ПАРИЖ СТОИТ ОБЕДНИ, или РЕСПУБЛИКАНСКИЙ ПРЕЗИДЕНТ-2008?

Парадоксы Владимира Соловьева
№37 (437)

Заглянем в недалекое будущее – четыре года спустя, на следующий республиканский съезд. Независимо от того, кто победит на нынешних президентских выборах - Буш или Керри - в следующий високосный год место кандидата в президенты от республиканцев свободно. Вице-президент Чейни не в счет: он сам неоднократно заявлял, что не метит в президенты, да и к ребячливому, инфантильному, политически незрелому Бушу-младшему был приставлен Бушем-старшим в качестве ментора, няньки или, как прежде говорили, дядьки, каковую роль успешно и выполнял, превышая иногда полномочия запасного игрока при президенте и став одним из самых влиятельных вице-президентов в американской истории. Отыграв эту свою роль при Буше, он неизбежно сойдет с исторической сцены, на что есть дополнительные причины: почтенный все-таки возраст и преследующие его сердечные хвори – дай Бог дотянуть ему до конца нового четырехлетнего срока.
В том, понятно, случае, если они с Бушем одолеют Керри. Гарантии здесь никакой. Кандидаты в президенты, как призовые лошадки, идут вровень. Когда автор скандального антибушевского кинопамфлета «Фаренгейт 9.11» Майк Моор появился на республиканском съезде в качестве аккредитованного журналиста, делегаты стали ему скандировать: «Еще четыре года»», на что каннский премиант, не растерявшись, ответил: «Еще два месяца».
Четыре года назад Буш клятвенно пообещал американскому народу, что будет объединителем нации, а не ее раскольником (reuniter - not divider). Этого, однако, не случилось, о чем можно было судить на этой неделе по нью-йоркской драме – съезду республиканцев в Мэдисон-Сквер-Гарден и демонстрациям протеста за его пределами. Это и есть демократия в действии, чем Америка может гордиться. Grass-root democracy, как здесь говорят.
Даже республиканцы – мало кто из них – могли четыре года назад представить, как далеко вправо отклонится курс республиканского корабля, когда его капитаном станет Буш-младший. Сам консерватор, известный комментатор Джордж Уилл назвал это явление “identity crisis” американского консерватизма.
А в это восресенье «Нью-Йорк таймс магазин» опубликовал манифест по спасению республиканской партии и возвращению к умеренной традиции.
Да и съезд республиканцев продемонстрировал вовсе не идеологическое единство, но объединенную поддержку президента Буша разными республикацами – от рьяных крайне-правых до весьма умеренных, про которых говорят, что в душе они демократы, типа нашего градоначальника Майкла Блумберга, демократа со стажем, перед тем как он переметнулся в республиканский лагерь. Чтобы привлечь колеблющихся избирателей, выступавшие на съезде и раздававшие интервью республиканцы, демонстрируя лояльность президенту, подчеркивали свою от него независимость. Даже Чейни, у которого дочь лесбиянка, выступил против предложенного его боссом антигеева дополнения к конституции. Сенатор-ветеран из Аризоны Джон Маккейн встал на защиту своего друга сенатора-ветерана из Массачусетса Джона Керри от рекламных на него нападок. Наконец, ключевой оратор и козырная карта «слонов», наш Руди Джулиани, всеамериканский мэр, как его называют, хоть и перебрал с похвалами Бушу, сравнив его с Черчиллем и Рейганом, и сарказмами в адрес Керри, занял в целом внеидеологическую, even-handed, by-partisan, то есть внепартийную позицию. Его «ни республиканцы, ни демократы» напомнили мне евангельскую формулу «ни иудея, ни эллина». Так и должно: коли Нью-Йорк – столица мира, то его бывший мэр, стоявший во главе города в его самые трагические дни, должен выступать с общечеловеческих, а не партийных позиций.
Джулиани поддержал не идеологический курс Белого дома в целом, против ряда постулатов он выступил накануне съезда в интервью, а лично президента Буша и его последовательного – с точки зрения нашего бывшего мэра - курса в борьбе с глобальным терроризмом:
«Буш – лидер, который принимает тяжелые решения и не меняет курса, тогда как Керри непоследователен во взглядах, в том числе в борьбе с терроризмом».
Сейчас, однако, у кормила власти в Америке стоит идеологизированная команда республиканцев, с религиозными слоганами и далеко идущими планами (запрет абортов, научных исследований стволовых клеток, однополых браков и проч.) Если Буш проиграет ноябрьские выборы, тогда, несомненно, к руководству в его партии придут более умеренные республиканцы, мейнстримовцы, если произвести русское слово из английского. (я когда-то печатался в американском журнале “Mainstream”, не знаю, существует ли он еще). Но даже если Буш победит, реакция на еще четыре года ультраправого правления неизбежна и как следствие – откат внутри республиканской партии на прежние, более умеренные, центристские позиции. Вот здесь и возникает имя республиканца, который является национальным героем, или, опять-таки пользуясь американским словесным штампом, national icon для любого американца, независимо от его политических взглядов и идеологических пристрастий: Руди Джулиани. Понятны поэтому немного угоднические нотки в его речи: он думал не только о ближайших президентских выборах, но и заглядывал на четыре года вперед. Хотел не только помочь Бушу быть переизбранным еще на один президентский срок, но и самому себе - в своей дальнейшей политической судьбе.
Мнения о его амбициях расходятся: губернатор штата Нью-Йорк? Верховный судья? Сенатор (взамен Клинтон)? А почему не президент? Если он так популярен после 9.11., то пусть против запрещения абортов, пусть умеренный республиканец (а в душе демократ?), пусть католик и итальянец. Почему нет? Первый президент США чистокровно итальянского происхождения – не слабо, а? Что же касается самого горячего «топика» – абортов, то даже консервативная «Уолл Стрит Джорнал» устами бывшего помощника и спичрайтера президента Буша Дэвида Фрума называет Джулиани “Pro-Choice, But Still the Best Choice”
Избрание Рудольфа Джулиани республиканским кандидатом в 2008 году означало бы, понятно, идеологический поворот «слонов» пусть не на все 180 градусов, но уж на добрую сотню несомненно. Изменилась бы внутренняя политика республиканцев, но не внешняя: по отношению к исламскому гипертерроризму Джулиани занимает такую же непримиримую позицию, как Буш и его команда. И еще более произраильскую, полагая, что обе страны находятся в одной лодке, и критикуя Европу за соглашательство и компромиссы с террористами. Недаром он вспомнил убийство израильских спортсменов на мюнхенской Олимпиаде, с которой и повел счет нынешней вспышки международного терроризма. Что же касается абортов, однополых браков и прочих спорных вопросов, то Париж стоит обедни. Только в роли короля Генриха Четвертого будет выступать не Джулиани, а республиканский слон.
Вот кто пойдет на уступки.
Власть дороже идеологии.