувина устраивались страшилки для детей, и Меган однажды была здесь так напугана, что не заходила сюда в течение нескольких лет.
У стен крепости мы расстались с нашей симпатичной рассказчицей, и каждый отправился досматривать остров самостоятельно. Я вышел на эспланаду, а по сути приморский бульвар, идущий вдоль северо-западного края острова, откуда открываются великолепные виды на нижний Манхэттен, остров Эллис, статую Свободы, на небоскребы и многочисленные причалы Джерси-сити.
Вдоль эспланады стояли двух- и трехэтажные кирпичные дома старинной постройки, но были и современные здания большей этажности. Застройка острова, а особенно невысокие симпатичные дома с уютными зелеными сообщающимися между собой двориками напомнили мне маленькие закрытые городки-«ящики» в бывшем Союзе, которые мне довелось посещать после того, как доступ в них был дозволен. Что-то вроде Кош-Тегирмена в Киргизии, Красногорска и Янгиабада в Узбекистане. Все они чем-то неуловимым похожи друг на друга: основательностью, уютом, добротной застройкой и чистотой.
Я остановился около одного красивого большого и совершенно пустого дома, окруженного деревьями, и все вдруг показалось мне ненатуральным, декорацией на огромной сцене, современной Помпеей. Когда видишь многочисленные детские площадки, на которых никто не играет, невольно возникает тоскливое чувство ушедшей жизни.
На острове нет постоянных жителей с тех пор, как в 1997 году База береговой охраны была закрыта.
Пока я вглядывался в безлюдные улицы, меня не оставляла мысль, что я с большим удовольствием поселился бы в одном из стоящих здесь пустых домов.
Между прочим, в один из моментов экскурсии наша гид Меган будто прочла мои мысли, да думаю и не только мои, и сказала, что когда остров был передан городу, то в договоре одним из первых условий было указано, что здесь в течение ближайших пятидесяти лет не будет построено казино и не будет постоянных жителей. Это предотвратило вторжение сюда таких агрессивных застройщиков, как, например, Дональд Трамп, который было положил глаз на этот лакомый кусочек, расположенный всего в полумиле от Манхэттена, с которым, кстати, остров Губернаторов имеет одинаковый зип-код. Теперь этот маленький участок суши, похожий в плане на зеленую каплю, упавшую с неба в воды нью-йоркской бухты, является национальным историческим памятником.