Арабское лобби Белого дома

Из штата в штат
№17 (417)

Появление в «Нью-Йорк таймс» материала, связанного с финансированием избирательной кампании президента Буша, вызвало некоторое недоумение в русскоязычной общине. Когда один из популярных ныне радиоведущих, не буду называть его имени, посвятил этой теме целый час эфирного времени, то большинство позвонивших в студию были откровенно удивлены, а кто-то и шокирован: дескать, арабы помогают Бушу выиграть выборы, как-то странно это выглядит.
На самом же деле удивляться тут нечему. Отношения между нынешней вашингтонской администрацией и арабо-мусульманской общиной Соединенных Штатов действительно переживают сегодня далеко не лучшие времена, но это вовсе не означает, что они такие уж и плохие. Президент ведь не забыл, что в кампании 2000 года значительная часть арабских избирателей высказались в его пользу, особенно полезными оказались их голоса во Флориде. Консервативный журнал «Insight» отмечал в феврале 2001 года, что большинство арабов поддержали не Ала Гора, а его соперника, внеся значительный вклад в победу губернатора Техаса.
«Джордж Буш и Дик Чейни отлично сработали, сумев завоевать на свою сторону моих единоверцев, - подчеркнул три недели спустя после инаугурации Абдулвахаб Алкебзи, заместитель директора American Muslim Council, - я считаю, что шагом в правильном направлении было и назначение на пост министра энергетики бывшего сенатора от штата Мичиган Спенсера Абрахама» (Абрахам – американец арабского происхождения. - М.Т.).
Алкебзи прав: и Буш, и Чейни умело сыграли свои партии, переманив на свою сторону арабский электорат.
Кто из нас сейчас вспомнит, что Чейни, бывший управляющий концерном «Халибартон» (это предприятие в период действия санкций ООН против Ирака через свои дочерние предприятия активно занималось бизнесом с багдадским режимом), находился во главе организации, объединяющей представителей деловых кругов, члены которой считали необходимым ослабление или даже полную отмену санкций против Ирака?!
Пол О’Нил, занимавший пост министра финансов в администрации Буша, в своей недавно вышедшей книге вспоминает, что вице-президент начал ратовать за вторжение в Ирак еще до трагедии 11 сентября. Если это так, то Чейни, надо признать, очень здорово сыграл свою партию «голубя мира», соблазнив своим мнимым миролюбием многих членов арабской общины США. До выборов считал нужным снять санкции с Ирака, а после того, как они стали достоянием истории, счел нужным сделать поворот на 180 градусов.
Однако куда большую роль в завоевании симпатий американских арабов на свою сторону сыграл нынешний президент.
Правда, по сценарию, который написал для него его ближайший советник Карл Роув.
Летом 2000 года, когда было неясно, на чьей стороне окажутся арабские избиратели, в частности, и мусульманские в целом, Роув нашел время для встречи с влиятельным лидером арабской общины нашей страны, исполнительным директором «Исламского института» Халедом Саффури. Последний намекнул Роуву, что если его патрон выступит с серьезными инициативами, которые придутся по вкусу тем, кого он представляет, г-н Буш не только сможет надеяться на поддержку арабов и мусульман на ноябрьских выборах, но и на щедрые пожертвования с их стороны. В мае 2000 года Саффури организовал встречу мусульманских лидеров страны с Бушем на ранчо последнего в Техасе. (В качестве ответного жеста исполнительный директор «Исламского института» получил впоследствии слово на национальном съезде Республиканской партии в Филадельфии).
Роув, человек ума незаурядного, - этого у него не отнимешь, - не только передал Бушу и Чейни сказанное мистером Саффури, но и подготовил для Гора сюрприз, который и был преподнесен вице-президенту во время вторых теледебатов. А заключался он в том, что Буш неожиданно взял под защиту соплеменников Саффури.
«Я считаю неправильной политику превентивных арестов лиц арабской национальности на основании неких секретных улик (“Arab-Americans are racially profiled in what’s called secret evidence...”), - заявил кандидат в президенты, - недопустимо задерживать людей в аэропортах только на основании имеющихся в отношении их подозрений. Я поддерживаю предложение сенатора Спенсера Абрахама об отмене использования «секретных улик».
Две недели спустя после этих ремарок American Muslim Political Coordinating Council выступил в поддержку кандидатуры Буша на пост президента США. Поддержка этой влиятельной организации привела к тому, что если летом, согласно опросу одного из наиболее авторитетных исследовательских центров нашей страны – Zogby International, Гора собирались поддержать 56 процентов американских арабов, а Буша всего 24 процента, то в октябре преимущество уже было на стороне губернатора Техаса – 45 процентов против 38. После того как состоялись выборы, цифры арабской поддержки Буша-Чейни оказались еще более ошеломляющими – республиканскому тандему отдали свои симпатии 72 процента арабо-мусульманского избирательного блока!
Сразу же после выборов стало ясно, почему арабы и мусульмане пошли за президентом-электом. Опрос Zogby International продемонстрировал, что поддержка Буша зиждилась на трех китах: обещании отменить «секретные улики» и прекратить дискриминационную, по мнению мусульман, практику досмотра с пристрастием в аэропортах; намек на новые инициативы в решении израильско-палестинского конфликта.
Я думаю, что читателю будет интересно узнать о том, что на следующий же день после вступления Джорджа Буша в должность президента Соединенных Штатов, 21 января 2001 года состоялась весьма важная встреча, в которой приняли участие представители арабского истеблишмента нашей страны и видных деятелей республиканской партии.
«Мы не можем не отметить значительный вклад, который внесли арабская и мусульманская общины США в победу нашего кандидата, - заявил конгрессмен Томас Дэвис, занимавший на тот момент пост председателя Национального комитета Республиканской партии в Конгрессе. - Впрочем, а чему удивляться? Арабская община в целом привержена консервативным ценностям, а не либеральным идеям».
Дэвис вновь поднял вопрос о необходимости прекращения практики арестов и содержания под стражей без суда и следствия выходцев из арабских стран на основании «секретных улик» с последующей депортацией подозрительных личностей на родину.
Стоит ли удивляться теперь словам бывшего советника президента Буша по проблемам борьбы с международным терроризмом Ричарда Кларка, что его предупреждения об угрозе безопасности США со стороны «Аль-Каеды» не были восприняты новой администрацией, а попытки объяснить Джорджу Бушу и его окружению реальную опасность, которая нависла над страной, раз за разом разбивались о стену непонимания. Причем не только в январе 2001 года, когда президент и его команда только принимали дела, но и в августе 2001 года, когда еще существовала хотя бы гипотетическая возможность упредить атаки на Нью-Йорк и Вашингтон.
Да, сегодня поддержка арабами и мусульманами нынешнего хозяина Белого дома не столь высока, как в ноябре 2000 года. Заметим, что пик популярности нашего президента в арабской общине США пришелся на октябрь 2001 года (то есть практически сразу же после трагедии 11 сентября), составив 83 процента!
В настоящее время, по данным Zogby International, за него готовы проголосовать всего 38 процентов американских арабов – вдвое меньше, чем три года назад. Однако эти цифры не столь уж и малы, если принять во внимание события последних трех лет, в частности, принятие антитеррористических законов, сильнее всего затронувших арабов и мусульман нашей страны.
Между тем, считает Джордж Салем, председатель «Арабо-Американского института», в свою бытность являвшегося советником президентов Рональда Рейгана и Джорджа Буша-старшего, у младшего Буша имеются возможности поднять свой авторитет на арабо-мусульманской улице.
«Он имеет два сильных козыря, - считает Салем, - во-первых, именно Джордж Буш стал первым президентом в истории Соединенных Штатов, официально призвавшим к созданию независимого палестинского государства; во-вторых, своими назначениями в администрацию лиц арабского происхождения: министра энергетики Спенсера Абрахама и директора Office of Management and Budget Митчела Даниэлса».
В этой связи нельзя не отметить слова пресс-секретаря избирательного комитета Буша Скота Спанзела. По словам этого господина, которого цитирует «Нью-Йорк таймс», «мы сейчас усердно работаем над тем, чтобы вернуть себе расположение арабского электората».
Трудно сказать, сможет ли преуспеть в этом президент и его команда, но в одном они свой план уже даже перевыполнили – в поступлениях в свой избирательный фонд. Число так называемых «пионеров» и «рейнджеров» арабского происхождения (к первым относят спонсоров, внесших в копилку кандидата 100 тысяч долларов и больше, ко вторым – свыше 200 тысяч долларов) отнюдь не уменьшилось, а даже возросло, несмотря на снижение рейтинга президента на «арабской улице».
Арабское лобби в Вашингтоне не хочет сдавать свои позиции, а на эти цели никаких денег не жалко...