СТЕКЛЯННЫЙ ДОМ ИЛИ КРЕПОСТЬ?

Военное обозрение
№52 (400)

Тому, кто живет в стеклянном доме, не стоит бить окна у соседа.
Английская пословица

Выступая перед журналистами после подписания оборонного бюджета на 2004 год, президент США Джордж Буш заявил: «Американским вооруженным силам предстоит выполнить великую историческую задачу - победить терроризм... Вооруженные силы США являются стеной между нашей страной и источниками страшной опасности исламского терроризма...»
27 ноября, приехав в Ирак, чтобы поесть праздничной индейки вместе с солдатами , президент подтвердил свою мысль, сказав: «Мы громим террористов здесь, в Ираке, чтобы нам не надо было иметь с ними дело на Родине (выделено мной - М.Ш.)»
В этих высказываниях нашего президента вполне четко выражена его стратегическая концепция борьбы с исламским терроризмом. Во имя выполнения этой концепции проведены две скоротечные военные кампании. Они прошли весьма успешно и привели к падению режимов, которые правили в Афганистане и в Ираке.
Однако же сама стратегическая задача, ради которой американские войска вошли в эти страны, выполнена не была. Молниеносные военные операции не привели к снятию угрозы того, что исламские шахиды снова учинят мегатеракт на американской территории. Пока же американская армия и ее союзники несут непрерывные потери в живой силе и технике, и объем этих потерь растет.
Вместе с тем все острее встает проблема стоимости такой формы борьбы с терроризмом. По данным комиссии Конгресса по ассигнованиям, обе войны обошлись Соединенным Штатам на 1 ноября 2003 года в круглую сумму, превышающую 150 миллиардов долларов. Для сравнения - первая война в Персидском заливе стоила США около 9 миллиардов, остальные расходы были возмещены союзниками по коалиции. Сегодня же наши расходы на две антитеррористические военные кампании возмещать не намерен никто.
Но финансовые потери, судя по всему, растут. Конгресс уже санкционировал на будущий год расходы в 87,5 миллиардов долларов. Из них на восстановление экономики и стабильности в Афганистане и в Ираке - 22 млрд., остальные 65 млрд. долл. - на зарплату военным, их питание, ремонт и замену техники и вооружения, горючее и боеприпасы. Все это - дорого само по себе , но стоимость многократно растет из-за необходимости везти за тридевять земель каждую мелочь. К примеру, ежедневно по Ираку проходит более 30 транспортных колонн, по 35 - 50 большегрузных автомашин в каждой, с предметами снабжения для войск. Только питьевой воды ежедневно привозят из Турции 555 000 галлонных бутылок.
К указанным расходам прибавить необходимо 401 млрд. военного бюджета на будущий год. Выдержит ли такие финансовые нагрузки экономика США, которая не очень-то расцвела после ударов «черного вторника»? Государственный долг уже достигает запредельных значений.
Главное, однако, не в лавине финансовых расходов и даже не во все растущих людских потерях, которые принесли военные кампании в Ираке и Афганистане. Определяющий критерий здесь - насколько они обеспечивают выполнение основной стратегической задачи: громить террористов за пределами США, чтобы не иметь с ними дела здесь.
Если эта задача выполнена, то почему же высшие должностные лица американских спецслужб систематически во весь голос предупреждают: «Аль-Каеда» готовит мегатеракт на территории США, который, возможно, даже затмит трагедию 11 сентября 2001 года». Как ни странно, именно к такому выводу пришло руководство министерства национальной безопасности - день в день, когда президент Буш заявил, что армия в Ираке защищает Америку от террора на ее территории. Так кому же верить?
Национальная безопасность США, как и любого государства, напрямую зависит от таких систем и институтов, как охрана сухопутных и океанских границ, оборона воздушного и космического пространств, деятельности внешней разведки и внутренней контрразведки.
Состояние этих структур детально освещает мой материал под заголовком «Дырявые границы Америки» (РБ № 48 от 20 - 26 ноября с.г.). Само название не вызывает оптимизма. Но существует ли возможность успешно решить задачи обеспечения национальной безопасности нашей страны, превратив ее в неприступную крепость для боевиков изуверского исламского джихада?
ГРАНИЦА НА ЗАМКЕ
Соединенные Штаты граничат на суше с Канадой - 7100 км, включая Аляску и с Мексикой - более 3000 км. Морские рубежи еще протяженней: Атлантическое побережье - свыше 5000 км, Тихоокеанское - около 11 000, включая Гавайи и Аляску.
Естественно, охрана границ такой протяженности - дело сложное и дорогостоящее. Но, если речь идет о возможности проникновения террористов, они должны быть заперты на замок. Ведь по самым приблизительным подсчетам федеральной Иммиграционной службы, в США обитает ныне более 7 млн. нелегалов. Из них около 5 млн. попали в Штаты через границы с Мексикой и Канадой. Однако разделить дело погранохраны с соответствующими службами соседей нереально, и вся тяжесть этой задачи ложится на США.
Поэтому сегодня абсолютно необходимо создание настоящей - военной - погранслужбы, ибо нынешняя подчинена иммиграционному ведомству. Речь, однако, не идет о том, чтобы границы США охранялись так же строго, как в былом СССР, но принцип их охраны, видимо, должен быть аналогичным: сочетание технических средств и систем контроля с патрулированием.
Отдельные участки американской границы могли бы прикрываться техническими заграждениями, остальная протяженность рубежей - контролироваться электронно-оптическими системами. Одной из лучших в наше время систем такого назначения является модульная , которая носит наименование CEDAR и выпускается израильской фирмой «Контрол». Она позволяет одним аппаратом обнаруживать нарушителя на расстоянии до 4 км, днем и ночью в любую погоду, и выйти на его след, даже если он попытается скрыться в море.
Такого типа системы могут быть усилены мощными минами ослепляющего и оглушающего действия, которые к тому же обозначают место нарушения. К этому месту немедленно прибывают группы захвата на вертолетах.
Опыт показывает, что охрана рубежей по такой системе блокирует не менее 95 процентов попыток их нарушения. Безусловно, опытные и подготовленные злоумышленники преодолеют ее. Поэтому обязательным звеном в структуре пограничной стражи должна быть агентурная служба. Ее члены вербуются за рубежом среди жителей приграничных пунктов. Их услуги оплачиваются, и они немедленно сообщают своим резидентам о появлении подозрительных лиц.
Естественно, объем мероприятий такого назначения не может быть осуществлен в короткий срок. Примерные расчеты американских аналитиков отводят на это 16 - 18 месяцев. Они считают, что работы и закупка технических средств обойдется в 6 - 8 млрд. долл. Численность сотрудников погранохраны, по этим же выкладкам, составит не менее 120 тыс. человек. Для сравнения: в России к началу 2003 года погранслужба насчитывала более 220 тыс. человек.
Океанская составляющая американских границ еще протяженней, в отличие от сухопутья они включают множество островов, отмелей и других элементов рельефа, которые серьезно усложняют их контроль и охрану.
Но охрана океанских границ США возложена на силы береговой стражи, подчиненные Пентагону и состоящие из двух флотилий - Атлантической и Тихоокеанской. Однако системы наземного и корабельного контроля отслеживают не более 2 процентов береговой линии. Из двух миллионов контейнеров, привозимых ежегодно, проверяется не более 400 тыс. А ведь в каждом контейнере можно провезти тонны взрывчатки, химического, биологического оружия и ядерную бомбу. В портах на таможенных службах не хватает более 78 процентов необходимой аппаратуры. А имеющаяся в значительной мере устарела. Но главное - катастрофически не хватает хорошо обученных, проверенных и надежных сотрудников. А те, кто работают сегодня, входят в состав персонала частных фирм, что не обеспечивает должной надежности проверок.
Если воспользоваться аналитическими материалами известной фирмы «Рэнд корпорейшн», то число контролеров в американских портах должно быть увеличено, как минимум, в пять раз. Эти специалисты должны являться государственными служащими и оснащаться современными средствами контроля, такими как лазерные голографические приборы FGDA - 12, разработанные в Национальной лаборатории им. Лоуренса, как аппарат NOMADIOS, созданный фирмой, находящейся в г. Стиллуотере (шт. Оклахома). Эта аппаратура позволяет быстро и безошибочно определить содержимое любого контейнера. Более того, желательно, чтобы такие системы действовали и в тех портах, где контейнеры грузятся на корабли или во время их транспортировки.
Кроме того, в связи с растущей угрозой морского терроризма должна быть значительно усилена защита океанских побережий. Имеется огромный опыт развертывания противолодочных рубежей, наработанный во времена «холодной войны». Видимо, с учетом новых угроз такого типа рубежи должны быть восстановлены. А они могут нести баллистические и крылатые ракеты, самолеты с летчиками-камикадзе и другие грозные для мирных американских городов виды поражающих средств.
Однако для того чтобы все эти системы защиты от угроз со стороны океана функционировали, требуется еще установление 100 процентного радиолокационного перекрытия пространства над морем, начиная от береговой черты и завершая океанской 200-мильной экономической зоной.
Естественно, все эти мероприятия потребуют миллиардных вложений для приобретения средств контроля, транспорта и достойной оплаты персонала, который станет профессионально охранять сухопутные и океанские рубежи Соединенных Штатов. Думается, однако, что, сколь бы ни была велика сумма финансирования, она будет меньше той, которую выложили за две военные кампании и продолжают вкладывать в бездонные бочки Афганистана и Ирака, не получая сколько-нибудь реальной гарантии от новых террористических атак.
ЗАКРЫТОЕ НЕБО АМЕРИКИ
Противовоздушная оборона США сегодня насчитывает лишь около 400 перехватчиков Национальной гвардии. В ней напрочь отсутствуют такие обязательные компоненты ПВО, как радиотехнические войска и зенитно-ракетные части. В Америке более тысячи объектов величайшей государственной важности: атомные станции, химкомбинаты, плотины и мосты. Если в результате воздушной атаки они будут разрушены, это может вызвать национальную катастрофу. Тем не менее эти объекты сегодня не защищены от самого элементарного нападения с воздуха.
Все дело в том, что объектовая ПВО как вид этой структуры в США не существует. Видимо, именно поэтому шахиды «черного вторника» выбрали своими целями такие объекты. Парадоксально, хотя прошло после этого более двух лет, но единственный объект, который признан достойным непосредственной защиты от воздушной атаки, это Белый дом. Да и то с этой целью вокруг него развернута лишь одна батарея - 4 зенитно-ракетных установки малой досягаемости типа «Авенджер».
Таким образом, вполне очевидно, что первоочередной задачей является развертывание недостающих компонентов ПВО. В том числе - восстановление радиолокационного перекрытия всей территории США, площадь которой превышает 9 360 000 кв. км. Мероприятие это облегчается наличием развитой сети радаров Федерального управления гражданской авиации. Перекрыть предстоит лишь участки «мертвых» зон, что сокращает время развертывания военных радиолокаторов и расходы на это.
Организация объектовой ПВО напрямую связана с наличием зенитно-ракетных комплексов. По данным справочника «Милитэри белэнс», в настоящее время на территории США имеются лишь войсковые ЗРК, которые находятся в резерве на складах или входят в состав подразделений Национальной гвардии: 420 «Авенджер» и около 200 «Пэтриот» различных модификаций.
Таким образом, вполне реально уже сегодня обеспечить ПВО не менее 200 - 250 важнейших для страны объектов. Потому что все наличные ЗРК мобильны, способны прибыть в позиционные районы и перейти на боевое дежурство буквально в считанные дни. И штатные радары можно включить в зону сплошного радиолокационного поля, а ракеты способны уничтожить любой летательный аппарат, который войдет в район неба над прикрываемым объектом.
Следует, однако, подчеркнуть, что такое «аварийное» развертывание объектовой ПВО является лишь паллиативом создания настоящих зенитно-ракетных сил, прикрывающих все важнейшие объекты и города Америки. Следовательно, предстоит еще вторая очередь создания и развертывания таких средств.
Службы безопасности сегодня сосредоточили все внимание на обеспечении больших аэропортов и авиалайнеров. Однако назрела срочная необходимость надежно блокировать любую попытку угона летательных аппаратов с частных небольших аэродромов и взлетных полос Америки. Таких имеется более 4000, на них базируется от 27 до 30 тысяч самолетов и вертолетов, которые, конечно, не многотонные лайнеры, но в качестве снарядов для разрушения объектов или распыления смертоносных рецептур вполне пригодны.
Для предотвращения их угона необходимо обеспечить полноценную охрану таких аэродромов. Об этом, кстати , не раз велись разговоры, однако, дальше слов дело не пошло. Видимо, ждем очередного удара, чтобы приняться за исправление ситуации.
ВЕЗДЕСУЩАЯ АГЕНТУРА
Прошло более двух лет после трагедии «черного вторника», но ситуация в структуре американских спецслужб изменилась незначительно. Те же лица возглавляют: ЦРУ - Тенет, ФБР - Мюллер. Так же в основе добывания разведданных лежат радиотехнические и электронно-оптические средства. И такое же, как в 2001 году, почти полное отсутствие специальной контрразведывательной службы на территории США.
Потому и неудивительны, пожалуй, продолжающиеся грандиозные провалы ЦРУ: неверная оценка наличия оружия массового поражения у Саддама Хусейна, порочный прогноз развития послевоенной ситуации в Ираке и Афганистане. Проглядели реакцию местного населения на вторжение, возможность организованного сопротивления, переходящего в партизанскую войну.
Причины этих провалов кроются в крайнем недостатке - если не в полном отсутствии - подготовленной и надежной агентуры, внедренной в ключевые структуры наших противников.
О провалах ФБР после «черного вторника» общеизвестно: нераскрытая по сей день «антраксная» атака, малоэффективные поиски «снайперов». Но главное - не раскрыта за два года ни одна «спящая» ячейка или группа, готовящая теракт. Зато предупреждения о безадресных мегатерактах следуют с прискорбной систематичностью.
Ибо ничего, собственно, не изменилось в практике работы главной спецслужбы внутренней безопасности США. Учреждено в ее составе агентство, куда стекаются сигналы добровольных информаторов. Их фиксируют, анализируют и реагируют три тысячи сотрудников. Но в абсолютном большинстве это сигналы от добросовестно заблуждающихся сограждан, которым нечто померещилось.
Не сделано, однако, самое главное - не создана отдельная, независимая от ФБР служба контрразведки, такая, как в России ФСБ, в Англии - MI-5, во Франции - Сюрте женераль и т.д. Об этом пока лишь разговоры идут, а воз и ныне там. Наверное, поэтому и не располагает администрация достоверными сведениями о замыслах террористов.
Ибо отсутствует главный инструмент любой контрразведки, которого не заменит никакая система подслушивания или подглядывания. Таким инструментом является агентурная сеть, внедренная в те общественные, религиозные и этнические структуры нашего общества, которые потенциально могут быть опасными для мира и благополучия государства.
Сегодня такой структурой является исламская диаспора. Никакая политкорректность не должна нам затыкать уши и застилать глаза, если речь идет об этом. Потому что именно она и стала средой, благодаря которой мы получили «черный вторник». А судя по периодически повторяющимся «оранжевым» предупреждениям, число эффективно работающих в ней агентов ничтожно.
Конечно, процесс их внедрения не прост и требует времени, ибо такой агент должен обладать менталитетом араба. В этом отношении огромным опытом обладает Мосад, думается, его специалисты с радостью поделились бы с нашей пока не существующей контрразведкой этим опытом. Но нет сегодня ни контрразведки, ни вездесущей агентуры.
СТРАТЕГИЧЕСКАЯ ОШИБКА
Что бы вы сказали, господа, о футбольном тренере, который на предстоящую игру включил вратаря в нападение, оставив свои ворота на произвол судьбы? Бред, не так ли? Но в общем виде нечто подобное происходит в нашей системе борьбы с исламским джихадом, ибо основная цель его атак - территория США - защищена недостаточно, а борьба с ним идет за тысячи миль от нее.
Используя военную терминологию, можно подразделить структуру исламского джихада на три эшелона. Первый - ударный террористический, в который входят более 20 крупных организаций и множество мелких групп. Второй - базовый. Он состоит из стран, обеспечивающих непосредственно деятельность террористов, снабжая их оружием, разрешая развертывать на своей территории арсеналы и учебные лагеря, прикрывая дипломатически. В него входят Пакистан, Иран, Сирия, Ливан, Судан. Еще недавно - Афганистан и Ирак. Третий эшелон: страны-спонсоры, которые обеспечивают деятельность двух других эшелонов, снабжая их идеями, финансовыми средствами и воспитанными на своей территории шахидами. Этот эшелон возглавляет Саудовская Аравия, входят в него и остальные нефтегазовые эмираты Персидского залива.
Если принять именно такую структуру сил, которые решили уничтожить современное цивилизованное общество, стратегия борьбы с ними определяется сама собой.
Первоочередная задача - надежно обеспечить максимально возможную безопасность США от проникновения и разрушительных действий боевых отрядов первого - террористического эшелона. Проще говоря - превратить Америку в неприступную крепость, не жалея для этого ни сил, ни средств.
Одновременно необходимо принудить власти базовых стран - второй эшелон джихада отказаться от поддержки террористов. Для выполнения такой задачи нет нужды вторгаться на их территорию сухопутными войсками. В США более чем достаточно сил и средств, позволяющих наносить любому противнику нокаутирующие удары. К ним относятся оперативные авианосные группировки, крылатые и баллистические ракеты и стратегическая авиация. Такие удары сегодня не смогут парировать и более мощные страны, чем Сирия, Судан или Иран. В то же время силы, которые наносят эти удары, остаются практически неуязвимыми для ответных действий противника.
Наконец, всеми дипломатическими, экономическими и общественными средствами нужно вынудить страны - спонсоры шахидов прекратить их поддержку, заставить отказаться от программы глобальной исламизации планеты. Такова стратегия, которая, думается, формируется вполне естественно, если здраво оцениваешь сложившуюся ситуацию и комплекс реальных возможностей Соединенных Штатов.
Администрация президента Буша, однако, вполне нормальную стратегию перевернула с ног на голову. Говоря военным языком, она ринулась в наступление на второй эшелон противника, не обеспечив прочной долговременной обороны своего тыла от ударных сил его первого эшелона.
Результат налицо. Хотя и свергнут правивший в Афганистане режим «Талибана», обстановка в этой стране остается крайне нестабильной, талибы и исламские террористы сохранили в ней часть своих баз, страна расчленена на пять этнических регионов, не подчиняющихся центру, гражданская война продолжается, мы несем людские потери, не говоря уже о колоссальных потерях финансовых.
После свержения кровавого режима Саддама Хусейна в Ираке отнюдь не воцарилась стабильность. Страна превратилась в регион, куда слетаются террористы со всей планеты и во взаимодействии с местными исламистами всех мастей развертывают партизанскую войну против оккупантов, в первую очередь - против американцев. В Ираке нет центральной власти, не функционируют промышленность и системы жизнеобеспечения. Страна расчленена по этническим и конфессиональным признакам.
Несмотря на то что две военные кампании уже потребовали колоссального количества средств и принесли немало жертв, можем ли мы сегодня надеяться, что эти кампании подорвали, хотя бы в малой степени, боевые возможности первого - террористического - эшелона исламского джихада, сократив реальность новых мегатерактов на нашей, американской территории? А если нет, то, как говорится, за что боролись? Ведь воевали наши парни в Афганистане и Ираке именно для того, чтобы на их родине не своевольничали изуверы.
Быть может, вышеизложенные соображения покажутся некоторым читателям излишне шокирующими и неверными. Поэтому, позволю себе процитировать недавнее интервью известного американского общественного деятеля, представляющего Нью-Йорк в Конгрессе США с 1992 года, Джеральда Надлера. Цитирую дословно:
«...Иракская кампания обошлась нам сегодня в 160 миллиардов, однако Буш и его соратники не намерены увеличивать расходы на непосредственную защиту страны и наших сограждан... Сейчас террористическая атака может потрясти нашу страну в любом месте и в любое время... Зачем атаковать Америку ракетами с ядерными боеголовками, если ядерную бомбу можно отправить морем в обычном торговом контейнере... Мы должны добиться того, чтобы ни один контейнер не приходил в наш порт без досмотра нашими инспекторами в пункте его загрузки... Вместо того чтобы лишить Иран и «Аль-Каеду» возможности вооружиться атомной бомбой, тратим силы и деньги на обустройство Ирака. Вторжение в Ирак - большая стратегическая ошибка Вашингтона...»


Комментарии (Всего: 1)

Полезная статья.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *