Главное, Чтобы боЯлись

Земля обетованная
№29 (429)

Недавний визит в Израиль главы Международного агентства по атомной энергии Мохаммеда Эль-Барадея преследовал явную цель: убедить руководство еврейского государства хотя бы в виде намека признать наличие у него мощного ядерного потенциала, а признав, согласиться, на отказ от него в будущем. Надо думать, что, определив официальную цель своего посещения еврейского государства, сам Эль-Барадей вряд ли надеялся, что его миссия увенчается успехом, хотя он и заявил накануне визита, что «Израилю уже давно пора всерьез отнестись к созданию на Ближнем Востоке безъядерной зоны».
Однако израильские визави Эль-Барадея свои «ядерные» карты раскрывать не собирались, хотя наличие у еврейского государства мощного ОМП (оружие массового поражения) - уже давно секрет полишинеля. О том, что Израиль обладает атомным оружием, американцы, например, знали задолго до «слива» информации в британские СМИ Мордехаем Вануну, бывшим техником ядерного центра в Димоне. Еще в 70-е годы, во время переговоров между премьер-министром Голдой Меир и президентом США Ричардом Никсоном, правда о том, что производится и хранится в Димоне, стала известна американскому руководству. Меир смогла убедить Никсона отнестись с пониманием к ядерной программе еврейского государства, находящегося во враждебном арабском окружении. Было принято решение, что израильтяне наберут в рот воды и какие бы доводы о наличие в их стране атомной бомбы ни приводились, в дискуссии вступать не будут.
Конечно, если бы Израиль во всеуслышание заявил, что у него имеется мощное оружие сдерживания, агрессивные соседи поостереглись бы вынашивать планы его уничтожения. Однако такое признание заставило бы США рассмотреть вопрос об экономических и военных санкциях против Израиля, чего в обеих странах стремились, естественно, избежать. По мнению израильских аналитиков, в частности Джеральда Стейнберга, известного эксперта из Jerusalem Center for Public Affairs, позиция руководства страны в ядерном вопросе в ближайшее время не должна измениться.
Как бы в подтверждение слов Стейнберга Ариэль Шарон заявил накануне визита Эль-Барадея, что Израиль не изменит политики секретности по отношению к своей ядерной программе, добавив, что позаботится о том, чтобы его государство обладало необходимым вооружением для защиты..
«Я не знаю, что он собирается здесь увидеть. Наша политика доказала свою правильность, и мы будем ее придерживаться. В любом случае у нас в руках должна быть вся необходимая мощь, чтобы защитить себя», - подчеркнул Шарон.
Конечно, «тайна Димоны» давно уже таковой не является. И не в Вануну дело. Сами израильские руководители, пусть и не в открытой форме, но все же приоткрыли завесу таинственности над происходящим в ядерных центрах страны - Димоне и Сореке.
«Если арабские страны согласятся подписать с нами мирные договоры, - заявил в 1995 году премьер-министр Шимон Перес (он занял этот пост после убийства Ицхака Рабина), - мы готовы в этом случае отказаться от нашей ядерной программы. Достижение мира в ближневосточном регионе позволит сделать его безъядерной зоной».
О наличии в Израиле ОМП говорит и тот факт, что в Иерусалиме наотрез отказываются присоединиться к Договору о нераспространении ядерного оружия, заставляя ведомство мистера Эль-Барадея и лидеров соседних арабских стран гадать, какова реальная мощь израильских стратегических сил сдерживания. По мнению экспертов, производство ядерных зарядов, число которых уже превысило цифру 300 продолжается. Причем этот показатель может быть очень легко увеличен, если учесть производственные мощности, которыми обладает Израиль.