ЭТИ КАМНИ ЗОЛОТА ДОРОЖЕ

У каждого свое хобби
№51 (399)

В 1996 году молодой ученый из Американского космического агентства НАСА Роберт Хагг заинтриговал мир сообщением о том, что, исследуя под электронным микроскопом марсианский метеорит, найденный в Антарктике, он обнаружил следы микробов, которые сходны с существующими на Земле. Космический пришелец по имени “Аллан Хилс 84001”, возраст которого определяется в 3,5 миллиарда лет, относится, по мнению ученых, к раннему периоду существования “красной планеты”, когда там была вода на поверхности , а воможно, и атмосфера. Метеоритов, прилетевших на Землю с Марса, очень немного, да и стран, которые они избрали, всего три: Индия, Франция, Египет. Время от времени о найденных метеоритах сообщают школьники, туристы, фермеры. Иногда при падении пришелец оставляет отпечаток на Земле, иногда вход крупного метеорита в атмосферу, сопровождающийся мощным электромагнитным импульсом, способен отключить свет и электрооборудование в районе падения. И Роберт Хагг сегодня не только обладатель лучшей в мире частной коллекции небесных камней, но и признанный эксперт и фанатичный охотник за ними; его называют “Индиана Джонс метеоритов”. Он был одним из первых частных лиц, купивших камни Луны и Марса. Его экспедиции, что называется, прочесывали Чили, Намибию, Египет, Ливийскую пустыню и Сибирь, ища собственные дороги к возможным находкам. Он посещает аукционы и даёт объявления в Интернете. По сигналу “ падение произошло” он способен лететь хоть на край света. Готовый выйти на контакт с каждым кто считает, что у него в руках метеорит, Р. Хагг выдвигает единственное условие: прислать ему микрообразец для предварительного анализа. Однажды его даже арестовали и пытались упрятать в тюрьму в Аргентине якобы за незаконную сделку. В последние годы некоторые страны объявили метеориты, упавшие на их территории, национальным достоянием, что скорее всего будет мешать попаданию этих источников космической информации в руки учёных. Понимая это, Хагг безвозмездно отдал часть своих экспонатов в институты, музеи и научные центры в разных странах мира.
Большинство людей полагают, что метеориты сделаны из железа, но среди найденных на Земле их всего 10%. В реальности это сплав железа и никеля, осколки, из глубин планет, похожих на Землю, или образования, возникшие при взрыве звезд, которые астрофизики называют суперновыми. Такой сплав, благодаря своей прочности, выдерживает долгое путешествие в космосе и, кристаллизуясь при супернизких температурах, становится непохожим ни на один земной материал, что и помогает его опознать.
Cиликатно-железные “пришельцы” имеют большое число различных включений, таких, как сера и углерод; они легче чистого железа, у них интересная фактура с прожилками, напоминающая микрократеры и пустоты; часто они разлетаются на осколки при ударе о поверхность Земли.
Железокаменные метеориты тоже большая редкость, и паласиты (их разновидность) – самые красивые из всех существующих: Это соединение никеля, железа и оливина – камня, светящегося в тонких полосах и при полировке. Его крупные кристаллы расколотой сферической формы и желто-зеленого полупрозрачного цвета словно притягивают к себе.
Каменные метеориты - самые ценные и самые непрочные, хотя внешне их трудно отличить от земных камней. Cамые старые из них, кондриты, имеют уникальную кристаллическую решетку и могли возникнуть даже до образования планет, более 4 миллиардов лет назад, внутри активного солнечного тумана, становясь частью планет. Позднее, под бомбардировкой извне, камни могли оторваться и путешествовать сотни миллионов лет до падения на Землю, как это и случилось с древними марсианскими камнями.
Сегодня коллекционер хранит свою огромную коллекцию в городе Тусон, Аризона, в сейфе за бронированной дверью с электронными замками и микроклиматом. Роберт Хагг в свои 45 лет живет полной жизнью. Он занимается научной работой, летает на дельтаплане, играет на гитаре. И ждёт вестей, которые, возможно, опять позовут его в дорогу - за новыми находками и открытиями, пока Земля ещё вертится и гости из космоса по-прежнему добираются сюда.