РебенкА выгнали со школы...

Из штата в штат
№40 (440)

Я знаю нескольких ребят (детей моих знакомых), которые не сумели закончить в Америке среднюю школу. Причина – временное исключение за плохое поведение. И как следствие - нежелание подростков вообще возвращаться в свое учебное заведение. Эквивалент диплома - GED они в конце концов получили, хотя этот документ вряд ли можно считать равноценной заменой аттестату зрелости.
Список нарушений, за которые вашего ребенка могут отстранить от занятий на несколько дней, неделю, месяц, а то и просто исключить из школы, в последние годы значительно расширился, но основной причиной является опасение за безопасность учащихся и преподавательского состава. Трагедия, случившаяся в колорадской Columbine High School, заставляет школьное начальство проявлять жесткость, когда приходится избавляться от подростков, представляющих собой реальную, а порой и мнимую угрозу для окружающих.
Мне, например, врезался в память случай, имевший место в одной из школ вполне благополучного бруклинского района Милл-Бейсин. Талантливый 10-летний парнишка, у которого в табеле были одни “пятерки”, и явно не подходивший под определение трудного ребенка, вдруг стал терроризировать своих соучеников, объявив себя «братом Сатаны». «Младший отпрыск Вельзевула» пригрозил убить нескольких своих одноклассников с помощью отцовского револьвера. После того как десятки родителей обратились к директору с требованием принять меры, мальчишку отстранили от занятий.
Напомню, что в Нью-Йорке с 1992 года действует закон, согласно которому учащимся, достигшим 17-летнего возраста, строго запрещается приносить в школу оружие, в противном случае они подлежат исключению из школы. Эксперты считают, что этот возрастной потолок следовало бы понизить.
Конечно, участившиеся исключения из школы объясняется не только соображениями безопасности, но и необходимостью строго придерживаться принятого три года назад закона – No Child Behind Act. Среди его требований и обязательная строгая отчетность по всем насильственным преступлениям, имевших место в конкретном учебном заведении. За сокрытие фактов директоров школы по головке не погладят. В то же время учебные заведения с большим числом зарегистрированных правонарушений подвергаются серьезным финансовым санкциям. Вот и получается, что закон фактически подталкивает школьную администрацию избавляться от трудных и не очень подростков, дабы они своим поведением не портили отправляемые “наверх” отчеты. Воспитательные меры воздействия отходят на второй план. Исключение из школы (согласимся, крайняя мера) превращается в нечто обыденное. Как результат возникла серьезная потребность в альтернативной системе обучения отстраненных от занятий и исключенных из школы подростков. Нельзя же полностью лишать их возможности учиться и позволять слоняться по улицам.
Во многих школьных округах эта задача возложена на так называемые “transitional school” (промежуточные школы). Однако эти учебные заведения пользуются, мягко говоря, скверной репутацией, так как туда направляют большей частью хулиганов и злостных нарушителей дисциплины. Многие родители, и их можно понять, вовсе не горят желанием видеть свое чадо в подобной компании. Одно дело, если ребенка выпроводили из школы за разбитое окно или драку, другое – за пронос в школу оружия или торговлю наркотиками. Как же решить эту проблему?
Газета «Крисчен сайнс монитор» рассказывает историю шестиклассницы из Индианы Сторми Буллок. Вина этой девочки, которая ни в чем предосудительном ранее замечена не была, состояла лишь в том, что она поделилась таблеткой от простуды с подругой.
«Это ведь не наркотик, а совершенно безвредный препарат, - говорит ее мама, - то же самое, что аспирин».
Однако директор школы, в которой учится Сторми, посчитал иначе, отстранив ее от занятий на три месяца. Безусловно, – перегиб, безусловно, - случай никому не нужной показной строгости. Лично мне понятно негодование матери Сторми, возмущенной тем, что ее девочке предложили посидеть три месяца в одном классе со спецконтингентом «промежуточной школы». Ничего хорошего примерной ученице, не привыкшей иметь дело со шпаной, это не сулило. Миссис Буллок подняла скандал, и тогда Сторми предложили индивидуальные занятия с преподавателями после окончания уроков в школе (one-on-one instruction).
«Я не могу иметь никаких претензий к учителям, - говорит Мешела, - благодаря им моя дочь, по крайней мере, не отстала в учебе. А вот позиция школьной администрации возмутительна, так как дочери приходится преодолевать теперь моральную травму – следствие неоправданного отстранения от занятий на длительное время».
Безусловно, административные меры в отношении провинившихся учащихся следует применять, но только в отношении злостных нарушителей дисциплины, а не всех подряд - ведь проступок проступку рознь. Да, перед законом все равны, однако стоит все же делать различие между хорошими учениками и теми, кто терроризирует свое учебное заведение.
Увы, в большинстве школьных округов единственной альтернативой для отстраненных от занятий или исключенных из школы подростков являются именно «промежуточные» спецучреждения.
В то же время педагоги предупреждают, что даже занятия «один на один» чреваты негативными психологическими последствиями. Длительное пребывание вне класса нередко приводит к тому, что подростки вообще теряют желание вернуться затем в школу. В первую очередь это касается учащихся выпускных классов. По закону, если подросткам еще не исполнилось 16 лет, они должны вернуться в школу после истечения срока наказания. Это положение не распространяется на тех, кому уже стукнуло 16. Хотя точной статистики на этот счет нет, известно, что многие старшеклассники принимают решение не возвращаться в свое учебное заведение. Кто-то просто отвык от ежедневного посещения занятий, кто-то безнадежно отстал, не имея никаких шансов получить диплом вместе со своим классом.
Эксперты надеются, что на помощь ребятам придут новые технологии. В частности, обучение на Интернете.
«У нас различный контингент учащихся, - говорит Скотт Томпсон, директор JeffCo Net Online Academy, - но в последнее время все чаще встречаются ребята, отстраненные от занятий. Виртуальные классы, считают они, неплохая временная альтернатива пребыванию вне школы. Некоторые просят оставить их в составе академии после истечения срока наказания».
Обучение на Интернете как альтернатива для исключенных из школы доступна, однако, далеко не всем. Многие старшеклассники, лишенные возможности вернуться в школу или принявшие это решение по собственной инициативе, чаще всего обращаются к помощи различных «взрослых образовательных программ». Благодаря им молодые люди могут сдать экзамены и получить General Educational Diplomа (GED) – эквивалент школьного диплома. Как указывалось выше в принципе – то же самое, но не совсем. В ряде исследований удалось установить, что американцы со школьными дипломами зарабатывают намного больше, чем их сверстники –выпускники «взрослых образовательных программ». Еще один минус - отрицательные социальные последствия для личности, длительное время находившейся вне коллектива.
Проблема очень серьезная, и у каждого из нас на этот счет может быть свое собственное мнение. Мне, однако, кажется, что лавина отстранений от занятий и исключений из школы вряд ли оправдана, особенно если к этим крайним мерам прибегают, не использовав иных, менее репрессивных методов воспитания. Действуя по принципу “с глаз долой - из сердца вон”, власти только усугубляют проблему. А ведь мы в этой статье не коснулись темы молодежной преступности. Не нужно иметь семи пядей во лбу, чтобы догадаться, что ждет безработного, полуграмотного, не имеющего среднего образования подростка – желанного объекта для преступных элементов...


РАБОТАЛИ И БУДЕМ РАБОТАТЬ
Согласно исследованию, проведенному экспертами Университета Мичигана – Health and Retirement Study, многие бебибумеры, а это американцы в возрасте 50-56 лет, не желают, когда им исполнится 65, отправляться на заслуженный отдых.
О намерении продолжить свое пребывание на рынке труда заявили как люди с высшим, так и со средним образованием. 46,3 процента респондентов-мужчин, закончивших колледж или университет, подчеркнули, что будут работать и после того, как они вступят в пенсионный возраст. В 1992 году таковых было 32,4 процента. Среди женщин показатели - 38,8 и 26,8 процента.
По словам руководителя проекта, профессора Роберта Виллиса, данное исследование важно по той причине, что оно подтверждает изменение в ментальности американцев. В 90-е годы прошлого столетия наметилась вроде тенденция раннего выхода на пенсию. Теперь же картина вырисовывается совершенно иная.
Эксперты считают, что желание бебибумеров задержаться на рынке труда - очень хорошее известие для фонда Сошиал Секьюрити, к реформированию которого Белый дом и Конгресс все никак не приступят. Отказ от раннего выхода на пенсию позволит сэкономить значительные средства.
Кроме того, работающие американцы пенсионного возраста способны компенсировать нехватку рабочей силы. Как ожидается, к концу нынешнего десятилетия на заслуженный отдых выйдут миллионы бебибумеров.
Хотя ученые все еще не могут дать четкий, однозначный ответ на вопрос, почему американцы решили повременить с пенсией, определенные выводы они уже сделали.
Во-первых, многие бебибумеры просто не хотят сидеть дома без дела, люди привыкли работать, они не мыслят себя без нее.
Играть в гольф, шахматы или сидеть с удочкой на берегу речки – очень неплохо, но не целыми же днями напролет.
Во-вторых, говорит Виллис, нынешнее поколение американских рабочих и служащих более образованно, чем их предшественники, у них более крепкое здоровье. Эти факторы играют немаловажную роль в желании продолжить свою трудовую биографию.
В-третьих, бебибумеров очень волнует проблема пенсионного обеспечения, ведь многие из них лишились своих сбережений в результате биржевого краха 2000 года.
Еще одна, на первый взгляд, необычная причина, заставляющая американцев оставаться на рабочем месте как можно дольше, – разводы, а если точнее – выплаты бывшим супругам по постановлению суда. Покрывать их приходится, нередко запуская руку в свой пенсионный план. В 1992 году в разводе находилось 50 процентов американцев старше 50 лет, сегодня этот показатель составляет 30 процентов.
Еще одно наблюдение, сделанное группой Виллиса. Хотя бебибумеры и намерены работать после 65 лет, однако вовсе не обязательно на одном и том же месте. Многие собираются открыть собственный бизнес...