КРУГ ВРЕМЁН -ГОНЧАРНЫЙ КРУГ

У каждого свое хобби
№29 (429)

Обычно, говоря о керамике, одни языковеды ссылаются на древнегреческое “керамос” – глина; другие же видят в слове еще более ранний, санскритский корень, означающий “обжигать”. Эксперты из Американского керамического общества в Огайо считают, что первая керамика была создана около 24,000 лет тому назад, именно так датируя древние находки на территории бывшей Чехословакии.
Декоративная обожженная глина с пористым черепком, покрытая глазурью, майолика, называемая некогда “альбарелли”, появилась в девятом веке. Первые партии изделий были отправлены кораблем с острова Майорка (откуда и пошло это название) в Италию, где новое направление было живо подхвачено. Пережив расцвет в эпоху Возрождения, в семнадцатом веке итальянская майолика попадает в голландский Дельфт, Швецию, Германию и Россию.
Музей керамики в итальянском городе Фаенца владеет крупнейшей коллекцией в мире: от до-Колумбовой эры до работ итальянских мастеров Возрождения и двадцатого века. Пятьдесят тысяч томов, которыми располагает библиотека, и музейная лаборатория, называемая” Игра в искусство”, помогают решить не только проблемы реставрации, но и помочь начинающим керамистам и детям, желающим постичь азы ремесла. C 1913 года музеем издается иллюстрированный журнал “Faenza” со статьями о ярких работах, интересных находках и предстоящих выставках.
Мастера из Фаенцы, расположенной на стыке долины реки По и Тосканы и обладавшей запасами превосходной глины, уже в середине XVI века создавали настоящие шедевры. Школа росписи compendiаrio восходила к римскому термину “удар кистью”, подражая cтилю, модному в древних Афинах. Их тарелки и чаши с выемками, нарушающими абсолютный круг, их эксцентричные обелиски и чернильницы в форме бутылок в львиной лапе, солонки с птицами-кариатидами напоминают работы великих флорентийских ювелиров. Влияние Фаенцы распространилось не только на Флоренцию, Верону и Геную, но и на страны Европы. Не случайно термин “фаянс” cтал производным от названия города.
Кульминационным моментом в движении “майоличного каравана” – как называют распространение майолики, – стал её приход на острова Альбиона, в городок Сток-о Трент в Стаффордшире, ставший одним из центров мирового керамического искусства.
Д. Веджвуд (1730 – 1795гг.), - вне сомнения, великий английский керамист. Оставшись в раннем детстве без отца, который работал с глиной, он продолжил его дело и, добившись успеха, построил цех и деревушку, которую назвал “Этрурия” в честь древней культуры этрусков.
Веджвуд не только создал новый тип глины, но лепил из неё произведения искусства.Он оказался также талантливым менеджером, успешно продвигая на рынке свои работы. К выдающимся успехам относится не только его прекрасная посуда кремового цвета, очаровавшая английскую королеву, но и Jasperware – белая полупрозрачная глина, одного прикосновения к которой было достаточно, чтобы изменить её цвет. Начав с синего и зеленого, ставших классическими, Веджвуд перешел к желтому и сиреневому цветам. Дизайн его изделий, соединенных с тонкой росписью и аппликациями, создавался под влиянием античных камей. Надо сказать, Веджвуд живо откликался на политические события, происходящие в мире. В 1787 г. он выпускает сотни медальонов для общества, выступающего за освобождения черных невольников из рабства. На медальоне был изображен коленопреклоненный негр в цепях; по периметру шла надпись: “Разве я не человек и не брат?” Откликаясь на египетскую кампанию Наполеона, его фабрика выпускает изделия на восточную тему. Его вазы “черный базальт” и вазы для виллы Боргезе признаны лучшими работами XVIII века. О работах Веджвуда и его наследников написаны десятки книг, в ряде стран существуют клубы коллекционеров “веджвуда”. В Нью-Йорке и Бостоне есть общество его имени, куда входят и всемирно признанные эксперты, и просто поклонники талантливого мастера. Прекрасной коллекцией “веджвуда” обладал ученый Ч. Дарвин, который приходился ему внуком.
В этих же краях в 1849 году сын другого известного керамиста Г. Минтон и французский художник Л. Арну воссоздали состав свинцовой глазури времен итальянского Возрождения. Откликаясь на моду и учитывая привязанность англичан к рыбной кухне, Милтон и Ко. выпускают cотни разновидностей блюд для крабов, устриц и рыбы. Не были забыты и любители крольчатины и куропаток, получившие посуду, расписанную соответствующим образом. Жареные каштаны клали в специальную чашу, подогреваемую на огне, фрукты - на подносы с растительным орнаментом. Чайники для заварки выпускались в виде смешного китайского актёра в маске или обезьяны, обнимающей плод граната. Сотни лет спустя уникальные изделия стоили больших денег или разыскивались коллекционерами на блошиных рынках и покупались за бесценок.
Знаменитыми в викторианскую эпоху, стали ученик Минтона Д. Холкрофт и керамист Р.Дултон, получивший в 1901 году разрешение английского королевского дома ставить на свое клеймо слово Royal в знак признания заслуг и качества.
Несколько лет назад любители керамики отметили столетие со дня рождения выдающейся художницы Клариссы Клифф. Её неистощимая выдумка, чувство ритма и цвета не перестают удивлять. Cтав музейными экспонатами и украшением частных коллекций, её работы даже на аукционах появляются редко и идут нарасхват. В “Международный клуб коллекционеров К.Клифф“ входит семьсот человек, собирающих только её работы. Cреди них ценители керамики из Англии, Японии , Канады, США.
Ведя скромную жизнь, потому что признание пришло к ней гораздо позже, К.Клифф изготавливала для своего торгового агента миниатюрные копии своих работ, образцы величиной не более семи сантиметров, которые сама расписывала и которые служили ему живым “портфолио” во время поездок по стране в поисках клиентов в годы Великой Депресссии. Таких миниатюр художница сделала около двухсот, и cейчас они продаются на аукционах по цене порядка пяти тысяч долларов.
Историки искусства считают, что керамика США переняла лучшие качества ведущих европейских школ. У французов она научилась росписи и нюансам цвета и деталей, у немецких мастеров - работе с фигурной керамикой и ярким краскам, у англичан - быстрой технологии, стилю и осмыслению восточных мотивов. Кроме того, влияние на местных художников оказало индейское и южноамериканское искусство.
Долгое время главными материалами в американской керамике были красная и простая глины, а изделиям был присущ утилитарный характер и примитивный орнамент. Но уже в 1876 году на выставке в Филадельфии, посвященной столетию США, американские мастера продемонстрировали первые изделия из майолики с “собственным лицом”: ярким цветом и броским рисунком. Компания “Гриффен, Смит и Хилл” стала родоначальником американского дизайна в керамике, выпустив серию теперь уже cтавших классикой знаменитых блюд под девизом “Раковина и Морская трава”, потеснивших темные и сдержанные цвета англичан. Любопытно, что эта же серия, выпущенная в блеклой серебряной английской глазури, успеха не имела. Находясь в 115 милях от моря в Финиксвилле, Пенсильвания, фабрика успешно выпускала кувшины с морской тематикой и растительным орнаментом - подсолнухами, кленовыми листьями, асимметричными этрусскими темами. Коллекционная ценность их работ растет ещё и потому, что фабрика прекратила своё существование в 1893 году.
На той юбилейной выставке в Филадельфии впервые прозвучали и другие имена, вошедшие в историю керамики США : компании Eureka из Трентона, Нью Джерси, мастеров из Огайо, Висконсина и штата Мэйн. И сегодня там существуют творческие и музейными центры керамики.
Обучение работе с керамикой - дело непростое, и не случайно при университете Альфред, штат Нью-Йорк, есть колледж керамики с творческой базой, музеем керамического искусства имени Шейна-Джозефа.
Музей Логан при Белот-колледже в Белоте, Висконсин, выделяется выдающейся коллекцией древней керамики, найденной в 1930-е годы на раскопках в районе Аризоны и Нью-Мексико, где в VIII - XI веках нашей эры проживал ряд самостоятельных культур мимбров и моголонов. Но наибольший интерес для ученых представляет культура анасази, существовавшая между Аризоной, Нью-Мексико, Ютой и Колорадо, богатая уникальной керамикой. Огромное число экспонатов позволяло музею обмениваться находками с коллегами из Музея естественной истории из Чикаго и других городов, cделать собственную коллекцию наиболее полной. Сегодня в музее собрано 8,000 образцов керамических изделий всех времен и направлений. Среди них глиняные фигурки из неолита, погребальные китайские скульптуры, византийские керамические лампы, работы известных современных мастеров.
Индейская керамика, пришедшая вслед за античной, соединяла в себе утилитарный и духовный характер: символизм и любовь к ритуалам, свойственные индейцам. Сотни лет племена, живущие в этом регионе, делают в подарок новобрачным так называемые свадебные вазы, в которых верхняя часть изделия завершается символическим мостом, соединяющим молодоженов. В день свадьбы сосуд наполняется священной для индейцев водой, и молодожены пьют её одновременно с разных сторон. Этот обычай жив и сегодня, и авторская работа, купленная в арт-салоне, может стоить от шестидесяти пяти до шестисот долларов.
Нью-йоркская ярмарка керамики проводится всего пять лет, но за это время приобрела всемирную известность. Сюда на выставки и за покупками съезжаются сотни коллекционеров и дилеры из многих стран. Часто “пристрелка” будущих приобретений происходит заранее на международной ярмарке и осеннем дилерском арт-шоу. Коллекционеры – народ придирчивый, сомневающийся, и многие наметившиеся сделки становятся фактом только месяцы спустя.
На ярмарке этого года, по общему признанию, блистали английские керамисты и дилеры, привезшие пользующиеся наибольшим спросом изделия, в особенности майолику викторианской эпохи. Великолепный минтоновский “Фонтан “был куплен за 76,000 долларов. Несколько интересных приобретений сделал и нью-йоркский “Музей искусства и дизайна” ( бывший “Американский институт ремесла”. Конечно, шоу не обошлось без ценной фигуративной американской керамики девятнадцатого века, английского “веджвуда” и “стаффордшира”.
И хотя мода на произведения искусства отодвинула китайскую коллекционную керамику на второй план, американские дилеры продали пару статуэток XVIII века по цене 60 тысяч долларов каждое. Приятным для коллекционеров моментом стала выставка-продажа работ известного керамиста из Мичигана П. Кэтрича по весьма доступным ценам: от нескольких сотен до трех тысяч долларов.
Для восьми тысяч коллекционеров и любителей керамики, пришедших на ярмарку, и полусотни ведущих дилеров шоу было праздником. Жаль только, что неудачно выбранное для него время – холодный январь – ограничило число посетителей как минимум втрое.
У человека, решившего стать коллекционером или приобрести вещь и ценную, и красивую, выбор невелик: либо полагаться на собственный вкус, либо, вступив в одно из обществ собирателей керамики, получить у коллег ряд мудрых советов. Сотни компаний и дилеров торгуют керамикой очно и через Интернет, но коллекционную керамику для квартиры и для души лучше всего покупать лично: в галереях или мастерских художников.
Международное общество майолики, расположенное на 1275 Первая авеню в Манхэттене, существует пятнадцать лет и объединяет более тысячи любителей керамики : собирателей, реставраторов, керамистов. Опытные коллекционеры М. Кармасон и Д. Стак, собравшие две тысячи ценных майолик, готовы подсказать, как оценивать и выбирать произведения искусства, “отделяя зерна от плевел”.
Самой ранней российской керамике, найденной в Дагестане, порядка cеми тысяч лет. К сожалению, античная посуда была слабо обожжена и сохранились только её фрагменты. Более “молодые” дагестанские образцы, которым четыре тысячи лет, уже расписаны простым узором. Любопытно, что в одних районах республики изготовлением керамики занимались мужчины, а в других – только женщины. Например, в Балхаре веками существовал запрет на участие в гончарном деле мужчин, уходящий корнями во времена матриархата. На мужчину, прикоснувшемуся к гончарному кругу, налагался штраф. Как отголосок древнего ритуала существует обычай вместе с обжигом изделий в печи, длившимся трое суток, устраивать застолье с обжиганием бараньих голов в свежей золе. Считалось, что печь-”чара” никогда не должна пустовать, поэтому после обжига в ней обязательно оставляли несколько бракованных изделий.
Древняя Киевская Русь широко использовала керамику в быту, а в десятом веке был придуман и металлический круглый штамп для нанесения узора на заготовку на гончарном круге. В одиннадцатом веке на русских чашах появляется первая глазурь, а в пятнадцатом веке на строительстве Москвы применяли лепную керамику и фасонные кирпичи. На севере России керамическое производство было развито в Новгороде, где, пережив спад, снова стало возрождаться в XVIII веке.
Наряду с гончарными изделиями фабрика А. Гребенщикова, открытая в Москве в 1724 году, выпускает майоликовую посуду. Мастерами на этой фабрике стали и умельцы из подмосковной Гжели, известной запасами глины и посудой, которую издавна возили на продажу в Москву. Ухватив новую технологию, некоторые из них возвращались домой и строили собственные горны, примешивая к красной глине белую и минеральные добавки. Гжельские кувшины, ковши и квасники шли нарасхват. Техника “гжели” требовала терпения и мастерства, не допуская поправок и переделок: ведь роспись вели по мягкому и необожженному черепку.
Cлово “майолика” тогда было россиянам неизвестно и её называли “ценина”. В девятнадцатом веке гжельцам удается получить белый полуфаянс и соединить его с кобальтом, дающим при обжиге свечение, прочное и устойчивое во времени и волнующее глаз. Сегодня в России более ста производителей керамики, но самые знакомые для собирателей, как и прежде, Гжель, Дымковская игрушка, Скопин, Каргополь.
В московской усадьбе Кусково, бывшей некогда собственностью Шереметевых, находится крупнейшее в стране собрание керамики: более четырех тысяч экспонатов. Кроме музейных образцов из красной глины, здесь хранится набор аптекарской посуды, заказанной Петром Первым в Китае, и египетский сервиз, подаренный царю Александру Первому Наполеоном в 1808 году.
Два года назад в Эрмитаже заново открылся Двадцатиколонный зал, где представлена экспозиция итальянской керамики и античных ваз, собрание которых считается одним из крупнейших в мире. Отрадно, что место в экспозиции заняли образцы этрусской керамики, много лет находившиеся в запасниках.
Уникальные коллекции находятся не только в главных российских городах.
Пермская художественная галерея владеет собранием, включающим предметы искусства из Древнего Египта, Индии, Китая.
Идет время, но интерес к искусству керамики не ослабевает. Внешне податливая, но непростая по сути глина всегда будет притягивать к себе творца, пряча в себе новые, еще неизвестные возможности. И прикасаясь к ней душой и руками, идя за глиной на ощупь, художник, подобно богу или Пигмалиону, вдыхает в неё жизнь и красоту.