Вся власть ХАМАСу?

Земля обетованная
№13 (413)

Глядя на все возрастающее влияние ХАМАСа, трудно себе даже представить, что до начала «интифады Аль-Акса» эта экстремистская исламская организация в политическом плане влачила жалкое существование. Некоторые эксперты утверждают, что авторитет ХАМАСа зиждился и продолжает зиждиться в большей степени на его социальных институтах, а не только на террористической деятельности. Вне всякого сомнения, финансирование исламистами школ, больниц, университетов, дешевого жилья для малоимущих и студентов усиливает их позиции на палестинской «улице». Между тем и до осени 2000 года «ХАМАС» не испытывал недостка в деньгах, щедро поступающих к нему из Ирана и Саудовской Аравии.
Однако, повторяю, политические позиции этой организации были довольно слабыми. Во многом, благодаря жестким мерам со стороны арафатовских спецслужб. Общеизвестно, что лидеров ХАМАСа в свое время строго предупредили, некоторых в очень унизительной форме (например, угрожали изнасиловать во время допросов) о том, что их ждет, если они попытаются посягнуть на власть «раиса». Накануне интифады доминирование ФАТХа, организации Ясира Арафата, в жизни автономии было полным и неоспоримым. Создавалось впечатление, что еще немного, и ХАМАС, не говоря уже об «Исламском джихаде», вообще потеряет всякое политическое влияние в палестинском обществе, оказавшись припертым к стенке. Да, понять логику террористов не всегда возможно. Между тем ни Арафата, ни остальных руководящих членов ФАТХа нельзя назвать безумными людьми. Они отлично знают свои интересы и умеют их отстаивать. Давайте согласимся, что Эхуд Барак был куда удобнее для верхушки автономии, чем пришедший ему на смену на гребне разразившегося в 2000 году кровавого конфликта, Ариэль Шарон. Да, Барак вел свою игру, но очень хитрую и осторожную игру, так и не отдав палестинцам ни пяди «контролируемых территорий», в отличие от того же Беньямина Нетаниягу (контроль над Хевроном, соглашение Уайн-Плантейшен), который говорил одно (приятное уху простого израильтянина), а делал совсем другое. И для Арафата дипломатический поединок с Бараком шел только на пользу, он ведь тоже ничем существенным не пожертвовал, одновременно укрепляя свою практически неограниченную власть. Так зачем же была ему нужна интифада? Для подрыва собственных позиций, для того, чтобы ему был заказан путь в Белый дом?
События осени 2000 года очень напоминают мне события в Дагестане, случившиеся годом ранее. Зачем руководству Ичкерии нужно было вторгаться в Дагестан, если через несколько месяцев в рамках Хасавюртских соглашений они могли получить полную или частичную независимость. Даже если они и лелеяли планы зажечь огонь войны на Северном Кавказе, не логично ли было это сделать уже после обретения государственного статуса? Зачем лидеры сепаратистов побежали впереди телеги, дав Путину отличный повод для вторжения в Чечню и фактического дезавуирования Хасавюртских соглашений?
Если называть вещи своими именами, Масхадов, Басаев, Удугов совершили политическое самоубийство. Хотя до сих пор никто толком так и не ответил, для чего им это было нужно.
Но вернемся к Арафату и его команде. По данным опросов, проведенных в автономии в июле 2000 года, раиса сотоварищи поддерживало 42 процента палестинцев, ХАМАС – 11 процентов. Ничтожные 11 процентов!
Сегодня же, по данным Pelestinian Center for Policy and Survey Research, рейтинг ХАМАСа составляет 26 процентов, то есть показатель популярности организации возрос за годы интифады более чем в два раза, зато у ФАТХа картина иная – рейтинг сократился также почти вдвое – до 24 процентов. Вы хотите сказать, что изворотливый, хитрый, лживый диктатор из Рамаллы своими руками сознательно рыл политическую могилу себе и своему родному ФАТХу? Не верится, что старый террорист выжил из ума, по крайней мере, ни в израильских, ни в американских СМИ ему такой диагноз до сих пор не поставили.
Факт усиления ХАМАСа – налицо, с этим, увы, не поспоришь. После объявления Шароном своего плана полного вывода израильских войск из Газы, а также эвакуации находящихся там еврейских поселений лидеры исламистов заявили, что пришло время использовать свою популярность в народе для пришествия во власть. «С монополией на нее арафатовского ФАТХа должно быть покончено», - подчеркнули они.
То, что хамасовцы не станут сидеть сложа руки, стало ясно после убийства одного из наиболее приближенных к «раису» людей, журналиста Халида аль-Зибана, помощника Арафата по проблемам прав человека. Аль-Зибан считался палестинским деятелем умеренного толка. Можно ли назвать его смерть случайной?
«Для умеренных элементов в палестинском обществе становится все более очевидным – идет процесс их оттеснения на обочину политической жизни, - заявил на страницах «Крисчен сайнс монитор» журналист и политолог Саид Газали, - доминирующие позиции в ПА переходят к ХАМАСу». Понимай – к экстремистам.
С Газали можно согласиться, он не сгущает краски. В декабре прошлого года лидеры ХАМАСа фактически сорвали прекращение огня, предложенное премьер-министром автономии Абу-Аллой израильтянам. В феврале нынешнего года, во время обсуждения в Международном суде в Гааге легитимности возведения Израилем «забора безопасности», они ответили отказом на просьбу не проводить никаких вооруженных акций, способных повредить имиджу палестинцев.
«В ФАТХе должны признать нашу силу, согласиться с прошедшими за годы интифады изменениями в политической ситуации как в Газе, так и во всей автономии, - отметил в интервью Quds Press глава политбюро ХАМАСа Халед Машал, - члены этой организации должны не отсиживаться в кустах, а принимать активное участие в борьбе с израильтянами».
В июле 2000 года за подобное общение с представителями средств массовой информации с мистера Машала арафатовские спецслужбы содрали бы три шкуры. Времена изменились.
Изменились они и в Исламском университете Газы, студенческий совет которого полностью перешел в руки «Исламского блока», в котором доминируют хамасовцы. Неудивительно, что это учебное заведение давно уже превратилось в центр по подготовке боевиков «ХАМАСа»: из 130 студентов, погибших при выполнении «боевых заданий» или во время столкновений с израильской армией, большинство принадежали к членам именно этой экстремистской организации. Ее влияние на студенчество вовсе не случайно. Финансовая помощь малоимущим учащимся, например, на оплату жилья, поступает не от администрации Арафата, а из фондов, которыми распоряжается Машал и его соратники из хамасовского политбюро.
То, что ХАМАС завоевывает симпатии не только простых жителей Газы и местного студенчества, но и интеллигенции, подтвердили декабрьские выборы в Palestinian Engineers Association: все девять мест от Газы достались представителям исламистов, и ни одного – кандидатам от ФАТХа. «Произошла маленькая революция», - такую оценку дал этому событию один из руководителей ассоциации Мрхаммед Авад. И в двух словах объяснил, почему местные инженеры поддержали ХАМАС. «Во-первых, от этой организации можно ожидать хоть какой-то рельной помощи, во-вторых, ее представители ведут активную агитацию среди студентов инженерного колледжа Исламского университета».
О том, что ХАМАС способен войти во властные структуры в Газе после ухода оттуда израильтян, говорит и авторитетный израильский политолог Аврахам Села. «В одиночку им пока власть не удержать, - анализирует ситуацию эксперт, - значит они постараются достичь соглашения о ее разделе с местными лидерами ФАТХа. Уход израильтян из Газы позволит ХАМАСу принять участие в непосредственном управлении этой территорией».
С кем же намерены вступить в диалог лидеры исламистов? С самим «раисом»? Вряд ли. А вот с его бывшим фаворитом Мухаммедом Дахланом, возглавлявшим сначала службу безопасности в Газе, а затем и МВД автономии, хамасовцы просто вынуждены будут договариваться. Дахлан продолжает оставаться влительной силой в Газе, имея «под ружьем» несколько тысяч хорошо подготовленных и лояльных ему бойцов.
Давая интервью газете Al Ayyam, Дахлан признал, что ФАТХу придется в нынешних условиях пересмотреть свое отношение к ХАМАСу и, возможно, пойти на сотрудничество. Правда, при условии, что эта организация не станет противопоставлять себя нынешнему палестинскому руководству, состоящему из представителей ФАТХа.
Четыре года назад Дахлан держал Машала и его братию в «ежовых рукавицах», а теперь вот приходится расшаркиваться перед теми, кто еще недавно дрожал перед ним, как осиновый лист...