Кто он, современный первокурсник?

Из штата в штат
№7 (407)

Более тридцати лет, отмечают американские социологи, среди американской молодежи наблюдалась явная апатия, я бы даже сказал больше - антипатия к политике. Никакие кампании, никакие призывы не действовали: большей части молодежи было все равно, кто управляет страной, демократы или республиканцы, какие программы они предлагали, к чему призывали. Очень хочется надеяться, что теперь об этом можно говорить в прошедшем времени.
«Ситуация разительно изменилась, - говорит, не скрывая своего воодушевления, Линда Сакс, профессор Калифорнийского университета (Лос-Анджелес), которая вместе со своими коллегами провела исследование The American Freshman («Американский первокурсник»), - все началось с флоридского пересчета 2000-го года. Интрига тех дней пробудила ребят от спячки, у них вновь начал возвращаться интерес к политическим событиям. Ну и, конечно, трагедия 11 сентября. Молодые люди начали осознавать, что происходящее в мире – самым непосредственным образом может повлиять на всю их последующую жизнь».
Из данных отчета следует, что о своем интересе к политике, желании принимать участие в выборах разного уровня, заявили 34 процента студентов первого курса – огромный шаг вперед, если учесть аполитичность молодежи нескольких последних десятилетий. Этот показатель, надо признать, значительно недотягивает до цифр бурных 60-х прошлого столетия, когда активность студенческой молодежи достигла своего пика: тогда о желании участвовать в общественно-политических процессах заявляли свыше 60 процентов первокурсников. Но в те годы умами значительной части западной молодежи владели такие харизматичные личности, как команданте Че Геварра и философ Герберт Маркузе, чьи идеи будоражили сознание, заставляли задуматься о ценностях капитализма, дали мощный толчок социальному нигилизму и отрицанию буржуазных ценностей. Применением на практике идей Че и Маркузе стали молодежные бунты, прокатившиеся по улицам европейских городов. Мощные антивоенные выступления потрясли и США, где в авангарде юных бунтарей можно было видеть учащуюся молодежь. Вспомним, что дело даже доходило до кровопролитных столкновений с полицией, пример - события в Кентском университете в 1969 году. Неудивительно, что в молодежной среде доминировали идеи так называемых «новых левых».
Так было. Сегодня же, когда мы вновь наблюдаем пробудившийся под влиянием указанных нами событий интерес к политике, о левизне студенчества говорить уже не приходится. Да, среди первокурсников людей, относящихся к либеральному лагерю, все еще больше – 24 процента, но и тех, кто относит себя к консерваторам, немало – 21 процент. Чтобы представить себе изменения, которые мы наблюдаем сегодня среди американской молодежи, вспомним, что в 1971 году к либералам себя причисляли 38 процентов первокурсников, к консерваторам – всего 14 процентов. Сейчас же эти два лагеря численно примерно равны. Большинство же студентов стоят на умеренных позициях, таковых более 50 процентов. К ультралевым, имеются и такие, относят себя 2,8 процента учащихся (в 1970 г. - 2,9 процента), лиц с крайне правой идеологией – 1,6 процента (в 1970 г. - 0,8 процента).
Из исследования калифорнийских ученых следует также, что более 80 процентов первокурсников посещают церковь, синагогу или мечеть.
Если в 1966 году своей основной жизненной задачей 42 процента студентов-первокурсников называли достижение материального благополучия, то в прошлом году эту цель как самую главную поставили перед собой 74 процента молодых людей.
В 1967 году более 86 процентов учащихся заявили, условно говоря, что «они хотели бы так прожить свою жизнь, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы». Сегодня в таком духе высказываются менее 39 процентов молодежи.
Больше заботится молодежь и о своем здоровье. В 1966 году в том, что регулярно пьют пиво и курят, признались соответственно 69 и 15 процентов первокурсников; в 2003 году – 45 и 6 процентов.
Современные первокурсники и в школе, оказывается, учились лучше, чем их родители. У 23 процентов из них средняя оценка была «А», в 1966 году такими результатами могли похвастаться только 7 процентов молодых людей.
«Мы видим, что нынешняя молодежь намного консервативнее поколения своих родителей, - подчеркивает Пол Хьюстон, представитель American Association of School Administration,- кроме того, большинство юношей и девушек явно не желают делать то, что может негативно сказаться на их здоровье».
Вот такой он, первокурсник 2003 года...