Читатель делится...

Почта недели
№17 (417)

Уважаемая редакция!
Очень внимательно прочитал выступление г-жи Кондолизы Райс перед комиссией, занимающейся расследованием событий 11 сентября. Честно вам признаюсь, меня очень удивили некоторые из ее ответов на задаваемые вопросы, явно свидетельствующие не в ее пользу. Я не предвзятый человек, но судите сами.
Председатель комиссии, г-н Томас Кин, бывший губернатор Нью-Джерси, если не ошибаюсь, республиканец, спрашивает Райс: «Поступала ли к вам до трагических событий 11 сентября информация насчет того, что агенты Осамы бен-Ладена намереваются угнать пассажирские лайнеры и использовать их как орудие своих преступных замыслов?» И что же он слышит в ответ? «Я не помню», - ответила она.
И это сказал помощник президента по национальной безопасности! Не помню, и все тут.
Аналогичная ситуация повторилась при ответе на вопрос другого члена комиссии, теперь уже демократа Ричарда Бен Венисте, который спросил, информировала ли Райс президента Буша насчет активизации сети «Аль-Каеды» в Соединенных Штатах? «Извините, не помню», - ответила помощник по национальной безопасности.
Странно было услышать от нее, что в Белый дом поступало столько разведывательной информации, что трудно было отделить зерна от плевел. Вы удовлетворены таким ответом, господа? Я нет.
Можно по разному относиться к президенту Клинтону, но его помощник по национальной безопасности Сэнди Бергер постоянно общался с Ричардом Кларком, не пренебрегая его мнением. Госпожа Райс поступила с точностью наоборот по совершенно непонятным причинам. Угроза совершения мегатеракта нарастала, а одного из самых опытных в стране экспертов по проблемам международного терроризма фактически низвели на второстепенные роли, практически отлучив от президента. Если отбросить в сторону личные обиды, которыми Кларк мог руководствоваться, описывая в своей книге ситуацию, царившую в Белом доме накануне 11 сентября, его упреки нынешней администрации нельзя назвать придирками. Видный эксперт действительно не понимал, почему он впал в немилость? Может быть из-за того, что слишком докучал Белому дому своими предупреждениями о необходимости сначала разобраться с Бен-Ладеном, а уж затем подумать о свержении Саддама Хуссейна?
Лейтмотив речи г-жи Райс: у нас не было реальной возможности предотвратить теракт. Может быть и не было, но одно ясно: сама власть оказалась явно не на высоте, приложив не максимум, как можно было надеяться, а минимум усилий для того, чтобы не дать мерзавцам совершить самое страшное злодеяние в истории нашей страны.
С уважением, Александр