НЬЮ-ЙОРКСКИЙ САБВЕЙ: ТАК ЭТО НАЧИНАЛОСЬ

История далекая и близкая
№32 (432)

(Продолжение.
Начало см. в № 430 – 431)

...Чего больше всего боялись официальные лица, землекопы и менеджеры, так это подземных взрывов газа. Поэтому всё делалось для того, чтобы избежать беды. Но на пришла, когда её меньше всего ожидали, и не оттуда, где её опасались. 27 января 1902 года взрывник Мозес Эппс почему-то решил зажечь свечу, чтобы обогреть руки, так как было холодно. Но рядом, в нескольких метрах от него, находилось около 200 килограммов динамита, предназначенного для взрыва каменных пород. Инцидент произошел в районе 41 Street и Park Avenue, рядом с нынешним вокзалом Grand Central Terminal. Зажегши свечу и выйдя из бытовки, чтобы подышать воздухом, Эппс уронил её на пол, отчего загорелась обертка, в которую был упакован его обед. Незадачливый Мозес побежал за ведром воды. Однако одного ведра оказалось недостаточно, и он поспешил за вторым. Но не успел. Пламя добралось до динамита, и он рванул с такой оглушительной силой, что казалось, несколько бомб разорвалось в центре города.
Пешеходам, проходившим рядом с гостиницей “Меррэй Хилл”, и тем, кто жил в ней, пришлось. Здание отеля рассыпалось, словно карточный домик, похоронив под своими обломками 5 человек и тяжело ранив 180. Сам же Эппс отделался синяками и шишками. В мэрии города тут же были приняты меры, исключающие повторение подобных случаев. В первую очередь мэр Лоу ужесточил правила хранения взрывоопасных материалов.
Однако вскоре новое несчастье свалилось на головы строителей сабвея. Буквально в нескольких кварталах от места предыдущей трагедии произошел оползень и обвал крупных каменных глыб. К счастью, в этот раз никто из людей не пострадал, однако сооружение подземки пришлось на какой-то срок приостановить. Надо также заметить, что в течение 1902 – 1903 годов спорадически вспыхивали забастовки рабочих, что тоже в какой-то мере сдерживало темпы работ.
Из-за обилия каменистых структур порой оказывалось довольно непросто находить грамотные инженерные решения, в частности, для прокладки туннеля от Washington Heights до Hillside Avenue в Форт-Джордже. В конце концов инженеры пришли к выводу, что без глубокой проходки не обойтись, а поднимать и опускать пассажиров на платформу должны будут лифты. Это касалось проектируемых станций на 168 Street, 181 Street и 191 Street. И если вы, читающие эти строки, не живете в русскоговорящем районе Washington Heights, но вам довелось уже в наше время ехать на поездах маршрутов № 1, № 9 или “С” и делать пересадку на 168 Street у Колумбийского Пресвитерианского госпиталя, то вы, несомненно, пользовались этими кабинами-лифтами, наподобие шахтерских клетей.
Кстати сказать, расположенная на уровне почти шестидесяти метров под землей станция “191 Street” сегодня является самой глубокой в системе нью-йоркского сабвея.
В процессе строительства случались и обидные накладки, которые не обошлись, к сожалению, без человеческих жертв. В конце октября 1903 года вблизи портала Форт-Джордж произошла страшная беда. Туннельные проходчики работали в нескольких сотнях метров севернее 193 Street и Saint Nicholas Avenue на крутом каменном уклоне. Каменная порода здесь состояла из расщепленных частей, и особенности геологии в этом районе диктовали максимальную предосторожность. Как известно, происшествия часто случаются из-за халатности. Не стал исключением и описываемый эпизод. Оставалось совсем немного, чтобы завершить работы на этом участке. Подрядчик же торопился и приказал взрывникам делать ежедневно по три взрыва каменных пород вместо положенных двух. После 10 часов вечера 24 октября прогремела серия взрывов, а 10 – 15 минут спустя мастер Тимоти Сулливан скомандовал: “За работу!” Сулливан не ведал, что подземные фонтанирующие источники подмывают и ослабляют основание. Не успели рабочие дойти до места, как раздались словно раскаты грома, и огромная трехсоттонная каменная масса рухнула на Сулливана и его бригаду. Шесть человек были убиты, а восемь тяжело ранены и вскоре умерли или остались калеками.
Двумя днями позже Уильям Парсонс, прибывший для инспекции места трагедии, отверг утверждения, что ее причиной стала поспешность подрядчика, и всю вину возложил на особенности геологии. Будучи человеком жестокосердечным по натуре, Парсонс записал в своих дневниках, что гибель 44 человек при сооружении первой подземки, хотя и печальна, но была неизбежна, учитывая грандиозные масштабы новостройки. “Главное, что мы идем в пределах графика строительства и день открытия первой линии приближается и состоится в намеченный день», - писал Парсонс.

Продолжение в следующем номере