ОБОЮДООСТРАЯ КРАСОТА

У каждого свое хобби
№3 (403)

Правду говорят, что любовь и голод правят миром и что началось это не вчера. Однажды, в незапамятные времена, сообразив, что убитого мамонта в пещеру не утащишь, человек отошел в сторонку, подумал и изготовил каменный нож, с которым успешно решал как кулинарные проблемы, так и вопросы чести и справедливости. В бронзовом веке появились железные ножи, а потом и кинжалы. И так случилось, что пути их разошлись. Кинжал стал оружием ближнего боя, нож стал главным на кухне и на охоте. И не то чтобы его не пускали в ход в драках и поединках. Всё бывало. Но различные функции породили разные способы обработки. Кинжал стал обоюдоострым и сходился, подобно пике, на остриё.
Кстати сказать, слово “кинжал” пришло в русский язык из Турции, где его называли ”khanjaar”. Вскоре рукоятки кинжалов начали украшать драгоценными камнями, а лезвия - гравировкой; уже египетские фараоны заказывают рукоятки со священным жуком-скарабеем или изображениями одного из главных богов. Не только для красоты, но в надежде, что боги будут водить твоей рукой, взявшей кинжал в руки. На кинжалах, найденных при раскопках, видны и скарабеи, распростершие крылья, и вязь из иероглифов, опоясывающая рукоятки. Знатные владельцы предпочитали волнистое лезвие, напоминающее текущую цифру “восемь” или змею, которой суеверные египтяне придавали особое значение.
Позже лезвия становятся длиннее и превращаются в короткие римские мечи и кривые оттоманские сабли. Похоже, что историческое время летит так же быстро, как будничное, потому что за последующие сотни лет в оружии рукопашного боя мало что изменилось. И сколько бы ни совершенствовались тараны и стенобитные машины, результат битвы по-прежнему решался в рукопашной. И здесь побеждал не только дух, но и сталь, из которой ковалось оружие. Приходит час Римской империи, и её влияние усиливается, особенно после победы в Первой пунической войне и захвата Греции и Македонии, так что и кинжалы, изготовленные на Балканах, несут на себе значительное влияние римской эстетики. Вскоре самыми знаменитыми оружейниками становятся кузнецы и сталевары из Дамаска. Когда мусульман изгоняют из Испании, Толедо, частично разузнавший секреты дамасской стали от сарацинов и частично дошедший до этого своим умом, становится не только духовным центром Кастилии, но и городом, опередившим всю Европу, исключая разве что германский Золинген, в уровне сабельного и кинжального ремесла. После захвата Испании Наполеоном в 1808 толедская фабрика выпускает до 12 тысяч сабель и кинжалов год, не изменяя старой, проверенной веками технологии. Легко заметить, что во все времена дизайн холодного оружия и кинжалов был впрямую связан с религиозной символикой. Достаточно взглянуть на кинжалы крестоносцев или ритуальное оружие, изготовленное в Китае, где мотив летающего дракона обещает владельцу радость и долгую жизнь. Кинжал и сабля становятся главными атрибутами японских самураев - сёгунов. Наёмные фермеры, избравшие военную карьеру и взятые на службу японскими феодалами в конце XII века, стали элитой, помогающей императорам собирать раздробленную Японию. И хотя слово “самурай» и означало “человек на службе”, они становятся серьёзной политической силой, создав с годами свой кодекс чести бусидо, официально просуществовавший до 1868 года, и свою этику, которая станет опорой для японского национального самосознания. И кинжал, которым самурай, покрывший себя позором поражения или предательства, делал себе харакири, долгое время тоже был символом японской чести.
В XVIII веке всё большую популярность в Европе завоевывают швейцарские кинжалы с сильной крестообразной рукояткой, инкрустированные и прочные, достаточно острые, чтобы перерезать саблю. Тогда же возникает традиция наёмной швейцарской гвардии. Одно время популярность приобретают и кинжалы из Шотландии, которые изготавливают свободолюбивые горцы, не желающие подчиняться Лондону. Зазубренные с тыльной стороны кинжалы, украшенные кельтским орнаментом, часто заменяют местным жителям и меч, и кухонный нож. Часто в ножнах у владельца было еще два отделения для небольшого ножа и двух металлических пик в в виде вилок. Распространившись в Европе, вскоре эти кинжалы становятся частью командирского абордажного оружия на итальянских судах; так рождается то, что сегодня на флоте называют словом “кортик”. В 1798 году Наполеон Бонапарт, высадившийся в Египте и вскоре ставший первым консулом, делает кинжал наряду с саблей ритуальным и парадным оружием. И хотя ещё в 1868 году производство сабельной стали принадлежит машинам, и фабрики Испании выпускают больше 40 000 лезвий в год, наступивший двадцатый век и техническая революция сделали кинжалы оружием бесполезным. Всё чаще оружейники обращаются к производству мирных - кухонных и охотничьих ножей.
Надо сказать, что технический прогресс и дизайн за последние пятьдесят лет многое изменили. Свободный рынок и конкуренция сделали так, что сегодня у человека, решившего собирать ножи и кинжалы, в экспонатах недостатка не будет. Конечно, оригиналы ножей, которым по нескольку сотен лет, – это привилегия музеев и мэтров коллекционного дела. Но сегодняшняя технология позволяют ведущим компаниям воспроизводить оригиналы редких и коллекционных ножей; по заказу клиента или по выбору самой компании наиболее ценные из изделий проходят подлинную инкрустацию, гравировку и золочение. Так что у коллекционера выбор сегодня самый широкий, а информации столько, что впору в ней утонуть. Например, начав собирать итальянские ножи серии Conaz коллекционер обнаружит, что большинство из них носит название географических районов, где их производили; соответственно, география определяла и назначение ножа: с ним ходили на охоту или разделывали рыбу. Дизайну и качеству ножей в Италии всегда придавали значение: еще в 1583 году правитель Флоренции издал правила и стандарты, регулирующие качество и дизайн для выпускающих оружие и под страхом сурового наказания запрещавший ставить высокие клейма на низкопробный товар. Так что лучшие лезвия Сonaz - Hawk - “Ястреб” - ручной заточки можно купить с сертификатом и гарантией качества. Неизменным спросом у коллекционеров пользуются испанские ножи Andujar, соединяющие традиции средневековой гравировки и современного дизайна. Среди прочих дизайнеров в США популярен человек по имени Джим Бови. Именно ему американцы ставят в заслугу создание метательных ножей с широкими лезвиями, завоевавшими популярность у коллекционеров и молодежи. Справедливости ради следует сказать, что еще до американского новатора существовали германские метательные ножи без круглых рукояток, оснащавшиеся маленькими грузиками для стабильности полета. У японцев существовали ножи для метания с рукоятками в форме оперения стрелы, стабилизирующей полёт. Одними из самых молодых производителей являются Южно-Африканская республика и Индонезия. Производители легированной стали в таких странах, как Швеция и Китай, привносят в свои модели выдумку и национальный колорит. Без всякого сомнения, любую коллекцию украсят ножи с тибетским и индийским символами, китайский “летающий дракон”, знаменитый в России финский охотничий нож, японские ножи “хаттори” и экзотические ножи гуркхов из Непала.
За свою короткую по вселенским меркам историю человек создал огромные пласты культуры, накопил традиции, сумев их не потерять и развить. Конечно, маленьким детям не следует разрешать играть с острыми предметами и брать ножи в руки. Но у человека есть одно счастливое свойство: прикасаясь даже к холодной и острой стали, он способен вдохнуть в неё жизнь, так что даже оружие, оказавшись в руках творца, смиряя свои опасные свойства, превращается в предмет высокого ремесла или искусства, доставляющего нам радость.