Свои среди Чужих, Чужие среди своих...

Земля обетованная
№27 (427)

Существует мнение, что Эхуд Барак, отдав приказ вывести подразделения ЦАХАЛа из южного Ливана, чуть ли не бросил на произвол судьбы союзников израильтян – военнослужащих из «Армии южного Ливана» и их близких. На самом деле все, кто хотел, а таковых было не менее 8 тысяч человек, сумели вовремя пересечь границу между двумя государствами. Никто не чинил им никаких препятствий.
Сегодня, пишет «Джерузалем пост», из этих 8 тысяч человек в Израиле осталось всего 1,5 тысячи, большинство – 860 человек – проживают в г. Нагария, остальные в Хайфе, Кармиэле, Кирьят-Шмона, Маалоте.
Бывшие солдаты и офицеры «Армии южного Ливана» по разным причинам покидают Израиль: одни – из-за тоски по родине, другие считают, что перебравшись в Европу или США, будут иметь больше возможностей подняться на ноги, вернувшись к прежнему образу жизни. Уровень безработицы среди ливанских беженцев действительно очень высокий. Например, среди тех, кто обосновался в Нагарии, он составляет сегодня 20 процентов
Приняв решение вернуться домой, никто из бывших бойцов не тешит себя иллюзиями, отлично понимая, что их ждет на родной земле. Нет-нет, к стенке не поставят, но тюрьмы не избежать. Впрочем, если у вас имеются деньги, можно откупиться, говорит в интервью журналисту «Джерузалем пост» Ларри Дефнеру Элиас Кассис, один из тех, кто четыре года назад вынужден был бросить свой дом и уйти к израильтянам.
«Заплатив «Хезболле», правительственным чиновникам, адвокатам, можно добиться, чтобы время пребывания за решеткой составило всего несколько месяцев, - говорит он, - однако вас в покое все равно не оставят. Новый арест, и снова плати тем и этим».
И все-таки ливанцы понемногу возвращаются. В тюрьму садиться не хочется, но для кого-то чужбина – та же самая тюрьма, только более комфортная.
Бывшие солдаты пакуют чемоданы, осознавая, что, оказавшись дома, будут долгое время считаться гражданами второго сорта: не позволят участвовать в выборах, если им сожгут или повредят машину, никто не станет искать виновных, архисложной задачей окажется поиск работы. «Для наших соотечественников люди, вернувшиеся из Израиля, сродни прокаженным», - говорит Кассис.
В Израиле отношение к ливанским беженцам также неоднозначное. То, что эти люди облюбовали для себя северную часть страны, вовсе не случайно. Именно здесь отношение к ним со стороны евреев наиболее приветливое: ведь более 20 лет у них был общий враг: сначала отряды ООП, а затем «Хезболла». Израильтяне, проживающие вдалеке от северной границы и смутно представляющие, что такое обстрел из «катюш», бывших солдаты южноливанской армии воспринимают частенько как наемников, сражавшихся на стороне ЦАХАЛа из чисто меркантильных соображений. На самом деле это, конечно, не так, но стереотипы живучи. От ливанских беженцев, заброшенных на чужбину, нередко можно услышать: палестинцы говорят о катастрофе своего народа – «накбе» и называют при этом 1948 год, для нас же самой печальной датой стало 23 мая 2000 года. У наемников душа так болеть не может...
Что касается израильского правительства, то оно отнеслось к бывшим союзникам ЦАХАЛа с достаточным вниманием. По словам мэра Нагарии Рона Фрумера, финансовая помощь ливанцам, нашедшим приют в его стране, была даже более щедрой, чем предоставляемая евреям-репатриантам.
Если отношение к Кассису и его соплеменникам (в основном они христиане-морониты) различаются в зависимости от того, в какой части страны они проживают, то линия поведения израильских арабов по отношению к своим ливанским соплеменникам - откровенно негативная. Один из арабских депутатов Кнессета, пишет Дефнер, постоянно называет их не иначе как «коллаборционисты» и «псы». Во многих арабских населенных пунктах им лучше не появляться, иначе скандала не миновать.
Зато с израильскими друзами, которых в арабском мире тоже не жалуют, у ливанских беженцев отношения очень теплые и дружеские. Напомним, что друзы служат в израильской армии и полиции, занимая высокие должности.
Не случайно, интересы этих ливанцев представляет в Кнессете депутат от «Ликуда» Аюб Кара.
Надо сказать, что бывшие ветераны южноливанской армии никогда не стремились получить израильское гражданство, они надеялись, что ситуация на родине вот-вот вернется в нормальное русло и им позволят вернуться в свои покинутые деревни. Увы, всевластие экстремистов «Хезболлы» оставляет им мало надежд.
«Нас вполне удовлетворял статус временных постоянных жителей Израиля, - говорит Кассис. - Хотел бы я получить гражданство? Честно говоря, не знаю, но разве у меня есть выбор? Сейчас я живу в Израиле, и если мне предложат стать гражданином, скорее всего не откажусь».
Им приходится быть реалистами, бывшим бойцам южноливанской армии. Возвращение на родину откладывается. И кто знает, состоится ли оно вообще...