Чудо Чудное и диво дивное

Путеводитель
№27 (427)

Если кто-либо собирается попасть из северо-восточных штатов Америки на приморские курорты Вирджинии, то я рекомендую воспользоваться тринадцатой дорогой, идущей по полуострову Делмарва, который отделяет Чесапикский залив от Атлантического океана. От этого полуострова по куску земли отхватили себе три соседних штата: восточную часть занимает Делавэр, западная принадлежит Мэриленду и южная - Вирджинии. В свою очередь, они дали в название полуострова по кусочку от своих имен: DELaware + MARyland + VirginiA.
Так и получилось странно звучащее название Делмарва. На этом, с трех сторон омываемом водой, как нас учили в школе, участке суши находится много маленьких уютных городков. Но самое интересное ожидает путешественника на крайней южной оконечности Делмарвы, где начинается знаменитое своей необычностью и масштабами сооружение, которое называется мост-туннель.
Впервые услышав это довольно странное сочетание несочетаемых слов и понятий, я был немало удивлен. Однако эта необыкновенная транспортная артерия действительно существует и представляет собой комплекс мостов и туннелей, плавно переходящих одно в другое. Все сооружение вместе с подъездными путями имеет протяженность в 23 мили, включая 12-мильную эстакаду, проложенную на сваях относительно невысоко над водой Чесапикского залива, два туннеля (примерно в милю длиной каждый) и два моста.
Мост-туннель строился три с половиной года и был открыт для движения в начале 1964 года. Это техническое сооружение получило много престижных наград, а в 2000 году было признано одним из семи инженерных чудес Америки двадцатого столетия. С 1987 года это чудо чудное официально называется Мост-туннель имени Л. Келлама - известного бизнесмена, который на протяжении почти 40-ка лет стоял во главе Комитета по строительству, а затем эксплуатации этой транспортной магистрали. Он организовал дело так, что ни федеральные, ни штатные, ни местные средства не привлекались для финансирования строительства этого грандиозного хайвея, проложенного над водами океанского залива. Все расходы взял на себя Комитет по строительству и эксплуатации. Возмещение расходов осуществляется путем сбора платы за проезд, которая изымается в сумме 12 долларов с каждой легковой машины и 30 - с грузовика. Мост-туннель сократил дорогу из северо-восточных районов США до Норфолка в Вирджинии на 95 миль.
Полотно эстакады поддерживается круглыми, полыми внутри, правда, впоследствии заполненными песком для прочности конструкции, бетонными сваями, вбитыми по три в ряд в дно Чесапикского залива. Если соединить в непрерывную линию более двух с половиной тысяч этих, использованных при строительстве дороги опор, то получившаяся «труба» вытянется приблизительно на 100 миль, или, иначе говоря, покроет две трети расстояния от Нью-Йорка до Олбани.
В двух местах эстакада обрывается, уходя под воду, в туннели, прорытые подо дном Чесапикского залива. Они начинаются и заканчиваются на искусственных островах, специально насыпанных для этой цели. Первоначально на дно залива были сброшены тысячи огромных каменных глыб, по периметру четырех будущих островов. Затем, созданные таким образом гигантские чаши, каждая площадью в 8 акров, то есть размером с небольшой стадион, были заполнены песком и скальными породами. Именно в этих местах дорога ныряет под воду, а затем снова выходит на поверхность, иными словами на эстакаду. Необходимость строительства туннелей объясняется тем, что в районе Чесапикского залива находится крупнейшая на атлантическом побережье Соединенных Штатов военно-морская база, на которой швартуются огромные военные корабли, включая авианосцы. Для того, чтобы эти гиганты могли входить вглубь залива, эстакада и ныряет в двух местах под воду. От идеи разводных мостов строители вынуждены были отказаться по требованию военно-морского ведомства, которое руководствовалось стратегическими соображениями на случай вооруженных конфликтов. А пара довольно высоких простых мостов на протяжении трассы была сооружена для прохода местных рыболовецких судов и прогулочных яхт.
Уже только для одного того, чтобы увидеть это инженерное чудо стоит воспользоваться 13-й дорогой. Но есть в Вирджинии еще один грандиозный мост, в сооружение которого люди не вложили ни цента, хотя и имеют от его эксплуатации неплохую прибыль.
Среди Аллеганских гор на западе Вирджинии раскинулась благодатная долина Шенандоа. Люди давно обжили эти места, но до сих пор там сохранились прекрасные по красоте природные памятники. Один из них, расположенный в южной части долины, является настоящим чудом света. Это - Natural Bridge или природный мост.
Впервые этот необыкновенный каприз матушки-Земли, укрывшийся в горах примерно в двадцати километрах южнее небольшого городка Лексингтон, я увидел в один из теплых майских дней нынешнего года. Для этого пришлось спуститься в неширокое, но достаточно глубокое, с обрывистыми стенами ущелье, заросшее разнообразными деревьями и цветущими травами. По дну его бежит маленькая речка - Cedar creek. Вокруг там необыкновенно красиво – высокие, покрытые зеленью скалы, чистая вода речушки и яркое голубое небо над головой. И вдруг на его фоне возникает огромная каменная арка, тяжелой серой глыбой перекинувшаяся через ущелье. Настоящий, “сконструированный” и созданный природой мост, соединивший две стороны провала над речкой и украшенный высокими деревьями.
Происхождение его является загадкой, но мне думается, что давным-давно, много миллионов лет назад, когда безымянный еще, потому что некому было дать ему имя, Кедровый ручей, пропиливая свое ложе в молодых Аллеганских горах, наткнулся на крепкую скальную породу. Выбирая путь наименьшего сопротивления, ручей нырнул под этот цельнокаменный массив, туда, где породы оказались мягче и податливей. На какое-то время он исчез под землей, и то место, где сейчас висит мост, было пещерой, по дну которой бежал горный поток. Но недаром говорят, что вода камень точит. И вот ручей неспеша точил и точил камни и скалы, пока за миллионы лет непрерывной работы не выточил в горах узкое и глубокое ущелье. Бывший же потолок пещеры в виде каменной, из серого известняка глыбы невероятной толщины и ширины, весом в 36 тысяч тонн, повис на огромной высоте, образовав мост, соединяющий круто падающие вниз стены ущелья. А еще точнее было бы сказать, что и стены, и перемычка, их соединяющая, представляют собой единый монолит. Именно этим, я думаю, объясняются прочность и долговечность этого уникального творения природы.
Скалы, образовавшие природный мост, имеют возраст более 200 миллионов лет и относятся к самому концу Палеозойской эры. Именно тогда формировались Аппалачские горы и их южная часть - Аллеганы.
Первыми обнаружили этот мост много сотен лет назад коренные жители здешних мест - индейцы из племени монакан. Задолго до прихода сюда белых людей они считали это место священным и называли его «Мост Бога».
С тех пор великое множество людей побывало в этих местах, чтобы увидеть это диво дивное. Были в их числе и многие знаменитости.
Так, согласно устному преданию, молодой Джордж Вашингтон, приглашенный лордом Фэрфаксом – владельцем северной части Вирджинии, исследовал в 1750 году окрестности природного моста. Во время этого визита он взобрался однажды по левой “опоре” на высоту в 23 фута и выбил там свои инициалы “G.W.” , которые можно видеть и сегодня.
В середине 1774 года Томас Джефферсон купил мост и 157 акров окружающих земель у английского короля Георга III за сумму в 20 шиллингов золотом. Будущий президент Соединенных Штатов часто посещал это свое владение, исследовал его окрестности и даже нарисовал от руки карту этой местности. В 1803 году, уже будучи президентом, он построил здесь небольшой двухкомнатный дом, в одном из помещений которого могли останавливаться гости, приезжавшие сюда полюбоваться этим чудом света.
В 1833 году наследники Джефферсона продали это диво, и новый хозяин построил здесь первую гостиницу, чтобы разместить все увеличивающееся число посетителей. В 80-х годах позапрошлого века, когда окружающими землями владел полковник Генри Парсонс, природный мост приобрел статус курорта. Сюда приезжали люди со всего мира, многие из которых совершали путешествия на лошадях по его окрестностям, а самых смелых опускали в специальной стальной клети с края моста вниз, чтобы они могли лучше рассмотреть скалу, частью которой он является.
Необычный вид первозданной дикой природы в районе природного моста побудил многих известных художников запечатлеть знаменитое ущелье и каменную арку над ним на своих картинах. Среди них мы можем найти имя Фредерика Эдвина Чёрча - одного из выдающихся представителей художественной «Школы реки Гудзон», который приезжал в эти края в 1852 году. Восемью годами позже здесь писал этюды Дэвид Джонсон, представитель второго поколения художников этой школы.
В наши дни природный мост является одной из наиболее часто посещаемых достопримечательностей горной Вирджинии. С наступлением темноты здесь показывают представление под названием «Драма творения». Нужно признать, что этот спектакль выдержал рекордное число постановок. В мае далекого 1927 года президент Соединенных Штатов Америки Калвин Кулидж нажал кнопку, которая положила начало ночной иллюминации моста, созданной инженером-электриком Финеасом Стивенсом. Он сконструировал и установил здесь систему подсветки. На ее цветовой фон налагался голос диктора, зачитывающего текст из Библии о семи днях сотворения мира. К этому были добавлены музыкальные отрывки из самых известных симфонических и оперных произведений. Так родилось зрелище под названием «Драма творения», где сценой служат первозданные скалы.
...В ущелье сгущались сумерки. Узкая дорожка, бегущая по его дну вдоль Кедрового ручья, была так забита туристами, что почти невозможно было протолкнуться. Люди стояли и сидели на каменных выступах, немногочисленных деревянных скамейках и бетонном барьере, отделяющем дорожку от ручья, в ожидании, как его здесь невполне, по моему, заслуженно называют лазерного шоу. Наконец, когда нетерпение достигло апогея, и темнота окутала своим таинственным черным покрывалом окружающие скалы, оставив лишь ультрамариновую полоску неба над головами собравшихся людей, на скальном боку моста вспыхнули цветные пятна света, и голос с высоты поведал присутствующим о первом дне творения. «В начале сотворил Бог небо и землю», а затем отделил свет от тьмы. «И назвал Бог свет днем, а тьму ночью. И был вечер, и было утро: день первый». Затем зазвучала замечательная музыка из оперы Верди «Травиата». И так шаг за шагом присутствующим было рассказано о всех семи библейских днях творения, а паузы между ними заполнялись отрывками из классических произведений Россини, Дебюсси, Грига, Листа и других композиторов.
Должен признаться, что это представление не произвело на меня особого впечатления. Скорее разочаровало, не оправдав ожиданий. Только музыка была хороша, визуальное же решение этого шоу, по-моему, выглядит крайне бедно и невыразительно, оставшись на уровне первой трети прошлого века. Художникам не хватило фантазии: на скалах появлялись и медленно исчезали невнятные, довольно блеклые цветовые пятна, которые не вызывали никаких эмоций. А ведь можно было с помощью света и цвета изобразить мечущийся дух Творца во время вдохновенного и беспрецедентного акта сотворения мира. Вместо этого убаюкивающие, бледные, почти статичные пастельные мазки на скалах. Ни огня, ни душевного подъема, терзаний и сомнений, присущих любому творчеству и созиданию.
Но этот спектакль есть дело рук человеческих и его можно изменить и улучшить. Созданный же Гением Природы Natural Bridge не нуждается ни в каких усовершенствованиях. Нужно лишь сохранить это диво в его первозданном виде, чтобы им могли любоваться не только мы, но и наши потомки.