ankara escort

С днем рождениЯ, Будда!

Путеводитель
№20 (420)

Гуляя по Манхэттену, я до сих пор очень часто чувствую себя туристом. Прожив здесь почти девять лет, так и не привык к необычности его архитектуры, где старое сочетается с новым и новейшим, к его театрам, вездесущей рекламе, художественным галереям, музеям, скверам, памятникам, магазинам и храмам, наверное, всех религий на свете. Бродя по улицам Манхэттена, легко можно мысленно перенестись в любую часть света. Вот так, оказавшись однажды вечером в Чайнатауне, я без труда представил себя прогуливающимся по улице в Шанхае, о котором впервые услышал в далеком детстве от дяди моего отца. Он в начале двадцатых годов прошлого века отправился оттуда на пароходе в Сан-Франциско, но, прожив в Америке всего три года, вернулся, на свое несчастье, назад, да так и застрял в Советском Союзе.
А я шел то по Шанхаю, то по Харбину, в общем, по тем китайским городам, о которых мог хоть что-нибудь вспомнить из семейных преданий, и неожиданно для самого себя вдруг оказался перед буддийским храмом. Он находится у въезда на Манхэттенский мост, недалеко от пересечения Canal street и Bowery. Наверху здания - надпись по-английски: «Mahayana Buddhist Temple» и, видимо, то же – по-китайски. Махаяна с санскрита переводится как «Большая колесница». Этим словом называют северную ветвь буддизма китайского толка. Южная ветвь буддизма называется Хинаяна.
Двери храма были широко раскрыты, я не удержался и зашел внутрь. В относительно небольшой прихожей, если это помещение можно так назвать, не было окон, но ярко горел свет. На стульях, расставленных вдоль стен, сидели пожилые люди явно китайского происхождения. Здесь же, в маленькой часовне, молилась молодая женщина перед изображением Будды. Короткий коридорчик в противоположной от входа стороне прихожей вел к прямоугольному проему в стене, сквозь который я увидел погруженный в полумрак огромный зал. В его глубине на возвышении стояла, подсвеченная электрическими лампочками и неоновыми огнями большая позолоченная скульптура Будды, изображенного в традиционной позе - с поднятой правой рукой.
Я чувствовал себя среди этих людей несколько неловко, хотя на меня никто особенно не обращал внимания. Попросил разрешения пройти в главный зал и, получив согласие, зашел туда. Он был пуст. Обстановка внутри - довольно скромная. Посреди зала стоял длинный стол с рядами стульев по краям. В углу находился большой колокол - в соответствии с восточной традицией внутри у него не было языка. Большая колотушка, похожая на хорошее полено, была укреплена на цепях снаружи колокола. В храме я узнал, что верующие готовятся отмечать день рождения Будды, который появился на свет в ночь первого майского полнолуния 623-го года до новой эры. С днем рождения, Будда!
Не являясь религиозным человеком, я все же обладаю определенными знаниями об иудаизме, христианстве и исламе. О восточных же религиях многие из нас, как мне думается, имеют самое поверхностное представление, а между тем их заповедям следуют десятки и сотни миллионов людей в Индии, Китае, Японии, Корее, Монголии и странах Индокитая. Буддизм, в частности, имеет около 360 миллионов своих приверженцев.
Будущий Будда родился в Северной Индии, в семье короля Шуддходаны из рода Шакья. Принцу было дано имя Сиддхартха Гаутама. Счастливый отец решил узнать о будущем своего сына у известного оракула по имени Асита. В соответствии с его предсказанием, новорожденный младенец должен был стать или всемирным монархом, или Буддой (Пробужденным). Последнее зависело от того, встретится ли молодой принц с реалиями жизни – болезнями, несправедливостью, бедностью, страданием, старением и смертью - или нет. На протяжении долгих лет король Шуддходана, желая воспитать наследника своего трона, ограждал сына от встреч с неприятными сторонами жизни, окружив его роскошью и удовольствиями. Однако полностью изолировать его от внешнего мира оказалось невозможным, в результате молодой принц встретил и больного человека, и старика, и похоронную процессию. Эти три встречи привели его к мысли о тщетности жизни. Но однажды, увидев нищего монаха, он прищел к мысли, что тот, кто может отказаться от мира, способен освободиться и от влияния последнего, и от зависимости от него.
В возрасте 29 лет Сиддхартха Гаутама отказался от мирской жизни и на протяжении шести лет вел строжайший образ жизни аскета. По прошествии этого срока он понял, что чрезвычайное самоотречение и голодание не ведут к цели, и решил найти иной путь избавления от страданий. Сиддхартха просидел много дней под деревом в глубокой медитации, открывая себя Истине. В итоге, согласно преданию, он начал вспоминать свои прошлые жизни и видеть все, что происходит во Вселенной. Опять-таки в майское полнолуние, будучи уже тридцатипятилетним мужчиной, бывший принц Сиддхартха Гаутама нашел ответ на мучающий его вопрос и стал Буддой, то есть “Пробужденным”. С этого момента он знал всё и был всем.
Свое первое поучение он дал спустя месяц в одной из деревень, которая была расположена примерно на полпути между Дели и Калькуттой. Он сказал людям, что зовется Буддой, так как понял Четыре Благородные Истины. Эти Истины просты: “Обусловленное существование есть страдание. У страдания есть причина. У страдания есть окончание и есть пути, ведущие к нему”. Сегодня эти Истины с небольшими различиями являются основой всех традиций буддизма.
В течение последующих сорока пяти лет, до самой смерти, Будда проповедовал свое учение. Он считал, что люди сами должны осуществить Просветление в своей собственной жизни.
В тот вечер, когда я вышел из буддийского храма, на улице уже было совсем темно. Я направился к ближайшей станции метро и, пройдя совсем немного, неожиданно для себя увидел другой молельный дом. За большим, вроде витрины магазина, лишенным шторок окном находилось средней величины ярко освещенное помещение. В дальнем его углу стояло скульптурное изображение пожилого китайца с длинной седой бородой, в красивом одеянии. В центре комнаты за небольшим столом сидело пятеро мужчин – трое на одной стороне, двое - на другой. Один из них сильно, часто и ритмично бил деревянной колотушкой по лежащей на столе какой-то довольно большой погремушке, похожей на сухую, пустую тыкву на палке. Под эти ритмичные удары молящиеся что-то пели. Звуки ударов и монотонное пение были хорошо слышны на улице. Я и остановился-то около этого окна, потому что услышал непонятный ритмичный, глухой стук.
Вероятнее всего, это молились последователи учения Конфуция, который был видным сановником в китайском княжестве Лу. Он жил с 551 по 479 до новой эры и в отличие от многих других легендарных основателей религий был реальным человеком, биография которого досточно хорошо известна. Главным содержанием его философских трудов явилось развитие учения о правильном управлении государством, о добросовестном отношении к своим обязанностям на службе и в быту. Он создал стройную систему правил поведения, политической и частной этики.
Основным каноном конфуцианской религии являются пять книг, написанных этим древнекитайским философом и ученым. Они включают в себя сборник магических формул и заклинаний; сборник древней поэзии, где излагаются некоторые космологические представления автора, или авторов, а также религиозные песни и гимны, исполнявшиеся во время различных обрядов; далее идет описание многочисленных церемоний, причем не всегда религиозного содержания; в четвертой книге излагается история легендарных императоров и, наконец, в последней, не содержащей никаких религиозных наставлений, дается краткая хроника одного из китайских княжеств. Есть еще и «Четверокнижие», но книги, входящие в его состав, написаны в основном уже учениками и последователями Конфуция.
Фактически Конфуций не учил ничему новому, он просто узаконил сложившиеся в Китае с древних времен традиционные семейно-родовые обряды, важнейшим из которых был культ предков. Он-то и стал основным содержанием конфуцианства. В Чайнатауне на Манхэттене установлен замечательный памятник этому выдающемуся древнекитайскому ученому и философу.
Конфуцианство является исконной китайской религией наряду с даосизмом. Основателем этой второй китайской религии был другой философ, живший в конце VII века до новой эры, - Лао Цзы. Основой его философии была идея дао. Это слово в переводе с китайского означает “путь”. Однако в философской системе Лао Цзы оно получило более широкое толкование и означает также образ жизни, природу, объективный мир. Сама по себе система Лао Цзы очень интересна, его умозаключения часто парадоксальны, но в то же время поразительно глубоки для той эпохи, когда они были высказаны. Он говорил: “Из бытия и небытия произошло все; из невозможного и возможного - исполнение; из длинного и короткого - форма. Высокое подчиняет себе низкое; высшие голоса вместе с низшими производят гармонию, предшествующее подчиняет себе последующее. То, что сжимается, - расширяется; то, что ослабевает, - усиливается; то, что уничтожается, - восстанавливается”. Прямо закон сохранения энергии! Или вот еще : “Когда человек дойдет до неделания, то нет того, что бы не было сделано”.
Главной человеческой добродетелью Лао Цзы считал воздержание, ибо оно, согласно его учению, является первой ступенью на пути к нравственному совершенству.
Интересным является то, что конфуцианство и даосизм вместе с буддизмом, пришедшим из Индии, образуют в Китае сложную поликонфессиональную систему, при которой один и тот же человек часто одновременно исповедует две и даже три религии. То же самое наблюдается и в Японии, где большинство верующих так или иначе связаны с обеими основными религиями страны - буддизмом и синтоизмом.
Возвращаясь к буддизму, следует заметить, что одной из сильных сторон этой религии является то, что ее поклонники вольны отбирать наилучшее из всех других верований. Благодаря этому буддизм переживает в наше время истинный ренессанс. Эта религия имеет несколько главных направлений, причем они весьма неоднородны, подразделяясь на значительное число течений, называемых обычно школами, а иногда - сектами.
Одной из них является широко распространенная в Японии секта «Джодо Шиншу» или “Истинная счастливая страна”, основателем которой явился буддистский философ и религиозный реформатор Шинран Шонин, который жил в конце XII - начале XIII веков. Он развил доктрину, которая, по его представлениям, показывает в буддизме единственный беспрепятственный путь спасения. Этот проповедник, переходя из одной деревни в другую, рассказывал крестьянам о своем учении. Его никогда не смущало количество слушателей: если находился хотя бы один, он обращался к нему. Так ему удалось обрести большое число сторонников.
Памятник этому человеку можно увидеть в нише здания, а точнее, между двумя зданиями, соединенными небольшим помещением, где размещается буддийский храм на Риверсайд драйв в Манхэттене.
Шинран Шонин изображен с посохом в руке и в одежде, которую он носил во время своих миссионерских странствий. Именно в ней он в большинстве случаев появлялся перед людьми, когда пропагандировал свое учение.
Эта статуя первоначально стояла в Хиросиме, примерно в 2,5 километра северо-западнее эпицентра взрыва первой атомной бомбы. Чудом уцелевшую после ядерной атаки статую перевезли в Нью-Йорк в сентябре 1955 года в качестве символа спасения и надежды на длительный мир во всем мире.
Но как же трудно добиться этой, казалось бы, столь простой и столь желанной для всех цели: спасения и жизни в мире! Сейчас вряд ли кто возьмется предсказать, когда же люди смогут жить в мире с самими собой и друг с другом.