ТОЛЬКО ПРЯМЫЕ УЛИКИ

Наши соседи: Нью-Джерси
№8 (408)

Все меньше времени остается до начала процесса над бывшей звездой баскетбольной команды «Нетс» Джейсоном Вильямсом, который обвиняется в убийстве водителя своего лимузина Костаса Христофи. Это преступление имело место 14 февраля 2002 года, и на сбор уличающих спортсмена доказательств ушло почти два года. Обвинение и защита уже приступили к отбору 12 присяжных и 4 запасных.
Ну а пока судья Эдвард Колмен, которому поручено вести процесс, выслушивает аргументы обвинения и изучает предложенные прокуратурой улики против спортсмена, решая, какие из них можно будет представить на суд присяжных, а какие нет. Сведения, не относящиеся напрямую к делу об убийстве Христофи и представленные прокуратурой, он решительно отверг.
«Я бы не хотел, - цитирует Колмена «Нью-Йорк таймс», - чтобы у присяжных могла возникнуть неприязнь к подсудимому на основании косвенных улик».
Колмен, в частности, запретил зачитать во время суда историю о якобы имевшем место убийстве Вильямсом своего пса (бывший баскетболист застрелил его, как следует из полученных прокурорами сведений), на чем настаивала Кэтрин Эриксон, помощник следователя графства Хантердон. По ее словам, данный факт может свидетельствовать о том, что смерть шофера была не несчастным случаем, как пытается представить это дело защита, а преднамеренным убийством.
«У нас имеются и другие факты, - заявила Эриксон, - подтверждающие частое обращение подсудимого к оружию, когда он находился в пьяном состоянии».
Она напомнила судье, что и в день убийства Христофи Вильямс принял изрядную дозу спиртного в ресторанчике, где он проводил время со своими приятелями.
Но что же это за случай с собакой баскетболиста, действительно ли он в нее стрелял?
Из документов дела, представленных Эриксон, следует, что за полгода до выстрелов в Христофи, в один из августовских дней 2001 года Вильямс кутил в ресторане с двумя приятелями. Один из них, бывший баскетболист Дуэйн Шинциус временно остановился в поместье своего друга. После пьянки приятели отправились домой. Там Шинциус затеял спор с Вильямсом, что сможет схватить его ротвейлера за задние лапы и выбросить из дома. Вильямс заявил, что этого не случится, и предложил поспорить на 100 долларов. Увы, но собутыльник свое слово сдержал, схватил пса за задние лапы и выволок его на крыльцо. Взбешенный покладистостью собаки, Вильямс схватил пистолет и двумя выстрелами уложил ее. Затем, перезарядив орудие, он натравил его на Шинциуса, заявив тому: вот тебе 100 долларов, но чтобы пса не было на крыльце или ты сейчас последуешь за ним.
Вся эта история не была рассказана следователям самим Шинциусом, о ней они узнали из анонимного письма, посланного в прокуратуру.
Эриксон представил судье Колмену и другие доказательства, свидетельствующие, что бывший игрок «Нетс», напившись, позволял себе «поиграться» с оружием.
«Эти факты, по нашему мнению, опровергают версию защиты, что гибель Христофи стала трагическим инцидентом, - подчеркнула Эриксон, - и мы бы хотели ознакомить с ними присяжных».
Однако судья Колмен, как мы заметили выше, отклонил это требование, согласившись с доводами адвокатов Вильямса. На его точку зрения не могли не повлиять вердикты апелляционных судов штата, в которых его коллеги указали на нецелесообразность принимать к сведению факты из жизни подсудимого, свидетельствующие, что он мог в принципе совершить преступление.
«Вам ни к чему использовать косвенные доказательства, - заявил он Эриксон, - у следствия имеется достаточно прямых улик, в частности показания свидетелей. Если вы желаете обратить внимание на преступную небрежность подсудимого с оружием, то можете проинформировать присяжных о четырех карабинах, обнаруженных в доме господина Вильямса, которые были заряжены».
Прокуроры остались при своем мнении, но с судьей ведь спорить бесполезно...