Битва местного знаЧениЯ

Из штата в штат
№22 (422)

Хотя основное внимание в нынешнем году будет обращено на президентскую гонку, не менее интересными и важными событиями обещают стать выборы в легислатуры штатов. И не мудрено, ведь в 25 законодательных собраниях перевес одной из партий над другой минимальный.
Между тем от того, в чьих руках находится легислатура, зависит очень многое: ведь партия «гегемон» определяет фактически, в каком направлении будет двигаться штат. Например, станет ли он расходовать больше средств на социальные нужды, как того хотят чаще всего демократы; или, наоборот, пойдет по пути сокращения налогов, на чем привычно настаивают республиканцы.
Такой жесткой борьбы за доминирование в штатных законодательных собраниях давно уже не было. Республиканцы обязательно попытаются доказать, что достигнутый ими успех в кампании двухлетней давности не был случайным.
Напомню, что после промежуточных выборов 2002 года, по общему числу мест в штатных легислатурах, «Великая старая партия» имеет на сегодняшний день на 60 мандатов больше, чем ее соперник, – подобной ситуации страна не знала почти полвека. В свою очередь, демократы постараются вернуть утраченные позиции или, по крайней мере, не дадут республиканцам развить свой успех. Наиболее серьезные баталии ожидаются в Северной и Южной Каролине, Джорджии, Колорадо, Мэне, Миссури, Оклахоме, Вашингтоне, Орегоне.
На сегодняшний день обе палаты штатных легислатур находятся в руках республиканцев в 21 штате, у их соперников-демократов – в 18.
Как было замечено выше, получение большинства в законодательном собрании дает возможность лидирующей партии навязывать свои правила игры. Она назначает председателей комитетов, определяет повестку дня сессий, решает, какие законопроекты ставить на голосование, а какие положить под сукно.
В Северной Каролине для полного доминирования в обеих палатах легислатуры республиканцам не хватает четырех мандатов в Сенате.
Если представителям «Великой старой партии» удастся взять верх, можно быть уверенными, что требуемого демократами повышения налогов, которые они хотели бы направить на нужды образования, не будет.
Данный вопрос уже разделил население штата на два лагеря: новых налогов никто не хочет, но ведь школы должны нормально работать, а дети получать качественное образование. Что делать? Позиция демократов известна, республиканцы тоже не оригинальны. Они согласны помочь детишкам, но за счет урезания финансирования тех или иных программ. Развитие событий по такому сценарию не по душе не только малоимущим, но и среднему классу.
Однако выбирать между небольшим повышением налогов или сокращением расходов на образование все же придется. От этого выбора и будет зависеть, чья партия станет доминировать в легислатуре штата.
Ситуация в Мэне очень напоминает северокаролинскую. Правда, для перехода Сената в руки местных республиканцев им не хватает уже не четырех, а всего лишь одного мандата. И здесь население поставлено перед выбором: повышать или сокращать налоги. Губернатор-республиканец настаивает на втором варианте, не скрывая, однако, что в этом случае в бюджете будут значительно урезаны расходы на здравоохранение. Это не самая лучшая идея, имеющая немало противников во всех слоях общества.
В Индиане - для завоевания большинства в нижней палате легислатуры - «Великой старой партии» требуется два дополнительных места. Если республиканцы добьются своей цели, можно не сомневаться, что они сделают все возможное, чтобы добиться наконец-то внесения в конституцию штата поправки о запрете на однополые браки. Все их предыдущие попытки наталкивались на жесткую обструкцию демократов.
Многие политологи указывают на то, что прогнозируемая высокая активность избирателей на местах может оказать самое непосредственное влияние и на итог президентских выборов. Симпатии к местным политикам и их программам нередко автоматически переносятся на общенационального кандидата.
Так, во Флориде во время выборов 2000 года предложения республиканцев получили больше признания, что и сказалось в конце концов на итогах выборов в этом штате.
Неудивительно, что как местные избирательные комитеты демократической и республиканской партий, так и общенациональные уже начали активно рекламировать своих кандидатов в штатах, которые я перечислил выше.
Время не ждет, а ставки в этой игре очень высоки...


ВЫБОРЫ В СЕНАТ: ШАНСЫ СРАВНЯЛИСЬ?

В начале нынешнего года надежды демократов вернуть себе большинство в Сенате казались несбыточной мечтой. Но наступила весна, и фортуна внезапно повернулась к ним лицом. Что же произошло за такой короткий отрезок времени?
Самым большим сюрпризом для республиканцев стало заявление сенатора Бена Кемпбелла (штат Колорадо), что он не будет баллотироваться на очередной срок. Оказалось, что достойной замены Кемпбеллу нет, и это сразу же подняло акции кандидата демократов, авторитетного в штате политика, нынешнего генерального прокурора Колорадо Кена Салазара.
Никто не мог представить, какой трудной окажется на этот раз борьба на республиканских праймериз для сенатора-ветерана из Пенсильвании Алена Спектора. С большим трудом одолел он своего консервативного оппонента, конгрессмена Патрика Туми. Местные политологи полагают, что это была пиррова победа. Многие из сторонников Туми могут теперь отказать в доверии Спектору, чья умеренная позиция их уже давно не устраивает.
Казалось бы, демократы все равно остаются более уязвимыми, ведь им придется защищать 19 мест в Сенате против 15, которые имеются у их оппонентов. Кроме того, не будем забывать, что ряд популярных на юге сенаторов-демократов еще раньше заявили, что уходят из активной политики.
«И все-таки у демпартии появились серьезные шансы стать партией большинства в верхней палате Конгресса», - считает редактор журнала “Cook Political Report” Джениффер Дафи.
Дафи и другие эксперты учитывают не только ситуацию в Колорадо и в Пенсильвании, но и острое соперничество между республиканскими кандидатами на праймериз в Южной Каролине и Оклахоме. Взаимные упреки и нелицеприятная критика оппонентов привели к тому, что в обоих этих штатах, традиционно голосующих за республиканцев, демократы, если судить по последним опросам, имеют шансы на удачное выступление в ноябре. В настоящее время и конгрессмен из Оклахомы, политик умеренных взглядов Бред Карсон, и школьный суперинтендант из Южной Каролины Инез Тененбаум опережают своих соперников в рейтинге популярности. Если они сумеют не растерять это преимущество до ноября, сенсации на выборах не избежать.
По мнению экспертов, очень сильным кандидатом является также депутат иллинойской легислатуры, сенатор Барак Обама, а также бывший губернатор Аляски Тони Новлс, чьи шансы отобрать место в Сенате у республиканки Лизы Мурковски оцениваются достаточно высоко.
Значительно улучшилось и материальное положение Democratic Senatorial Campaign Committee (DSCC), в кассе которого еще недавно было, мягко говоря, не густо. На конец марта DSCC уже располагал 6 млн. долларов - вдвое меньше, чем республиканцы, но вполне достаточно, чтобы помочь своим наиболее перспективным кандидатам.
Вывод политологов: шансы сторон на выборах в Сенат практически сравнялись...


Молодежь настроена голосовать

Проведенные среди молодежи опросы свидетельствуют о том, что в ноябре нынешнего года мы увидим на избирательных участках намного больше ее представителей, чем четыре года назад. Одна из основных причин усиления политической активности электората в возрасте от 18 до 30 лет – война в Ираке. Среди юношей и девушек противников войны довольно много.
Если в начале 2000 года информацией, связанной с выборами, интересовалось всего 36 процентов молодых избирателей, то сегодня этот показатель равен 49 процентам.
Многие эксперты отдают должное бывшему кандидату на пост президента от демократической партии Говарду Дину, который возлагал большие надежды на молодежь, пытаясь общаться с ней с помощью Интернета. И хотя праймериз в своей партии сложился для него крайне неудачно, именно Дин, считают политологи, сыграл огромную роль в пробуждении у юношей и девушек интереса к политике.
Как отмечает эксперт в области изучения общественного мнения, демократ Марк Меллман, нежелание молодежи интересоваться и заниматься политикой объяснялось тем, что она не ощущала ее прямого влияния на свою жизнь. Однако война в Ираке, и в этой связи разговоры о необходимости вернуться к всеобщей воинской обязанности, а также нынешние экономические проблемы, серьезно задевшие молодежь, заставили ее изменить свое отношение к политике, признать ее важность.
Если настроение этой части американских избирателей не изменится к ноябрьским выборам, то в них может принять участие намного больше молодежи, чем это имело место в 2000 году. Она явно настроена голосовать...


Тупик

Профессия учителя требует не только педагогического таланта, но и немалого мужества. Я не сгущаю краски - судите сами, господа: по данным National Center for Education Statistics, с 1997 по 2001 год учителя стали жертвами 1,3 млн. преступлений!
Пресекать же действия нерадивых учеников, а нередко и откровенных хулиганов, становится с каждым годом все труднее и труднее. Да, в более чем дюжине штатов все еще разрешены телесные наказания, в большинстве – с согласия родителей. Между тем наказывать детей и подростков таким вот средневековым способом в наше время – дико. Серьезного воспитательного эффекта такая экзекуция иметь все равно не будет, разве что, еще больше озлобит ребенка против взрослых.
Порка – это крайность, однако такой же крайностью можно считать полное бессилие педагогов против учащихся, ведь их фактически лишили всякой возможности воздействовать на нарушителей дисциплины. Более того, во многих школах стала практиковаться так называемая “no touch policy”: учителю строго-настрого запрещено даже мизинцем касаться школьников - кабы чего не вышло и рассерженные родители не подали на школу в суд.
Отстранить нарушителя дисциплины от занятий, не говоря уже об исключении из школы, - архисложная задача. Верховный суд в свое время вынес вердикт, согласно которому запретить школьнику посещать занятия можно лишь на очень серьезных основаниях. На его стороне – 14-я конституционная Поправка, заметили «верховные». «У наших учителей просто связаны руки, их лишили возможности, используя наказания, призвать учащихся к порядку, - заявила на страницах «Крисчен сайнс монитор» адвокат Нэнси Удел. - Что делать педагогу? К сожалению, ушли в прошлое те времена, когда одного взгляда учителя хватало, чтобы призвать нарушителя дисциплины к порядку».
Во многих школах, и это не секрет, администрация старается не афишировать происходящее за их стенами, рекомендуя учителям не выносить сор из избы, то есть не сообщать в полицию о нападениях, угрозах, словесных оскорблениях. Проведенный не так давно опрос «нститута Харриса выяснил, что 77 процентов директоров школ и 61 процент учителей отказались от мысли выяснять отношения с учащимися, дабы не оказаться лицом к лицу с их родителями в зале суда.
Но что же делать педагогам, если ученики угрожают им или распускают руки? «Если ни школьные власти, ни родители не желают помочь учителю, надо подавать на хулигана в суд», - считает адвокат Алиса Гартел из Arizona Education Association, автор книги “Насилие и угрозы в школьной аудитории».
Один из таких судебных процессов закончился недавно в Финиксе (штат Аризона), где был рассмотрен иск местной учительницы Элизабет Мур против ее 15-летнего ученика, оскорблявшего преподавателя и грозившего ему физической расправой. После того как администрация учебного заведения, в котором работает миссис Мур, и родители парня оказались не в силах, а может, просто не пожелали справиться с юным хулиганом, учительница подала иск в суд. И выиграла дело: молодому человеку приказали не приближаться к преподавателю как в школе, так и вне ее. Невыполнение решения суда, объяснили ему, может закончиться большими неприятностями.
Хотя такие случаи - довольно редкое явление, их становится все больше и больше, пишет «Крисчен сайнс монитор». Конечно, подобные факты – это позор для системы, которая не может защитить тех, кто «сеет доброе и вечное», но что прикажете делать педагогам?
Многие учителя надеялись, что принятый в рамках билля No Child Left Behind Act закон под названием Teacher Protection Act позволит им не опасаться судебного преследования, если они ненароком нанесли травму учащемуся 12-го класса (только 12-го класса), защищаясь от агрессивного подростка. Увы, текст этого закона написан так, что родители хулигана вполне могут подать в суд, если педагог ненароком ударил 18-летнего верзилу по физиономии или оставил синяки на его руке...
Согласно опубликованным недавно данным исследовательской фирмы Public Agenda:
• 3 из 4 учителей, принявших участие в ее опросе, заявили, что они могли бы работать более эффективно, если бы им не приходилось постоянно отвлекаться на нарушителей дисциплины.
• 80 процентов педагогов считают, что учащиеся, постоянно создающие проблемы на уроках, должны быть исключены из школы.
• 1 из 3 преподавателей признался, что либо он сам всерьез подумывает об уходе из школы из-за невозможности нормально работать, либо знает о таких намерениях своих коллег.
• Большинство педагогов заявили, что воздействовать на поведение учащихся очень сложно: многие школьники либо встречают в штыки их замечания, либо грозят, что их родители подадут на учителя в суд.


ЖДИТЕ, ГОСПОДА ИММИГРАНТЫ

Несмотря на критику организаций, защищающих права иммигрантов, на недовольство со стороны влиятельного бизнес-сообщества – American Council of International Personell, администрация Буша, как известно, вновь подняла расценки за рассмотрение различных петиций, подаваемых иммигрантами в соответствующие инстанции. А ведь критика была более чем обоснованной. Чиновники INS, а теперь вот их коллеги одного из подразделений Министерства внутренней безопасности – US Citizens and Immmigration Center, стремятся доказать нам, что увеличение суммы сборов позволит им серьезно улучшить работу своего ведомства, ускорив обработку иммиграционных документов за счет найма новых сотрудников. Честно говоря, верится в это с трудом, ведь данный довод приводился уже множество раз и все без толку.
Мы можем только посочувствовать ньюйоркцам, вынужденным ни свет ни заря подниматься с постели и спешить к правительственному зданию, расположенному по адресу Federal Plaza 26, чтобы занять место в длинной очереди лиц, желающих, например, возобновить свое право на работу в США. Оказался в хвосте очереди - приходи опять. А разве нельзя переоформить этот документ по почте, удивится читатель, который сам когда-то занимался подобной процедурой? В принципе, можно. Однако сегодня, по прошествии положенных 90 дней, документ, подтверждающий право на работу, многие ждут, ждут и никак не дождутся. Когда же человек приходит на Federal Plaza, 26, чтобы решить очень важную для него проблему на месте, оказывается, что таких, как он, - великое множество, а иммиграционные власти больше 100 разрешений в день не выдают. Без них же владелец предприятия, если он, конечно, законопослушный гражданин, иностранного подданного на его рабочее место не допустит.
К сожалению, задержка с переоформлением права на работу – это лишь одна из проблем, есть и другие. Например, если вы, не дай Бог, потеряете грин-карту, а в жизни все может быть (со мной, кстати, такая неприятность случилась в начале 90-х), то ждать придется уже не несколько месяцев, а более полутора лет. Если вы подали петицию с просьбой изменить иммиграционный статус, например, после вступления в брак – форма I-485 (to adjust status), время ожидания составит в среднем 33 месяца. Увеличился и период рассмотрения туристических документов (travel documents), в среднем он составляет 6-7 месяцев, а не три месяца, как в недалеком прошлом.
После того, как иммиграционное ведомство получило дополнительно 160 млн. долларов на разгребание своих авгиевых конюшен, его руководство заверило общественность, что вот теперь-то дела пойдут на лад и бюрократический воз наконец-то сдвинется с места. Однако, как пишет «Нью-Йорк таймс», ссылаясь на отчет Конгресса, за последние три года число накопившихся и вовремя не рассмотренных петиций увеличилось на 60 процентов, составив в общей сложности 6,2 млн. заявлений.Ответственные чиновники из USCIS объясняют происходящее последствиями событий 11 сентября, необходимостью более тщательной проверки данных на лиц, желающих попасть или изменить свой статус в США.
Напомню, что сегодня, после того как расценки на рассмотрение иммиграционных документов были увеличены, за натурализацию, то есть за процесс получения гражданства, придется уже заплатить 320 долларов, за продление права на работу – 175 долларов, а за получение грин-карты – 315 долларов.
Оптимизм чиновника не разделяют организации, защищающие интересы иммигрантов. Сомневаются в искренности его слов и работодатели, заинтересованные в иностранных специалистах. «Из-за задержек с предоставлением или переоформлением права на работу, - говорит директор Линн Шотвел, директор American Council of International Personell, - владельцам и менеджерам американских предприятий приходится нести дополнительные расходы, чтобы их сотрудники, а также члены их семей не потеряли свой легальный статус».
Ссылки на 11 сентября и угрозу международного терроризма можно было бы принять, если бы ведомство г-на Ятиса в прошлые годы работало более эффективно. А так, что INS, что USCIS – результаты их работы одни и те же. Кому как ни нам, иммигрантам, об этом не знать...

РАСХОДЫ РАСТУТ...

Неприятная для ньюйоркцев информация, связанная с расходами на здравоохранение, содержится в отчете организации Commonwealth Fund. В прошлом году жителям штата пришлось заплатить за пользование медицинскими страховками на 54 процента больше, чем годом ранее.
В среднем расходы нью-йоркской семьи на эти цели составили 2148 долларов против 1392 долларов в 2002 году.
К сожалению, прогноз на ближайшее будущее ничего хорошего ньюйоркцам не сулит. Из 500 бизнесменов, принявших участие в данном опросе, 42 процента заявили, что доля в оплате страхового плана сотрудников их предприятия, скорее всего, возрастет.
Еще в одном исследовании, проведенном организацией под названием Robert Wood Johnson Foundation,отмечается, что почти 3 млн. жителей штата, включая одного из четырех жителей г.Нью-Йорка, не имеют никаких медицинских покрытий.
Ситуация с медицинским страхованием могла бы значительно улучшиться, считают эксперты, если бы предприниматели, в первую очередь владельцы малых бизнесов, более охотно участвовали в специальных программах: Healthy New York и Healthy Pass.