Артисты, возвращающие молодость

Лицом к лицу
№40 (440)

“Театр – это вместо жизни”. Я не помню, чье же это афористичное выражение, наверняка гиперболизированное. Вместо жизни – это, конечно, для нас, зрителей, пусть даже самых увлеченных, чересчур сильно сказано. Но вот когда театр рядом с жизнью, то и жизнь становится светлее, насыщенней, полней. Разумеется, если театр хороший. По-настоящему.
Фанатом оперетты я не была никогда. Но вот нашу киевскую мы с мужем любили истово, ни одной премьеры не пропускали, с друзьями-москвичами спорили до хрипоты, доказывая, что “наша лучше всех”. Ничуть при этом не преувеличивая: киевская оперетта действительно была хороша – оркестр отменный, голоса превосходные, балет динамичный, живой, оригинальный, сценография, постановочные эффекты интересны и нестандартны. Каждый спектакль был ярким, зрелищным, дарил людям радость, заряжал бодростью.
Не слишком ли восторженно отозвалась я о Киевском театре оперетты? Да нет. Помните, у Окуджавы: “Высокопарных слов не надо опасаться”. А особенно, коль слова эти верны и если даже есть преувеличение, то, честное пионерское, самую малость. Память подтверждает правоту моих слов.
А помню я многие спектакли, да и многих артистов тоже, как, например, совсем молодых в ту пору Ирину Лапину и Сергея Павлинова. В Сергея, теперь уже можно открыть страшную тайну, была даже чуточку влюблена. И вот сейчас Лапина и Павлинов в Америке, а после гастролей по разным штатам – в Нью-Йорке, да и не просто в нашем городе, а у нас, в редакции, где и проходила наша дружеская беседа.
Корр. Я покинула Киев в конце лета 1992г. Помню, тогда и театральные, и концертные залы пустовали.
Сергей Павлинов. Было тяжкое и сложное время. Разлом. Людям было не до театров. Ну а потом, вместе с Украиной, стали подниматься. Но совсем недавно создалась какая-то дикая ситуация: кому-то из дельцов приглянулось наше здание, действительно великолепное, построенное в XIX веке, вдобавок расположенное в центре города, впритык к Центральному стадиону. Вот они и решили приватизировать оба, так сказать, объекта, создать эдакого монстра – развлекательный концертно-спортивный комплекс. То есть оперетте в нем места уже не оставалось. Но великими трудами, не без помощи театральной общественности и городских властей, отстояли.
Корр. И теперь такие же полные залы, к каким в прежние годы привыкли киевляне?
Ирина Лапина. Практически всегда. И для театра, и для каждого актера это важно чрезвычайно. Заполненный зрительный зал – это ведь показатель нашего успеха.
Корр. И в определенной степени показатель постепенной стабилизации положения в стране. В прошлом году я побывала в Киеве, видела полными и театральные, и музейные залы. Но ведь успех определяется прежде всего “качеством” спектаклей, ну, и, конечно, наработанным авторитетом.
С.П. Так оно и есть. Популярность была завоёвана годами работы театра, его традициями. А это высокий профессионализм, ответственное и творческое отношение к делу, спаянный коллектив.
Корр. И, разумеется, творческое руководство театром.
С.П. Вот тут мы, как говорится, на коне: главный дирижер – Владимир Шейко, благодаря которому “музыкальная планка” театра очень высока, а главный балетмейстер (уже в течение многих лет) - широко известный в театральном мире Александр Сегал.
Корр. А художественный руководитель? Ведь говорят: “Лицо театра – его худрук”.
И.Л. В этом мы убеждены, и наш худрук, наш Богдан Струтинский – человек молодой, одаренный, наделенный неуемным творческим воображением, подлинный новатор, и, что самое главное, он буквально фонтанирует идеями. Фантазия его неиссякаема. С ним связаны надежды и коллектива, и зрителей.
С.П. Профессия сама по себе быстро расставляет всё и всех по местам – и актеров, и музыкантов, и режиссеров. Струтинский – на своем месте. Поэтому-то так велик творческий потенциал театра.
Корр. И каков же сейчас репертуар?
С.П. Обширнейший. Тут и классика – “Баядера”, “Граф Люксембург”, “Сильва”, и популярные мюзиклы, и певучая “Майская ночь” Николая Лысенко в постановке Сергея Смияна. Причем исполняем ее теперь на украинском языке.
Корр. По совести говоря, я предполагала, что все спектакли украинские.
И.Л. Нет, театр двуязычный. Сейчас уже немало спектаклей, где говорим и поем по-украински.
Корр. Ох, послушать бы! Но разрешите задать вам дежурный вопрос: каковы ближайшие планы?
С.П. Самые разумные и, по-моему, очень перспективные. Это и маленькие оперы, и комическая опера Оффенбаха “Праздничный ужин с итальянцами”, и новые мюзиклы. И еще одна новаторская идея Струтинского – театр в фойе. С интересом ждем её воплощения.
Корр. Замечательно! И все же не упустить бы собственно оперетту. Жанр, любимый поколениями и шарм свой, свое обаяние, свою энергетику не растерявший. К тому же метафоричность, аттракционность, комическая составляющая, способность развеселить, рассмешить, подарить зрителю отличное настроение у классической, да и хорошей новой оперетты, выше, чем у мюзикла.
Тут с вами стоит поспорить. Оперетта и мюзикл все теснее смыкаются. Да и идти в ногу со временем просто необходимо. И разве такие великолепные мюзиклы, как “Моя прекрасная леди” или “Собор Парижской Богоматери”, не говорят сами за себя, не обогащают и не украшают репертуар?
И.Л. Наверно, такая объемность репертуара, новизна постановки, яркая индивидуальность режиссера, та самая высокая музыкальная планка и, конечно же, уровень исполнения и позволили киевской оперетте войти в десятку лучших музыкальных театров мира.
Корр. И пусть читатель не подумает, что оперетта, мюзикл – легкий для исполнения жанр. Это ведь, по сути, искусство синтетическое, артист должен петь – как на оперной сцене, танцевать и непременно, подобно драматическому актеру, создавать образ, играть. Плюс элементы буффонады, умения выходить за пределы собственного амплуа и..., и..., и... Словом, за этой легкостью на сцене – постоянный тренаж, работа над собой, разумеется, профессионализм. И еще для солистов самое главное, чего не купишь и не выработаешь, – талант. Тройной – голос, пластика, артистичность. Все то, что Бог дал нашим гостям Ирине Лапиной и Сергею Павлинову. Оба они – профессионалы высокой пробы. Сергей закончил Московский музыкально-педагогический институт им. Гнесиных, знаменитую “Гнесинку”, причем педагогом его была великая русская певица Наталья Шпиллер, а в числе учителей Ирины – замечательный оперный режиссер Владимир Бегма. Так что гости наши – певцы оперного класса. А как они танцуют! Это не просто характерный всегда выразительный и эротичный балетный танец, но еще – органично – образ в танце, блестящая игра, тут же пение – не сбивая дыхания. И все это легко, полетно, талантливо. Я поняла, что у Ирины поэтичность ее исполнения проистекает из чувств, а подчеркивается грациозностью, гибкостью, “языком тела”, о котором говорил Баланчин. Ну а глубокая драматичность в игре Сергея? Может, привнесена она остротой актерского видения и просто талантом?
“То, что вы муж и жена, помогает или мешает вам на сцене?” – снова обращаюсь я к гостям “Русского базара”.
“Только помогает! – дружно восклицают они. – Любовь, взаимопонимание не помогать не могут. Мы ведь единое целое. С тех дней, когда впервые вместе играли в мюзикле “Три мушкетера”.
Корр. Как прошли ваши гастроли в Америке?
С.П. Успешно. И не впервые. Выступали с группой артистов нашего театра не однажды, а на этот раз – вдвоем, с фрагментами из “Сильвы”, “Баядеры”, “Мистера Икс”, “Цыганского барона”, “Моей прекрасной леди”. Очень волновали слушателей еврейские и украинские песни. Один из них сказал нам после концерта: “Вы вернули нам молодость”.
Корр. Балтимор, Бостон, Филадельфия, Нью-Йорк. Здесь Лапина и Павлинов выступили и на благотворительном, в пользу детей – жертв подлого теракта в Беслане, концерте, где исполнили новый для многих слушателей дуэт из оперетты Роберта Штольца “Фаворит”. И исполнили отлично. Я была на концерте в нью-джерсийском Фейрлоне – блеск! Одна из зрительниц, Ольга Сорокина, восхищенно сказала: “Таких бы артистов нам побольше! И как бы хотелось, чтобы приехал к нам весь театр!”Действительно, а приедет ли в Америку на гастроли Киевский театр оперетты? Ведь это было бы здорово!
С.П. Мы тоже очень бы этого хотели. И такие планы есть. Конечно, гастроли всей труппы театра (в Нью-Йорке – в “Миллениуме”) – дело многотрудное, требующее большой организационной работы и больших затрат. Нужны спонсоры.
Корр. А кто спонсировал нынешнюю вашу поездку?
С.П. Генеральным спонсором, финансировавшим перелет, была компания “Королевские голландские авиалинии” в лице ее представителя в Украине Сергея Фоменко, за что благодарим его сердечно. И, конечно, от души, благодарны нашим американским зрителям, среди которых много людей, не забывших родную землю.
Корр. И любящих музыку, и солнечное искусство оперетты. Ждем вас снова вместе с замечательным вашим театром.

Беседу вела Маргарита Шкляревская