Лекарства XXI века

Факты. События. Комментарии
№11 (307)

Наука о лекарствах и их действии на человеческий организм - фармакология, как известно, тесно связана со многими другими областями знаний, занимающимися неорганической химией и биохимией, генетикой, физиологией и медициной... Самые последние достижения на этих направлениях коренным образом изменяют подходы к лечению людей, делают их значительно более эффективными.

ГИБРИД ГЕНЕТИКИ И ФАРМАКОЛОГИИ

Что знаем мы, «простые люди», о лекарствах? Прежде всего то, что каждое из них создано и предназначено для борьбы с определенным заболеванием. [!]
И далеко не всегда понимаем, почему определенный препарат может помочь одному больному и оказаться почти бесполезным для страдающего тем же недугом другого человека. Доктора объясняют такие случаи «вариацией пациентов», то есть их индивидуальными различиями. А вот в чем заключаются эти различия, каждый врач понимает по-своему.
Впрочем, в последнее время в этой области наводится определенный порядок, который вносит в фармацевтику новая отрасль знаний - фармакогеномика.
Учитывая генетические особенности каждого конкретного человека и то, как эти особенности влияют на восприимчивость им определенных лекарств, фармакогеномика позволяет индивидуализировать лечение на строго научной основе.
Фармакогеномику можно считать одним из первых практических приложений результатов, достигнутых участниками международного проекта “Геном человека”.
В ходе его реализации исследователи смогли картировать от 30 до 40 тысяч генов, обнаруженных в «наследственной молекуле» дезоксирибонуклеиновой кислоты (ДНК) человека. Используя эти данные, фармакогеномика может ответить на вопрос, какие наследственные черты отличают того или иного больного и как эти генетические особенности изменяют его реакцию на то или иное лекарство.
Для борьбы с раком груди, например, существует множество средств, из которых врач выбирает какое-то одно. А определяет он его известным «методом проб и ошибок», прописывая пациентке несколько различных препаратов и наблюдая за реакцией организма на их прием. Фармакогеномика обещает сделать выбор нужного препарата намного более быстрым и точным.
Как оказалось, примерно четверть пациенток с раком груди относится к уникальной генетической группе, обладающей так называемой «сверхвыраженностью Her2». Сейчас для таких больных врачи могут прописывать лекарство, специально разработанное для того, чтобы блокировать вредные белки, образующиеся в организме с этой генетической вариацией. Этот способ повышает выживаемость пациенток на 25 процентов.
Расположенная в Нью-Хейвене, штат Коннектикут, биотехническая компания Genaissance Pharmactuticals уже поставила фармакогеномику в основу всей своей деятельности. Сейчас ее сотрудники изучают, как люди с различным строением ДНК реагируют на препараты Lipitor и Zocor, предназначенные для понижения содержания холестерина в крови. Исследователи поставили себе целью разработать специфический тест, который поможет лечащему врачу определять, какое из «антихолестерольных» лекарств подходит им лучше всего.
К сожалению, Genaissance Pharmactuticals не делает погоды во всей отрасли. Пока еще не совсем ясно, насколько остальные фармацевтические компании готовы к восприятию идей и методов фармакогеномики. Начнут ли и если да, то когда фирмы, производящие лекарства, будут выпускать их малыми сериями с учетом данных генетики?
Впрочем, как бы то ни было, фармакогеномика почти наверняка радикально изменит общий подход к лечению болезней. По мнению доктора Сьюзен Хеллманн, руководящей медицинским отделом в биотехнической фирме Genentech, «это примерно то же, как если бы раньше мы работали топором, а сейчас собираемся заменить его на скальпель».

НЕ ДЛЯ ПОЖИЛЫХ


Как сообщает «Журнал американской медицинской ассоциации» (Journal of the American Medical Association), почти семи миллионам пожилых американцев – примерно двадцати процентам живущих в стране людей в возрасте 65 лет и старше – прописываются лекарства, которые им не совсем подходят. Хуже того, говорят эксперты, около одного миллиона проглоченных ими таблеток им вообще не следовало бы принимать.
Как же так получается? Да, бывает, что пожилые люди по рассеянности или невнимательности пользуются просроченными лекарствами, но речь идет не об этих сравнительно редких случаях. Основной причиной является то, что врачи подчас не учитывают возрастных изменений, происходящих в организме в процессе старения. Их этому не научили.
Во всех медицинских школах Соединенных Штатов обязательным предметом является педиатрия – область медицины, изучающая особенности детского организма, причины и механизмы возникновения детских болезней и способы их лечения. Совсем по-другому в этих учебных заведениях относятся к изучению течения заболеваний у людей пожилого и старческого возраста.
Будущим педиатрам неустанно втолковывают, что дети - это не маленькие взрослые. На разных стадиях своего развития они при одних и тех же болезнях получают разные лекарства и в разных дозах. Вопреки своему внешнему виду, пожилые люди тоже не являются «еще более повзрослевшими» взрослыми.
С возрастом в человеческом организме происходят существенные изменения.
Старики, как правило, имеют меньшую мышечную массу, замедленные обменные процессы и повышенную чувствительность к определенным лекарствам. Однако рекомендованные дозы для всех взрослых людей, в том числе и пожилых, основываются на потребностях мужчины весом 154 фунта с нормальным обменом веществ – и никаких скидок на возраст. Так, скажем, старикам прописывают болеутоляющее средство propoxyphene (Darvon), которое не только не намного лучше традиционных аспирина или таленола, но еще и вызывает привыкание, подобное наркотическому. Несмотря на это, более чем шести процентам обследованных пожилых пациентов был прописан propoxyphene. Выписывают им и довольно опасные современные снотворные и транквилизаторы, такие как flurazepam (Somnol) и chlordiazepoxide (Librium).
Прием этих медикаментов может привести, и нередко приводит, к падениям и переломам бедра.
Когда же старики жалуются своим врачам на вредные сторонние эффекты рекомендованных им лекарств, им говорят, что они «просто стареют». «Но вина не всегда лежит на враче, - пытается оправдать коллег один из авторов исследования доктор Арлен Бьёрман. – Врачи хотят обеспечить пациенту лучшее лечение, а больной, естественно, хочет его получить». Однако по мере старения населения страны и роста числа новых лекарств ситуация с ними, которая и так оставляет желать лучшего, становится еще хуже.
Она осложняется еще и тем, что автор редакционной статьи в Journal of the American Medical Association доктор Джерри Эворн называет «торжеством привычки над очевидностью». Он имеет в виду некоторую консервативность врачей, не дающих себе труда знакомиться с последними новинками и по прежнему выписывающих своим больным те же лекарства, которые им давно известны и апробированы на сотнях пациентов.
Чтобы преодолеть силу инерции, некоторые фармацевтические компании разрабатывают портативные приборы, которые должны обеспечивать практикующих врачей самой свежей информацией о всей их продукции, а медицинские школы обещают изменить отношение к проблемам гериатрии.
Однако, как говорится, на Бога надейся, а сам не плошай: пожилым людям следует самим более внимательно относиться к собственному здоровью. Они никогда не должны менять прописанных им лекарств без консультации со своим врачом, но и стесняться обращаться с вопросами к своим врачам им тоже не следует. Особенно если вдруг обнаружат, что принимают лекарства, включенные в список препаратов, которых следует избегать.

(по материалам американской печати)